12 июня 1916 года стало переломным для истории России. Империя вышла из мировой войны и сосредоточилась на сохранении расшатавшихся было устоев власти. Революционные движения подверглись серьезным гонениям, династия Романовых сохранила престол. История приняла совершенно иной оборот.

Игровое время: игра приостановлена. Форум остро нуждается в соадмине. Обращаться в гостевую.

Гостевая внешности персонажи сюжет общие вопросы правила акции

Российская империя: новая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Российская империя: новая история » Читальня » Резиденции императорской фамилии


Резиденции императорской фамилии

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Половина императора Николая II и императрицы Александры Федоровны в Зимнем дворце

Последним хозяином Зимнего дворца с декабря 1895 г. по апрель 1904 г. был Николай II. Уехав весной 1904 г. в Царское Село, император в условиях назревавшего политического кризиса так и остался на зиму в Александровском дворце Царского Села. Этот дворец стал новым домом для его семьи и таковым оставался с 1905 г. по 1 августа 1917 г. Таким образом, Зимний дворец служил жилой резиденцией для Николая II почти 9 лет.
Решение о переезде наследника-цесаревича в Зимний дворец его родители приняли еще в начале 1890-х гг. «Мальчик вырос», и петербургский бомонд оживленно обсуждал, какая из европейских царственных невест станет женой российского цесаревича. В случае женитьбы цесаревича его домом должен был стать именно Зимний дворец. В апреле 1894 г. в Кобурге состоялась помолвка цесаревича с гессенской принцессой, тогда же начала стремительно развиваться болезнь Александра III, приведшая к смерти императора 20 октября 1894 г. Погребение Александра III прошло в Петропавловском соборе 7 ноября, а 14 ноября 1894 г. молодой император женился. Церемония бракосочетания прошла в Большом соборе Зимнего дворца. Сначала молодые жили в Аничковом дворце, но уже с весны 1895 г. императорскую половину начали обустраивать на втором этаже северо-западного ризалита Зимнего дворца.   
Руководил работами техник (так именовалась должность Красовского в документах. – И. З.) Петербургского Дворцового управления А.Ф. Красовский. Привлекались и другие профессиональные архитекторы. Например, в документах упоминается архитектор Деграндж, которому выплатили 600 руб. за представленный им «проект убранства спальни и уборной для наследника».
С именем Александра Федоровича Красовского (1848–1918) в Петербурге связано строительство почти трех десятков зданий различного характера. Архитектором Зимнего дворца он стал в 1893 г. и оставался на этой должности до 1898 г. Под его руководством шли все реставрационные и ремонтные работы в императорской резиденции, в том числе Висячего сада и Эрмитажного театра (1894–1897 гг.). Именно он проектировал отделку апартаментов Николая II в Зимнем дворце.
В ходе этих работ А.Ф. Красовский проявил себя как мастер интерьерных решений. Отделка помещений молодого императора была выполнена с использованием различных исторических стилей: кабинет и библиотека были украшены резьбой по красному дереву в неоготическом стиле. Комнаты Александры Федоровны украсили неоклассицистические интерьеры. Малая столовая (Белая столовая) по проекту Красовского была решена в духе рококо. При этом следует иметь в виду, что координировала усилия архитекторов и выступала главным «дизайнером проекта» старшая сестра императрицы Александры Федоровны, великая княгиня Елизавета Федоровна. Именно она принимала все окончательные решения в ходе ремонта императорской половины. В результате господствующим стилем в отделке комнат Николая II и Александры Федоровны стал так называемый английский стиль. Особенностью этого стиля являлось стремление к уюту в викторианском его толковании. В этом не было ничего особенного, если не считать того, что в ходе ремонтных работ полностью уничтожили изысканные интерьеры Брюллова и роскошные, праздничные гостиные Штакеншнейдера. Уют, в представлении Елизаветы Федоровны, тяготел к некоему стандарту, господствовавшему в лучших домах Лондона. Принимая «дизайнерские решения», Елизавета Федоровна отталкивалась от столь привычных нам сегодня интерьерных каталогов. В них содержались не только образцы мебели, но и готовые элементы отделки. Тем самым утрачивался некий эксклюзив, столь характерный для интерьерных решений, реализовывавшихся в Зимнем дворце. Стандарт, даже в сфере уюта, неизбежно диктовался принудительным ассортиментом готовых деталей для архитектора. В результате облик помещений на императорской половине северозападного ризалита полностью изменился. Впрочем, такие метаморфозы залы Зимнего дворца переживали не единожды. И то, что вчера казалось дурным вкусом, со временем становилось вполне приемлемым стандартом, а затем и неким изысканным стилем. Например, столь любимый императорской четой стиль модерн воспринимался в 1920-х гг. как буржуазное дурновкусие. Такое же тогда было отношение и к историзму. В результате единственными залами на втором этаже северозападного ризалита, сохранившими свой облик с 1840-х гг., остались Малахитовая гостиная, Арапская столовая и Ротонда.
В дневнике Николая II за 1894–1895 гг., в котором он прилежно фиксировал все происходившее, нашла отражение «квартирная тема», столь важная для любой молодой семьи. Отметим, что младшая сестра Николая II, великая княгиня Ксения Александровна, вышедшая замуж на полгода раньше брата, к осени 1894 г. уже устроилась на жительство с мужем на одной из запасных половин Зимнего дворца. И старший брат вместе с женой часто навещал их в Зимнем дворце. Итак, немедленно после свадьбы молодая императрица начала решать «жилищный вопрос». 16 ноября 1894 г. она писала своей любимой бабушке – английской королеве Виктории: «У нас здесь (в Аничковом дворце. – И. З.) хорошенькие комнатки, пока наши апартаменты в Зимнем дворце не готовы, и мы не хотим сразу оставлять одну его дорогую матушку…». В этих коротких строках и характеристика настоящего – «комнатки», в которых всю жизнь чувствовал себя очень уютно в доме родителей Николай II, и перспективы на будущее – «апартаменты в Зимнем дворце». После свадебной суеты Николай и Александра впервые предметно осмотрели помещения западного фасада Зимнего дворца 18 ноября 1894 г.: «В 8 ч. поехали обедать вчетвером у Ксении и Сандро. Они замечательно мило отделали свое помещение в Зимнем – бывшие комнаты д. Сергея и Павла». 21 ноября 1894 г. молодые уже специально приехали в Зимний дворец, «где нас ожидала Элла. Обошли вместе и переговорили о всем относительно устройства наших будущих комнат». 1 декабря 1894 г. молодая чета вновь посетила Зимний дворец, «где выбирали образцы мебели и материи для нашей будущей квартиры; затем осматривали тоже мои японские, китайские и индийские вещи». 3 декабря 1894 г. молодая семья отправилась из Аничкова дворца через Фонтанку во дворец Белосельских-Белозерских, где жила с мужем старшая сестра императрицы. Встретившись, сестры поработали с каталогами, выбирая образцы тканей, мебели и прочих деталей интерьера. Николай II записал в дневнике: «Поехал с Аликс к Элле; смотрели разные подробности устройства наших комнат». Хозяйственники, конечно, решали многое, но в таком почти интимном вопросе, как оформление квартиры царя, требовались бесконечные консультации с молодыми супругами. Поэтому 15 января 1895 г. в дневнике появляется запись: «Долго разговаривали со Сперанским втроем и выбирали окончательно образцы материй, ситцев и ковров для наших комнат в Зимнем дворце». Обойдя комнаты второго этажа северо-западного ризалита в ноябре 1894 г., Николай II с женой впервые поднялись на его третий этаж только 7 февраля 1895 г.: «Катались и заехали в Зимний; осмотрели верхние комнаты Папа, кот. Аликс еще не видела». Наверняка молодые супруги зашли и в предполагаемую квартиру Николая II, устроенную на третьем этаже в бывшей квартире г-жи Рорбек. Ближайшее окружение молодой семьи уже с ноября 1894 г. начало заселять квартиры третьего этажа Зимнего дворца. 9 февраля 1895 г. Николай II упомянул в дневнике, что они с женой «заехали в Зимний», где «посетили Е.А. Шнейдер, живущую на самом верху». Госпожа Шнейдер учила русскому языку старшую сестру императрицы и саму Александру Федоровну, поэтому ей и предоставили квартиру в Камер-юнгферском коридоре Зимнего дворца. В зимний сезон 1895 г. император вместе с женой часто бывал у Ксении и Сандро, т. е. великой княгини Ксении Александровны и великого князя Александра Михайловича. В бесконечной суете дел Николай II и Александра Федоровна время от времени возвращались в свою квартиру на втором этаже Зимнего дворца. 26 апреля 1895 г. они «заехали в Зимний, где окончательно решили все в последних подробностях». Поскольку императрица уже была беременна, то «последние подробности» предусматривали и отделку детской комнаты, распределение служебных комнат под обязательно-традиционный контингент нянь-англичанок. Когда в мае 1895 г. молодые покинули Петербург, великая княгиня Елизавета Федоровна продолжила следить за ремонтом императорской половины в Зимнем дворце. Как любящая сестра, она периодически отчитывалась перед императорской четой о «ходе работ». 15 июля 1895 г. Николай упомянул в дневнике: «Пили чай с Эллой и долго разговаривали о наших комнатах в Зимнем». Баронесса С.К. Буксгевден вспоминала: «Императрица была занята проектами реконструкции и оформления Зимнего дворца и Царского Села, которые, как она надеялась, должны были стать ее собственным домом. Совместно с великой княгиней Елизаветой Федоровной, специально приехавшей из Москвы, молодая императрица намечала те преобразования, которые следовало произвести в старом дворце. Мысль о том, что она создает свое собственное, неповторимое жилище, доставляло ей величайшую радость». К осени 1895 г. отделочные работы на втором этаже северозападного ризалита Зимнего дворца подошли к концу. Сроки уже поджимали, поскольку в октябре 1895 г. императрица Александра Федоровна должна была родить своего первенца. В это время молодая семья жила в Александровском дворце Царского Села. 5 октября 1895 г. царь записал в дневнике: «Элла переехала к нам из Большого дворца; она ездила в город осматривать наши помещения в Зимнем, которых отделка близится к окончанию». 23 октября 1895 г. великий князь Сергей Александрович упомянул, что великая княгиня Елизавета Федоровна, приехав в Санкт-Петербург, прямо с вокзала отправилась в Зимний дворец «по делам комнат», и констатировал, что они «недурны». Вскоре после рождения 3 ноября великой княжны Ольги Николаевны в Александровском дворце Царского Села счастливый отец сам «поехал в Зимний, где осмотрел с Эллой наши комнаты, которые почти готовы» (8 ноября 1895 г.). Великая княгиня Елизавета Федоровна очень волновалась, демонстрируя Николаю II результаты своих дизайнерских усилий. Ее муж, великий князь Сергей Александрович, писал тогда своему младшему брату: «… у жены были большие эмоции за осмотр комнат Ники!» 26 ноября 1895 г. в Зимнем дворце состоялось традиционное празднование дня Св. Георгия. После представительской суеты, Николай II впервые «Отдыхал в своих новых и покамест голых комнатах». Впервые после рождения дочери молодые супруги выехали в Петербург 16 декабря 1895 г. Конечно, они посетили Зимний дворец, где молодая императрица наконец увидела комнаты, в которых ей предстояло прожить 9 лет: «Вернулись в наши комнаты; Аликс их еще не видала, и поэтому мы их осмотрели во всех подробностях». Видимо, в эти «подробности» вошел и осмотр самого настоящего бассейна, сооруженного специально для императора на его половине. Бассейнов в Зимнем дворце еще не было. Окончательно молодая семья переехала в Зимний дворец 30 декабря 1895 г.: «Со станции в Питере поехали прямо в Зимний в наши новые комнаты. В библиотеке отслужили молебен, все комнаты, наши и детские, были окроплены. После двухчасовой работы я устроился, и все вещи расставил на места, им соответствующие. Мама и Ксения посетили нас. Много читал. Обедали вдвоем. Вечером еще читал. С удовольствием купался в своей чудесной писсине». Для молодых это было настоящее новоселье. Особенно довольна была Александра Федоровна, скованно чувствовавшая себя в доме свекрови – в Аничковом дворце. 31 декабря 1895 г. царь записал в дневнике: «Оба спали прекрасно на новоселье. Солнце прелестно освещало мой кабинет, пока я утром занимался. В 11 час. поехали в Аничков к обедне; странно себя чувствовать там гостями! После завтрака сошли в наши старые комнаты и выбрали все картины и фотографии и последние вещи, какие еще оставались, для перевозки их тоже в Зимний. Днем сидели у себя и приводили все в порядок. Ксения принесла Ирину к ванне дочки. В 7 1/2 поехали к молебну в Аничков и обедали с Мамá».
Вечером 31 декабря 1895 г., за несколько часов до Нового года, в Зимний дворец принесли поздравительную телеграмму от Сергея Александровича и Елизаветы Федоровны, в которой вновь упоминалось о новом доме царской семьи: «…Целуем трио нежно. Так счастливы, что Вам нравятся комнаты». 1 января 1896 г. молодая семья ответила следующей телеграммой: «От души благодарим и поздравляем Вас. Не насладимся новыми комнатами. Аликс. Ники». Великий князь Сергей Александрович констатировал в дневнике: «…Вот снова ожил Зимний – дай Бог, в добрый час». Так началась семейная жизнь Николая II в Зимнем дворце.
http://s7.uploads.ru/8TFrn.png
План северо-западного ризалита Зимнего дворца

В ходе ремонтных работ, проведенных в 1895 г. на втором этаже северо-западного ризалита, сформировались две императорские половины.
http://s2.uploads.ru/1j452.jpg
Спальня Николая II и Александры Федоровны (зал № 184)

Пожалуй, впервые со времени Александра I обе половины царствующих супругов разместились вплотную друг к другу. А с учетом особенностей личной жизни Александра I, половины Николая II и Александры Федоровны фактически стали одной большой семейной «квартирой». Даже спальня, вопреки традиции, у них была одна с большой двуспальной кроватью.
Половина Александры Федоровны в Зимнем дворце включала комнаты, отделанные в неоклассицистическом стиле Людовика XVI: Первая (№ 187) и Вторая (№ 188, Серебряная) гостиные, отделанные в стиле ампир и примыкавшие к Малахитовой гостиной, Спальня (№ 184), Уборная (№ 183, Будуар) и Угловой кабинет (№ 185).
Одна из гостиных Александры Федоровны получила название Серебряной (№ 188). Мебель, стоявшую в гостиной, стулья, кресла и столы в классическом стиле, изготовили по чертежам архитектора Набокова. Мебель эта уцелела.
Серебряная гостиная Зимнего дворца получила свое название по той мебели, которой была обставлена гостиная. Мебель из березы, декорированная серебром, прекрасно сочеталась с чинцем, обтягивавшим стены. Это была идея великой княгини Елизаветы Федоровны, настоявшей на широком использовании вощеного ситца вместо привычного шелка. Именно чинцем обтянули супружескую Спальню императорской четы. Такой вариант тогда справедливо считался более гигиеничным. В царской семье этому уделялось большое внимание, в том числе и потому, что в семье не собирались ограничиваться одной дочерью.
http://s3.uploads.ru/I5eMj.jpg
Угловой кабинет императрицы Александры Федоровны (зал № 185). Фото 1900 г. В этом кабинете находилась горка, в которой хранились 10 пасхальных яиц фирмы К. Фаберже

Как это ни удивительно, но мебель Серебряной гостиной отчасти дошла до нашего времени. В 1920-х гг. мебель продали как не имеющую художественной ценности финскому предпринимателю, который вывез гарнитур в Хельсинки и распродал отдельными вещами. В 1996 г. эта мебель «всплыла» на одном из аукционов в Финляндии. Конечно, имелись утраты, конечно, мебель перетянули, но это был оригинальный гарнитур, созданный специально для Серебряной гостиной императрицы Александры Федоровны.
Комнаты Николая II, в основном выдержанные в аристократически темных тонах, включали стандартный, отработанный веками набор помещений: Адъютантскую, Бильярдную, Библиотеку, Первую и Вторую проходные комнаты, Кабинет и Уборную с бассейном. Из интерьерных решений 1894 г. до нас с незначительными потерями дошла только Готическая библиотека Николая II и Малая столовая, являвшаяся «звеном», соединяющим покои императора и императрицы.
http://s3.uploads.ru/Z72nQ.jpg
Серебряная гостиная императрицы Александры Федоровны (зал № 186)

Когда в 1920-х гг. по этим комнатам проводили экскурсии, то перед экскурсоводами прямо ставилась задача высмеивать «мещанство, господствующее в убранстве покоев бывшего императора». Именно эта идеологическая задача вплоть до конца 1920-х гг. спасала покои от уничтожения. Примером такого «идеологического подхода» является следующий пассаж, довольно типичный для музейной фразеологии того противоречивого времени: «Теперь эта серебряная гостиная – одна из самых возмутительных по убранству, по своему мещанству, по полному отсутствию даже намека на какой-либо художественный вкус комнат половины бывшей царицы Александры Федоровны, со стоящим посреди комнаты диваном со вделанным зеркалом, долженствующим изображать поверхность озера, и на этом зеркале стояла фигурка лебедя. Осматривая эту комнату, нужно иметь в памяти описания малиновой гостиной, сделанной во вкусе Возрождения, исчезли две комнаты – будуар и цветник, вместо них появился чудовищный монстр – кабинет Николая II». Примерно так же характеризовалась и готическая библиотека Николая II. Сегодня же искусствоведы считают, что готическая библиотека царя «относится к лучшим помещениям подобного типа, созданным в конце XIX в…».
http://s6.uploads.ru/EqpyG.jpg
http://s6.uploads.ru/V4ceM.jpg
Будуар императрицы Александры Федоровны (зал № 183)

Почти квадратный в плане просторный интерьер Библиотеки освещался тремя окнами, обращенными к Адмиралтейству. В ее отделке использовали мотивы резного готического орнамента – стрельчатые арки, прорезные трилистники, четырехлопастные розетки. У северной стены устроили узкую двухмаршевую лестницу на хоры Библиотеки. Для просмотра книг возле шкафов поставили три больших стола со стульями, выполненными в готической стилистике. Имелись в библиотеке и уютные кресла.
Возможно, для интерьера библиотеки использовали купленные лично царем в 1893 г. в Лондоне четыре стула и два кресла в стиле «Empire». Пригодились для императорской спальни и два матраса, «покрытых непромокаемою материю». Вся эта мебель, выбранная царем в Англии, обошлась ему в 90 фунтов стерлингов и 10 шиллингов. На этом ремонты на императорской половине не закончились. Со временем жизнь молодой семьи в Зимнем дворце устоялась. Конечно, кое-какие неизбежные изменения в комнатах происходили. Например, в 1896 г. императрица Александра Федоровна приобрела на выставке Общества русских акварелистов 16 картин. Возможно, какие-то из купленных картин украсили ее комнаты в Зимнем дворце. Но больших интерьерных перемен в царских комнатах не было. Тем не менее в 1902–1904 гг. Николай II принял ряд интерьерных решений.

http://s6.uploads.ru/OPoeH.jpg http://s2.uploads.ru/cbWGL.jpg
Кабинет Николая II. Фотография К.К. Кубеша. 1917 г. (Зал № 181)

Николай II, отдавая соответствующее повеление, продиктовал целый список необходимых изменений: «1. В Концертном зале материю на мебели, на портьерах и на панно, на которых навешены блюда, переменить. Образцы материй Императорское Величество изволили утвердить; 2. Гардеробную комнату Его Величества перенести в гардеробную императора Александра III в 3-м этаже, а нынешнее помещение приспособить для дежурного камердинера; 3. Комнаты на антресолях, которые заняты поднянями, обратить в гардероб для августейших детей, а для поднянь отвести помещения, занимаемые дежурными офицерами Конвоя Его Величества, что на 4-й Запасной половине; 4. В 3 этаже Кабинет Александра III обратить в спальную комнату, для чего подобрать мебель и материю и образцы представить на Высочайшее утверждение; 5. Фарфоровый музей перевести в Эрмитаж <…> 6. Бильярдную комнату Императора Александра III в 3-м этаже отделить коридором, чтобы в ней устроить людскую для № 8 камер-юнгферского коридора; 7. Гобелен, поднесенный Ея Величеству покойным президентом Французской республики Фором, приказано было в феврале 1900 г. поместить в Зимнем дворце или Эрмитаже <…> 8. Подношения, сделанные Его Императорскому Величеству во время последнего путешествия во Францию, сдать в Эрмитаж, кроме бюста Его Величества и 4 гобеленов. Поместить в комнатах на 7-й запасной половине». Кроме этого, предполагалась переделка фойе Эрмитажного театра по проекту архитектора Л. Бенуа. В документе, датированном 16 апреля 1902 г., подчеркивалось, что, согласно высочайшему повелению, к работам «приступить немедленно и закончить к осени…».
В этом документе обращают на себя внимание несколько позиций. Во-первых, появление этого распоряжения связано с тем, что в семье Николая II к апрелю 1902 г. родились уже четыре девочки. И тогда, в апреле 1902 г., императрицы ждала пятого ребенка. Тогда еще никто не знал, что летом 1902 г. лейб-акушер императрицы проф. Д.О. Отт диагностирует замершую беременность. Во-вторых, половина Николая II начала постепенно распространяться на третий этаж, занимая комнаты Александра III. В-третьих, кабинет императора Александра III распоряжением царя обратили в спальню. Известно, что у супругов с декабря 1895 г. спальня в Зимнем дворце была общей. К 1902 г. царь, видимо, счел необходимым оборудовать для себя запасное помещение на случай семейных сложностей. Добавим попутно, что именно эту спальню в июле 1917 г. занял А.Ф. Керенский. Поэтому, если быть точным, демократический премьер спал на царской кровати в запасной спальне Николая II. Что касается распоряжения Николая II о переводе Фарфорового музея в помещения Императорского Эрмитажа, то это повеление немедленно выполнили. В мае 1902 г. техник Дворцового управления барон Тизенгаузен представил проект и смету на «превращение Фарфорового музея в 1–2 квартиры». В результате в новые комнаты провели электричество, установили умывальники и ватерклозеты «с прокладкою труб». В переоборудованной и разгороженной под две квартиры бильярдной Александра II пробили новое окно. Упомянем и о том, что в мае 1895 г. в Зимнем дворце, на первом этаже северо-западного ризалита, поблизости от Иорданского подъезда, разместили Канцелярию императрицы Александры Федоровны. Надо сказать, что тогда многие службы Зимнего дворца вынужденно «уплотнились». Это было связано с тем, что во дворце потребовалось множество помещений для размещения подразделений личной охраны императора. 17 апреля 1904 г. семья Николая II навсегда покинула Зимний дворец, переехав в Царское Село. Это был плановый весенний переезд на дачу. Тогда хозяева Зимнего дворца еще не знали, что из-за волнений, возникших в конце 1904 г., они уже не вернутся обратно.
Императрица Александра Федоровна и Николай II так и не полюбили свой дом в Зимнем дворце. Огромный дворец как-то не лег им на душу. Зато оба были привязаны к Александровскому дворцу в Царском Селе. Видимо, поэтому до нас дошло так мало фотографий, сделанных в Зимнем дворце в царской квартире.
После 1904 г. комнаты семьи Николая II законсервировали. Всю мебель покрыли чехлами, как и картины на стенах. Но при этом драгоценные десять пасхальных яиц работы мастеров фирмы К. Фаберже так и остались стоять на полках горки в Угловом кабинете императрицы Александры Федоровны.
Последний раз косметический ремонт проводился в комнатах царской семьи в 1911 г., когда на весьма скромные 1500 руб. отремонтировали «помещения Их Величеств, августейших детей и комнат императора Александра III».
6 января 1915 г. в Зимнем дворце состоялся последний высочайший выход в честь дня Богоявления – последняя церемония торжественного Водосвятия на Неве. В августе 1915 г. Николай II и Александра Федоровна ненадолго посетили Зимний дворец, в Белом зале которого проходило первое заседание Особого совещания по обороне государства. На следующий день император покинул Зимний дворец и отправился на фронт, в Ставку Верховного Главнокомандующего армии. Тогда же было принято решение об организации в Зимнем дворце госпиталя под патронажем наследника-цесаревича.

И.В. Зимин. Зимний дворец. Люди и стены. История императорской резиденции.

0

2

*все материалы про Александровский дворце взяты с данного сайта - Энциклопедия Царского Села

Александровский дворец в царствование Николая II

14 ноября 1894 года состоялось бракосочетание Николая II и немецкой принцессы Алисы Виктории Елены Луизы Беатрисы Гессен-Дармштадтской, после принятия православия получившей имя Александра Федоровна. Молодые прожили неделю в Петербурге, в Аничковом дворце, а уже 22 ноября приехали в Александровский дворец. В своем дневнике Николай сделал запись: «Странно было провести ночь в спальне дорогих папа и мама, в которой я родился... Я живу в своих старых комнатах, а моя Аликс - в комнатах мама. Словами не описать, что за блаженство жизнь вдвоем в таком хорошем месте, как Царское».

http://s6.uploads.ru/t/XvUlN.jpg

Николай II, по-видимому, рано задумал сделать Александровский дворец (в котором он родился) своей главной резиденцией. Работы, связанные с пребыванием Высочайшего Двора в Царском Селе, начались еще в декабре 1894 г. Была создана специальная комиссия. Архитекторам, инженерам и рабочим предстояло обновить среду обитания для царской семьи и Двора - сам дворец, парки и кварталы дворцового ведомства - на современном уровне. Предполагалось, что организацией работ и контролем за их проведением должны будут заниматься архитектор Дворцового управления Александр Фомич Видов и его помощник Александр Робертович Бах. В Александровском дворце при А.Ф.Видове был произведен ремонт паркета, обивки и отделки стен и потолков, дверей, заменен ковер в молельной комнате. Бах в это время занимался ремонтом Большого Екатерининского дворца. В ночь с 1 на 2 января 1896 г. архитектор А. ф. Видов умер. В рапорте министру Двора В. Б. Фредериксу начальник Царскосельского управления В. Е. Ионов просил ввести в штат должность еще одного архитектора, первым назначив Александра Робертовича Баха. На эту просьбу было получено Высочайшее соизволение. В ответном письме 15 марта 1896 г. Фредерикс сообщает, что Государь утвердил вторым архитектором при управлении С.А. Данини. Указы о назначении Данини и Баха были подписаны одновременно 17 апреля 1896 г. Старшинства между архитекторами определено не было, но были подробно разделены их обязанности. В ведение Данини переданы Александровский дворец, парки со всеми парковыми постройками, квартал, прилегающий к Садовой улице и Певческому переулку («Певческий квартал»), дом придворно-служащих на углу Церковной и Средней улиц, водонапорные башни и Знаменская церковь. На этом поле деятельности Данини и трудился до февраля 1917 года. На протяжении всей своей деятельности в Царском Селе Данини периодически возвращался к работам в Александровском дворце, куда его призывали венценосные заказчики. Признанный лидер академической школы, он стремился к красоте архитектуры, понимая вместе с тем ее неразрывное единство с пользой и прочностью. Комфорт, удобная планировка, продуманное применение новых технических, конструктивных достижений и строительных материалов являются достоинствами едва ли не всех произведений зодчего. В Александровском дворце Данини модернизировал санитарно-техническую службу, усилил пожарную безопасность здания, заменив деревянные стропила на железобетонные, и т. д. Среди введенных по его инициативе технических новшеств:
• пароводобетонное отопление и вентиляция по системе инженера-техника В. Я. Яхимовича;
• проекционные киноаппараты для показа научно-популярных и развлекательных фильмов детям;
• устройство холодильников, охлаждаемых льдом без применения машин и холодильных камер по системе «Пот-гоф»;
• устройство генерально-газового двигателя,
• экономических кухонных плит и несгораемых шкафов;
• оборудование механической паровой хлебопекарни по системе Вернера и Порлейдера;
• применение бетонитового камня для профилактики пожаров.
Данини существенно модернизировал интерьеры кабинетов и личных комнат императорской четы:
• зимой от окон в них поступал теплый воздух, так как между рамами были установлены электрические обогреватели;
• помещения были телефонизированы шведской коммутаторной системой, которая обслуживала всего 50 номеров (между этажами и службами с комнатами гувернеров, прислугой, гаражом, кухонным корпусом) и исключала возможность прослушивания;
• в 1899 году во дворце начала работать первая гидравлическая подъемная машина - говоря сегодняшним языком, лифт - для связи половины императрицы с детскими комнатами.

http://s7.uploads.ru/vxq7r.jpg

В отделочных работах в исторических залах архитектор демонстрировал убежденную приверженность к использованию природных материалов - естественного камня, кирпича, терракоты, майолики, дерева. Все работы в залах дворца архитектор согласовывал с императором и проводил под наблюдением императрицы, которая с любовью благоустраивала свой дом. Его самый ранний проект дворцового интерьера — Готический кабинет, составленный в апреле 1896 г., не был реализован.
Часть левого корпуса дворца, получившая наименование Английской запасной половины и своими окнами выходящая на эспланаду, была заново отделана в течение весны и всего лета 1896 года, одновременно с постройкой дворца Бориса Владимировича под руководством архитектора англичанина Шернбурк лондонского торгового дома Maple. Дядя Николая II, Владимир, будучи в Париже, увлекся английским стилем и заказал постройку коттеджа для своего сына, соблазнившись дешевизной; при этом, рассказывают, он полагал, что постройка дома исчисляется в 100.000 франков, в действительности же оказалось — в 400.000 фунтов стерлингов, что, разумеется, скорее было дорого, чем дешево. Во время постройки дворца для Бориса Владимировича царица Александра Федоровна поручила той же фирме отделать апартамент в Александровском дворце для Сергея Александровича и его жены Елизаветы Федоровны. Тогда английские мастера на потолки, покрытые росписями, наклеили анаглипту. В то же время двери из карельской березы подняли во II этаж в угловую гостиную, названную потом, благодаря этому, карельской и дополненную шкафами, сделанными по рисунку С. А. Данини взамен книжного шкафа красного дерева, отделявшего коридор. В той же угловой нашли приют камин (вместо фарфорового) и камин-печь, а также люстра стиля Empire, канделябры и стенники, вытесненные из 1-го этажа модным производством. Соседняя с угловой гостиной комната по южному фасаду также украсилась камином снизу. Последние работы произведены также по указанию царицы и в том же 1896 году. Годом позднее в угловой комнате настилается паркет сначала столярным мастером Алексеевым, а потом, вследствие его неисполнительности, фабрикантом Н.Ф. Свирским. Н.Ф. Свирский привлекается и к меблированию Александровского дворца и поставляет разнообразные предметы, созданные по желанию коронованных заказчиков. Так, по воле Александры Федоровны мебель для спальни и дамской уборной в царскосельском дворце была выполнена из мореного дуба «по привезенным Ее Величеством из-за границы образцам и эскизным калькам». За эту работу фабрикант получил большой гонорар — 4000 рублей. В 1890—1900-х годах фабрика Свирского поставила в Александровский дворец еще несколько комплектов мебели: столики «резного золоченого дерева» и большой диван в «стиле Людовика XVI» для Угловой гостиной, киот для спальни старших княжон (возможно, по рисунку С. А. Данини), мебель с окраской и позолотой для Портретного зала. Для этого парадного интерьера столичный мебельщик изготовил шесть стульев «резного золоченого дерева, в стиле классицизма, подражание стульям Jacob», являющихся своеобразной вариацией стульев Ж. Жакоба из Арабескового зала царскосельского Екатерининского дворца, перенесенных в Александровский по желанию Николая II и Александры Федоровны.
Традиционно августейшие особы занимали западный флигель. В царствование Николая II здесь располагались покои его матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Собственные же покои новой императорской четы  решено было устроить в противоположном, восточном флигеле. Николай решает приспособить восточный флигель Александровского дворца под личные апартаменты: для себя и жены в первом этаже, а для будущих детей - во втором. Жилые комнаты Александровского дворца для императорской семьи создавались в два этапа  - в 1890-х и 1900-х годах; долгие годы их отделка и убранство не менялись. Личные комнаты шли от I подъезда и оканчивались двусветным Концертным залом, самым большим и, возможно, самым красивым парадным помещением. Когда в 1896 г. они были признаны недостаточными для постоянного пребывания императорской семьи, залом было решено пожертвовать, сделав перекрытия и продолжив коридор до Угловой гостиной и библиотек. Первые чертежи нового устройства личных комнат подписаны Данини 17 апреля 1896 г., в день выхода приказа о его назначении. На изготовление такого проекта нужно было время и знакомство с дворцом — ясно, что эту работу Данини начал заранее. Осенью 1896 г. отремонтированы были угловые комнаты в верхнем этаже левого флигеля (бывшие комнаты августейших детей). В частности, шкафы красного дерева заменены шкафами карельской березы, снова входившей в моду. Эти работы стоимостью 5000 рублей производил Данини. В июле 1897 г. осуществлена подводка потолочных балок вместо сгнивших над Собственными комнатами. В 1897 году цоколь дворца, ввиду неудовлетворительного его состояния, окрашивается по способу Шмелинга за объявленную им цену 4 рубля за квадр сажень, а на более видных местах, «с отделкой под линейку», по 6 руб. за квадр. сажень. В 1895 г. Государь повелел было переместить кухню из кухонного флигеля в подвал дворца. Тогда эта работа не была сделана, а в 1897 г. - была оставлена сама идея перемещения кухни во дворец, и Данини было поручено представить сметы на устройство тоннеля («подземного хода» для подачи горячих блюд), ведущего из кухонного флигеля в подвал дворца. В 1897 году С. А. Данини тоннель был построен. До этого времени сообщение с кухней совершалось по открытой панели, выход на которую из подвала дворца находился под угловой гостиной Александры Федоровны и, таким образом, вся переноска приготовленного на кухне производилась перед окнами ее комнаты. Кроме обыкновенного, во дворце имелся специальный пожарный водопровод. В наружной линии он располагался двенадцатью пожарными колодцами, размещенными вдоль наибольших фасадов. Во время пребывания двора несли непрерывное дежурство во дворце семь пожарных, из которых один назначался старшим или разводящим. Их караульное помещение находилось в подвальном этаже, пост же — на чердаке. Выполняли его всегда двое, так как оставаться там по одному боялись. Смена производилась через восемь часов одновременно со всеми часовыми, после чего двери чердака разводящим запирались. Обязанность дежурных заключалась в постоянном обходе чердачных помещений, особенно загроможденных в этом дворце горючим материалом. Пожарная сигнализация системы Сименс и Гальске была установлена в Царском в 1897 году. Ограда Александровского парка в царствование последнего императора регулярно укреплялась, высота ее увеличивалась, к ней приделывались сетки против бродячих собак. В 1898 г. по проекту Данини были сооружены металлические ворота для въезда во дворец, которые и сейчас украшают Дворцовую улицу в том месте, где в нее упирается Малая. Существует три варианта проекта этих ворот, один из которых был Высочайше утвержден 30 мая 1898 г. Также по рисунку Данини, утвержденному Николаем II 30 мая 1898 г., исполнены фонари по сторонам I и IV подъездов. Летом 1898 г. был заменен искусственный мрамор в Полукруглом зале, а в 1899 г. то же сделано в бывшем Биллиардном и Портретном залах. Тогда же в вестибюле I подъезда столярные перегородки заменены штукатурными с устройством антресолей в боковых помещениях около лестниц, а в коридоре сделан лифт на второй этаж, около дворца построен теплый домик для собак. В 1902 году концертный зал был перестроен по проекту архитектора Р. Ф. Мельцера, заказы исполнялись на фабрике его брата, придворного поставщика Федора Мельцера. Новые помещения получили отделку в стиле модерн. Первоначальная идея Данини по перестройке Концертного зала Мельцером была развита, но вместо Готического кабинета была устроена односветная Кленовая гостиная императрицы с большой антресолью, общей с антресолью кабинета императора, расположенного справа от коридора. В 1903 году под правой половиной открытого зала архитектором С. А. Данини сделан подвал, а в цоколе под наружным рядом колонн, для его освещения, пробито с одной стороны крыльца четыре окна, и с другой — одно. Гипсовый баллюстрад над домом, не раз возобновлявшийся, заменен в последнее царствование деревянным. Крытую террасу на юго-восточном углу дворца проектировал еще архитектор Видов. В левой анфиладе — Спальня, Сиреневый кабинет и Палисандровая гостиная императрицы, в правой — Столовая (Приемная Николая II), Рабочий кабинет, Уборная императора и другие служебные помещения. Когда же был проведен в 1901—1904 г.г. Орловский водопровод, то, на случай его порчи, архитектором С. А. Данини построен запасный подземный водоем в Александровском парке против Знаменской церкви для снабжения только дворца, через Певческую башню, чистою водою, уже непосредственно доставляемою из каптированных Орловских ключей. Водопроводные линии внутри дворца снабжены шестью водомерами для определения расхода воды отдельно: подъемной машиной царской половины, котельным помещением, той и другой половинами дворца и двумя — линии кухонного флигеля. Ремонты и переустройство других помещений дворца производились почти непрерывно на протяжении двадцати лет. Не все работы по дворцу производил сам Данини. Так, например, при устройстве бассейна в уборной Государя он был только представителем Дворцового управления в комиссии по приемке. Однако даже самые незначительные работы не обходились без его участия, что отнимало массу времени и сил. Парадные комнаты дворца реставрировались Данини постепенно. Обычно дворцовая мебель производилась по рисункам Р. Ф. Мельцера на его же фабрике или дворцовыми мастерскими, но некоторые предметы изготавливались по рисункам Данини. Известны его работы — стулья для Полукруглого зала (1909), шкаф-горка для столовой августейших детей (1913), киот в опочивальне Государя Наследника Цесаревича. Устройство нового отопления и вентиляции повлекло за собой уменьшение свободного пространства в подвальных помещениях. В то же время, количество личных вещей императорской семьи и детских игрушек все время увеличивалось. Данини предложил и в 1903 г. устроил кладовое помещение в правой половине подвала под газоном между колоннадой и самим зданием дворца, для чего этот подвал был углублен, осушен, электрифицирован, в нем было устроено паровое отопление, а сверху иллюминаторы.
В 1897-1903 гг был уничтожен Концертный зал Дж. Кваренги, занимавший всю ширину левого корпуса и на его месте в первом этаже левого флигеля Александровского дворца появились Кленовая гостиная Александры Федоровны и Парадный (Новый) кабинет императора Николая II, а во втором — комнаты детской половины; коридор, разделяющий личные апартаменты императора и императрицы, был продлен до Угловой гостиной.

http://tsarselo.ru/images/photos/16d50d2d0e21e5a206f602d27a2515d9.jpg
Кленовая гостиная Александры Федоровны

http://tsarselo.ru/images/photos/medium/eb7bc8dd181d4368811f188e3f2aacf8.jpg
Парадный (новый) кабинет Николая II

http://tsarselo.ru/images/photos/a17a9c71d39c2584e07b0bb08a3c9092.jpg
Угловая гостиная Александры Федоровны

С 1904 года Александровский дворец стал постоянной резиденцией императора Николая II. Архитекторы Р. Мельцер и С. Данини сохранили принцип анфиладности в расположении жилых комнат; левая анфилада отводилась для покоев Александры Федоровны, правая - для апартаментов Николая II. Организуя жизненное пространство, архитекторы прежде всего заботились о максимальном комфорте. Мебель была расставлена свободно, образуя в каждой комнате несколько самостоятельных уголков. Большое значение придавалось деталям и многочисленным мелким вещицам, заполнявшим полушкафы и этажерки. Эти свидетельства повседневной жизни создавали в личных покоях императорской четы уютную атмосферу, контрастирующую с официальной торжественностью парадных залов.
Неожиданный поворот в истории Александровского дворца случился в 1910-х годах, когда он, будучи местом постоянного проживания русского императора, неожиданно становится новой градостроительной доминантой Царского Села. При закладке неорусского комплекса рядом с дворцом не только изменялось функциональное назначение включенной в черту города за столетие до этого территории Фермского парка, но и осваивались новые пространства на севере, в сторону Кузьминского шоссе. Согласно проектам 1911-1913 годов, на территориях, непосредственно прилегавших к Александровскому дворцу, формировалась совершенно новая для Царского Села архитектурная среда и по функциональной наполненности, и по избранной манере исполнения, которая как нельзя лучше отвечала возможностям и особенностям рельефа. Благодаря этому постройки в неорусском стиле, возводимые рядом со значительными по размерам стилизованными «под готику» отдельными строениями (Бепая башня) и комплексами (Императорская ферма), не представлялись чем-то чужеродным. И если в этом случае играла роль «современность» русских исторических прототипов западным (и те, и другие относились к эпохе средневековья), то столь органичное слияние с образцом строгого классицизма — Александровским дворцом можно объяснить только хорошо выверенным идейным смыслом подобного соседства, нашедшим отражение в совершенно новой для традиции Царского Села градостроительной идее. Впервые в истории Императорской резиденции стоявшему почти на границе города и дворцово-паркового ансамбля Александровскому дворцу придавапось градообразующее значение. Обращенный главным фасадом к открытым, незастроенным пространствам, дворец становился центром, на который ориентировапась новая планировочноя структура северной части, и тем самым ему отводилась роль некой границы между старой и новой средой. Пространство за колоннадой становилось своеобразной смотровой площадкой, с которой открывался вид на собравшуюся у стен дворца — обиталища русского монарха, Святую Русь, что 300 лет назад благословила восшествие на престол первого царя из рода Романовых. Подобное впечатление создавалось путем использования при проектировании исторических прототипов, существовавших в разных частях обширной Российской Империи.
В самом дворце также продолжались работы по его обустройству. В 1913 году было принято решение об устройстве еще одного лифта. Лифтовое оборудование и кабина были заказаны заводу Сан-Галли, который обязался исполнить заказ к 15 ноября. Кабина размерами 52 х 33 дюйма и высотой 7 футов с роскошной внутренней отделкой из полированного дерева и кнопочной системой управления была рассчитана на трех человек без провожатого. Испытания (12 декабря) были проведены успешно, но потом машина отказывалась работать, кнопочная система не действовала. Следующие восемь месяцев прошли в ремонтах и новых испытаниях, которых насчитывалось двенадцать. Завод пытался сваливать вину на строителей (сила тока, по их мнению, терялась в проводах, изначально уложенных в сырую штукатурку и от этого поврежденных). В августе 1914 г. начальник Дворцового управления князь М. С. Путятин пишет в администрацию завода гневное письмо: «Устанавливаемая Вами машина продолжает до сих пор останавливаться на полпути, признавая ее использование недопустимым, требуем немедленно убрать машину и заменить ее гидравлической, как в Большом дворце». В результате договорились все исправить до 15 сентября, с того времени сведения о неисправностях отсутствуют.
Также в 1913 году Данини оборудовал во дворце кинематографическую будку. Для этой цели была уменьшена бывшая ванная комната Александры Федоровны (супруги Николая I) и Марии Федоровны, часть ее была отделена перегородкой, а в стене сделано отверстие, выходящее в правый угол Полукруглого зала. Переносной экран ставился по диагонали зала, ближе к окнам. В последний раз Государь смотрел кинематографическое представление 19 февраля 1917 г.

Описания комнат. см. в сообщениях ниже:
1) Парадные комнаты
2) Личные комнаты императорской четы
3) Детская половина на втором этаже
4) Остальные комнаты и кухонный корпус

0

3

Парадные комнаты

Залы Парадной анфилады располагались вдоль садового фасада дворца. Только в этих помещениях творчество Кваренги, за мелкими исключениями, осталось нетронутым. Залы поражают богатством архитектурной мысли, строгой продуманностью и разнообразием деталей. Ограничив себя только двумя цветами - желтым (колонны) и белым (стены) - Кваренги добился впечатления величественности, блеска и парадной торжественности.

http://s3.uploads.ru/2CL7h.jpg
Парадная анфилада

1) Полукруглый зал
В центре анфилады находился зал, разделенный на три части широкими арками. Средняя его часть получила название Полукруглого зала, к которому с восточной стороны примыкал Портретный, а с западной - Бильярдный (Мраморный) зал. Средний зал парадной анфилады служил для приема различных депутаций. В зале два больших полотна худ. Айвазовского: „Буря под Евпаторией", и „Вид Константинополя". В 1909 году «...Государыня Императрица Александра Федоровна изволила выбрать рисунок, отмеченный красным крестом, и приказала сделать по нем стулья для столов в круглом зале Александровского дворца», где обычно собиралось семейство во время парадных завтраков. 48 буковых стульев, покрытых эмалевой краской и украшенных позолоченным ампирным декором, были изготовлены по рисунку архитектора Данини на фабрике Ф.Ф.Мельцера. Появление этих предметов в одном из самых нарядных залов дворца не только свидетельствовало о модном ретроспективном направлении в русском искусстве 1910-х годов, но было продиктовано внутренней архитектурой и оформлением зала. Интересно отметить, что на рассмотрение и утверждение императрице были представлены два эскиза, из которых коронованная заказчица выбрала, как представляется, лучший вариант.

http://s6.uploads.ru/0eRgJ.jpg

http://s6.uploads.ru/Kc9Rv.jpg

http://s6.uploads.ru/9lLeT.jpg

В Полукруглом зале специально для семьи Николая II устраивались выставки предметов, которые находили при ежегодных археологических раскопках на юге России; икон, исполняемых фирмой Оловянникова, которые отбирались для подарков. Перед Рождеством - изделий Императорского фарфорового и стекольного заводов; столового серебра, выполненного фирмой братьев Грачевых. Здесь же расставлялись многочисленные подарки, подносимые царской семье по различным поводам. В центре зала в 1900-х годах стояла Ваза-канделябр. Ваза, находившаяся в Александровском дворце с 1843 года, была изготовлена по проекту придворного архитектора К.-Ф. Шинкеля. В 1840 году она была подарена императрице Александре Федоровне ее отцом, королем Фридрихом Вильгельмом III. Позднее в Петербурге был изготовлен букет из бронзовых цветов, в чашечки которых вставлялись свечи. В 1913 году в Полукруглом зале был установлен аппарат для показа развлекательных и научно-популярных фильмов для детей императора; коллекция их была огромна - фауна и флора всего мира, география, история, портреты выдающихся государственных деятелей, пейзажи, иллюстрации к сказкам. Полукруглый зал еще в 1909 году использовали для массового просмотра. Но это было еще не кино, а "волшебный фонарь". Вечером 3 мая 1909 года в Круглом зале Александровского дворца в Царском Cеле было оживленно и празднично. В присутствии государя императора, членов его семьи и приближенных лиц свиты фотохудожник Сергей Прокудин-Горский показывал свои цветные диапозитивы. На экране возникали удивительные картины из жизни России: золотая осень, белые березы, радуга над рекой, сияющие купола, крестьянские дети в пестрых рубахах, мосты, причалы, монументы. С помощью «волшебного фонаря» краски передавались в тончайших нюансах, оживляя изображения и придавая им объем. В небольшом помещении, расположенном рядом с ванной комнатой Марии Федоровны, архитектором С. А. Данини в 1913 году спроектирована и осуществлена установка кинематографического аппарата, с пробуравленной задней стены Полукруглого зала. До этого ставилась будка с аппаратом в том же Полукруглом зале. Аппарат и экран были приобретены инспектором по учебной части П. В. Петровым и гувернером французом П. Жильяром в Петербургском магазине акционерного общества ИКА, Бассейная ул. 7; ими же приобретались и фильмы. Демонстрировали большей частью сцены комического характера из детских шалостей; например, как Глупышкин, съев рака, стал пятиться; в присутствии взрослых некоторые сцены из Макса Линдера; показывались также картины учебно-просветительного характера: производство сахара, жизнь растений и т.д., а также видовые и бытовые; уделялось немало внимания смотрам и парадам войсковых частей. Николай II больше всего любил юмористический жанр. В полукруглом зале происходили торжественные представления царю - депутаций, членов различных союзов России, членов Государственной Думы, губернаторов, предводителей дворянства, различных партий, союзов, профессиональных организаций и объединений. Зал имеет дверь, выходящую на террасу и Тройную аллею Александровского парка.

2) Мраморная гостиная (Биллиардный зал)
Архитектурно-декоративная отделка зала была выполнена по канонам классического стиля. Зал был симметричен Второму Парадному (Портретному) залу и так же, как он, украшен зеркалами и золочеными консолями с мраморными вазами и стеклянными светильниками. По проекту архитектора В.П.Стасова в гостиной была установлена зеркальная дверь.
http://tsarselo.ru/images/photos/08dbccc5c703dac36f3869a2ad90df6d.jpg

Биллиардный зал и Портретный залы перекрыты сомкнутыми сводами с распалубками над архивольтами — по одной на каждой стороне зала. На задней и боковых стенах под распалубками нарисованы так называемые фальшивые окна. В них раньше были изображены облака, но, при малярных возобновлениях художественность живописи была утрачена и начальник дворцового управления В.Е. Ионов, при одном из ремонтов дворца, распорядился закрасить пролеты между переплетами одним тоном. Свое название "Биллиардный зал" получил  в 1832 г., когда по указанию Николая I в ней был поставлен большой бильярд и малый бильярд «бики». В биллиардный зал был перенесен гарнитур золоченой мебели из уничтоженного Концертного зала. Сама по себе великолепная (ее рисунок приписывается архитектору Росси), мебель эта все же нарушает ту некоторую официальную холодность парадных зал, которая входила в задачу строителя. На консолях стояли бюсты Николая I и его детей работы скульпторов К. Вихмана и И. Витали. Растительность по сторонам от зеркального портала, созданного по проекту В. Стасова, кожаное кресло рядом с этажеркой с книгами свидетельствуют о том, что в этой гостиной любили отдыхать с книгой в руках или за тихой беседой. Обивка мебели и жалюзи яркого красного цвета придавали помещению, пронизанному в ясные солнечные дни светом, подчеркнутую нарядность.

3) Портретный зал
Последний из трех залов, объединенных общей архитектурной композицией. Зал был обставлен гарнитурами золоченой мебели и другими предметами убранства. В углах зала находились печи, выполненные по рисунку Д.Кваренги, между ними висели зеркала в белых деревянных рамах с позолотой.

http://tsarselo.ru/images/photos/71557881ca5739a83ff2eccd21628977.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/567383873a1e4b4d6f4c4cc7728749ef.jpg

Здесь находятся большие, во весь рост, портреты Екатерины II, работы Рослена и Рокотова, Александра I, работы Дау, Николая I и его сыновей: Николая, Александра, Михаила и Константина, все работы художника Крюгера. Мебель XVIII века - в стиле Людовика XVI. Фарфор китайской и японской работы XVIII и первой половины XIX века. Ковер французский (Савонери) начала XIX столетия. Портретный зал и Мраморная (Биллиардная) гостиная - прямоугольные в плане помещения. Их тройные окна с полуциркульными завершениями окон второго света декорированы двумя пилястрами с коринфскими капителями и двумя четвертными пилястрами. Пилястры отделанны желтым искусственным мрамором (под сиенский мрамор), а откосы окон - искусственным молочно-белым мрамором. Именно в этом зале, после событий 9 января, Николай II принял депутацию от рабочих.

4) Зал с горкой
Свое название зал получил после того, как Николаем I в нем была установлена горка для детей. Зал с горкой - один из лучших во дворце по богатству архитектурного убранства. Стены облицованы, в отличие от прочих зал, не белым, а цветным искусственным мрамором. Высокий потолок имеет коробовый свод. Окна с двух сторон открывают широкий доступ солнечному свету и воздуху. Паркет зала исполнен столярно-мебельной мастерской Гринберга. Комнатная деревянная гора в Александровском дворце была, пожалуй, самым любимым развлечением не только императорских детей, но и взрослых членов придворного общества.

http://tsarselo.ru/images/photos/eff641158b3a579554facd2cb5db4e42.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/c44a47d503c7c354050338b33568ec2e.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/98933c15b1dd8714cf5cec93b3070f77.jpg

На камине стоят белые фарфоровые часы с фигурами весталок работы Ж.-Д. Рашетта. В начале 1790-х годов на Императорском фарфоровом заводе в Петербурге по проекту Рашетта был выполнен вариант часов с изображением жриц древнеримской богини домашнего очага, охраняющих священный огонь. По мнению исследователей, образцом для работы Рашетта, вероятно, послужил экземпляр часов Томира, принадлежавший управляющему Императорскими заводами князю Н. Б. Юсупову. Фарфоровый вариант был больше оригинала, фигуры располагались дальше друг от друга, а высокое и массивное основание было декорировано плакетками в духе веджвудского фарфора. С 1796 года весталки Рашетта украшали Зал с горкой (нынешнее местонахождение часов неизвестно).

5) Угловая гостиная
Угловая гостиная на половине императрицы Александры Федоровны входила в состав парадной анфилады дворца, которая почти полностью сохранила простое и строгое убранство, созданное Дж. Кваренги в конце XVIII века, и замыкала ее. Стены Гостиной облицованы белым искусственным мрамором, пол украшен большим ковром стиля ампир работы французской фирмы Савоньер (Savonierre). Угловая гостиная стала одним из любимых мест Александры и Николая в Александровском дворце с первых дней их пребывания здесь. В этой комнате пересекались частная и официальная жизнь обитателей Дворца: Гостиная хранит память как о семейных беседах, так и о важных государственных переговорах, которые оказывали влияние на развитие событий в стране и в мире. В этом помещении императрица принимала министров, иностранных послов и депутации; здесь же она принимала придворных и представителей знати. В Угловой гостиной устраивались завтраки и обеды, приемы и концерты; здесь выступали Ф. Шаляпин и другие знаменитые артисты императорских театров. Императрица сама была великолепной пианисткой и всегда играла с удивительным подъемом. К тому же, Гостиную использовали по случаю особенных обедов или ужинов. В комнате могло с комфортом разместиться до 30 человек, здесь устраивались концерты, в которых участвовали члены императорской семьи; несколько раз в этой гостиной собирались заседания Императорского Исторического общества.

http://tsarselo.ru/images/photos/aac08a11f761cc62438cfd86ebfece20.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/a17a9c71d39c2584e07b0bb08a3c9092.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/6c82ffeeedfd8d8431aeabccf5a9fca7.jpg

Угловая гостиная Императрицы Александры Федоровны считалась одной из самых больших комнат во дворце, а также самой большой комнатой в личных покоях императорской семьи. Она соединялась с одной из дворцовых библиотек и располагалась в правом углу Александровского дворца. Семь огромных окон Гостиной смотрели в Александровский парк. Стены комнаты увенчаны прекрасно вылепленным антаблементом - его чеканность и ясный классический дизайн являются характерной чертой работы архитектора Кваренги. Гостиная сохраняла строгий стиль конца 18-го столетия, который определила для дворца своего внука Екатерина Великая. Вполне возможно, что некоторые предметы из меблировки Гостиной были частью оригинальной меблировки екатерининских времен. В 1896 году архитектор Р. Ф. Мельцер добавил еще мебели, включая неподходящий уголок в стиле 18-го века, а затем все кресла перетянули материалом зелено-яблочного цвета, имитирующим стиль эпохи Людовика XV. Это соединило различный дизайн мебели в один гарнитур. Декоративные украшения гостиной представляли собой набор предметов конца 18го, 19го и начала 20го столетий. Несколько маленьких статуэток, в том числе — бюсты императора Александра I, его жены Елизаветы и императора Павла I. Здесь же присутствовал раскрашенный фарфоровый бюст Александра I работы Эноха Вуда (фабрика Веджвуд), изготовленный в Англии в 1814 году. На стене находилась великолепная мраморная резьба работы Мари Анн Коло 1774 года, изображающая Екатерину Великую. В начале каждого часа Гостиная оглашалась звонкими ударами нескольких часов 18-го века, стоявших в разных частях комнаты. Стены украшали несколько больших живописных полотен. Самым заметным была картина "Казаки" работы Детайля. Это полотно создал французский художник-баталист Эдуард Детейль в 1889 году для Александра III. Между двух дверей, ведущих в Гостиную, висел большой портрет в тяжелой золоченой раме — портрет Александры Федоровны, созданный в 1903 году немецким художником Каульбахом, одним из любимых живописцев императрицы. Одним из самых известных предметов в Гостиной был гобелен "Мария Антуанетта с детьми", копия с портрета Виже-Лебрен, сделанная в 1887 году. Здесь же находилось несколько сувениров французского производства: зеркала; «вечные» металлические ручки для письма — последняя новинка, которую Александра Федоровна держала на своем рабочем столике; бронзовая женская фигура с веткой мирта в руке, олицетворение Франции, — подарок Николаю II от города Парижа. И, наконец, рядом с полотном Детейля располагалась большая картина "Коронация Николая II " работы датского придворного живописца Л.Туксена. Копии этой картины находились в Аничковом дворце в Санкт-Петербурге у вдовствующей императрицы Марии Федоровны и в Букингемском дворце в Лондоне.

0

4

Комнаты Александры Федоровны и Николая II
1) Кленовая гостиная
Личные комнаты Александры Федоровны открывала Кленовая гостиная. Она являлась одним из самых выразительных интерьеров русского модерна. Кленовая гостиная представляла собой большой, просторный, солнечный и чарующий интерьер – возможно, это был один из прекраснейших интерьеров Арт Нуво в России. Стены были покрашены в теплый темно-зеленой цвет. Их украшал белый резной рельеф в виде стволов роз с бутонами, которые сплетались и обвивались между собой в бледно-зеленое “кольцо” в центре высокого потолка. По периметру гостиной шел изогнутый карниз, скрывавший электрические лампочки – они излучали мягкий свет, который отражался от белого потолка. Это был один из ранних примеров использования ныне вполне обыденной светотехники, что в те времена считалось довольно отважным приемом. Кусочки зеленого стекла были вставлены в заштукатуренный рельеф. Сквозь стекло струился свет. Древесина клена, использованная в оформлении гостиной, прошла специальную обработку, требовавшую, как говорили, семилетнего замачивания в воде, чтобы затем дереву можно было придать извилистые формы стиля Арт Нуво.

http://tsarselo.ru/images/photos/70209e29d79622b286afb4707cbfa808.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/16d50d2d0e21e5a206f602d27a2515d9.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/8fbb5c2d0d682183e2c778b21a323866.jpg

Из правого угла комнаты на балкон вела лестница с извилистыми резными перилами – а с балкона был прямой проход на антресоль и в коридор, соединявший с Новым кабинетом Николая II. На антресоли находился уголок, где императрица занималась рукоделием и рисованием. В этой комнате после обеда царской семье подавался кофе и накрывался стол для вечернего чая, после которого император, закурив папироску, читал телеграммы, императрица работала, маленькие дети играли на ковре с игрушками, дети-подростки приходили с работой; здесь принимался Г. Распутин. В Кленовой гостиной семья прощалась с Николаем II, когда он уезжал в ставку. Под балконом находились два уютных уголка, разделенных камином из керамической плитки. Рядом с окном располагался шезлонг императрицы, как раз напротив огромных цветочных ящиков – там в горшках стояли благоухающие цветы. На противоположной стороне от шезлонга – тоже под балконом – было место для детей, где они могли работать и играть, пока Александра Федоровна читала или занималась рукоделием неподалеку. Над банкетками располагались полки для маленьких вазочек и различных коллекций. На толстом, роскошном серо-зеленом касторовом ковре, вытканном полосами, лежали медвежьи шкуры. Они остались еще со времен Концертного зала, ранее занимавшего пространство Кленовой гостиной и Нового кабинета. Эти шкуры стали большой забавой для детей пока они были маленькими. Главным местом в комнате являлся большой встроенный кленовый кабинет, располагавшийся в левом углу ближе к Палисандровой гостиной. Первоначальное оформление комнаты предполагало здесь угловую печь. Александра Федоровна решила, что печь нужно разобрать, так как она была бесполезной из-за наличия в этой части дворца центрального отопления – так императрица внесла свою лепту в дизайн кабинета. Именно здесь Александра Федоровна хранила большую часть своей знаменитой коллекции яиц от Фаберже. Кабинет находился в отдалении и был довольно высок, так что являлся безопасным местом для обсуждения деликатных тем. Внутри него помещался мягкий изогнутый уголок, обтянутый тканью дармштадтского производства – тут семья любила пить чай. За спинкой дивана шла широкая полочка, на которой были выставлены любимые безделушки императрицы. В стеклянном, отделанном серебром шкафчике, расположенном так, что свет проходил сквозь него, Александра Федоровна хранила коллекцию вырезанных из камней зверюшек. Вплотную к кабинету стояли вазы с цветами, предметы из бронзы и другие небольшие вещицы. На одной из сторон кленового кабинета императрица выбрала место для любимых ею портретов членов своей семьи. Там висели 4 пастели с изображением ее дочерей и портрет молодого Николая II в морской форме. Пастели принадлежали кисти модного мюнхенского портретиста Каульбаха. В Кленовой гостиной находилось множество скульптур – среди них можно было увидеть бюст на постаменте цесаревича Алексея и брата Александры Федоровны Эрнста Людвига, мраморное изваяние в натуральную величину маленькой Татьяны и изделия из золоченой бронзы в стиле Арт Нуво. Бронзовые статуэтки на религиозную тему представляли собой женщин под вуалью или молящихся женщин. Другие предметы из фарфора и бронзы отображали различные темы, коллекцию нельзя было назвать планомерной – она носила отпечаток личных пристрастий, часть изделий была привезена из заграничных путешествий. Так же в гостиной присутствовали работы художников – в том числе великолепная пастель Каульбаха, изображавшая сестру императрицы, Елизавету Федоровну, портрет Эрнста Людвига 1906 года работы Адольфа Бейера, а так же изящные акварели русских художников Елизаветы Бем и Соломко. Рядом с ними висели эстампы с сентиментальных картин – они нравились императрице, а ее критики считали это “плохим вкусом”. Огромные окна гостиной были оформлены роскошными дармштадскими тканями и изящными кружевными занавесями. Дверь в одном из окон вела прямо на знаменитый железный балкон императрицы – один из многих балконов дворца. Его пристроил в 1895 году архитектор Данини во время перепланировки дворца, приготавливая резиденцию для молодой императорской четы. Балкон стал любимым местом для времяпрепровождения Александры Федоровны и ее семьи круглый год, даже зимой.
http://s7.uploads.ru/t/dBLiW.jpg
Здесь часто устраивались обеды и чаепития, сервированные на столах с изумительными скатертями, столовым фарфором, серебром и хрусталем, а также ароматными цветами. Возле каждого прибора в тяжелых гравированных держателях стояли написанные вручную меню с изображением двуглавого императорского орла. Тяжелые шторы с прямоугольными узорами в греческом стиле висели между колоннами балкона, защищая от солнца или плохой погоды. Во время Первой Мировой войны на балкон провели электричество и императорская семья могла оставаться на нем поздними вечерами. Балконная плетеная мебель была изготовлена солдатами, проходившими лечение в госпиталях. Ряд особо ценных трофеев I Мировой войны для собрания Ратной палаты представляли императору непосредственно в Царском Селе. Так, 13 октября 1914 года в Кленовой гостиной царской семье представили австрийские знамена, взятые нашими солдатами в ходе Перемышленской операции. Многие из таких трофеев либо отправлялись в артиллерийский музей, либо оставлялись для Ратной палаты.

2) Палисандровая гостиная
В число личных апартаментов императрицы Александры Федоровны в Александровском дворце входила также Палисандровая гостиная, созданная в 1896-1898 годах. Ее стены были затянуты французским шелком, а нижняя часть облицована панелями из палисандра. Этим деревом, давшим название интерьеру, был оформлен и большой нарядный камин. На полу лежал английский ковер с ромбовидным плетением и узором из венков с оттенком нежного пурпура. С потолка в центре комнаты свисала большая люстра из золоченой бронзы и хрусталя в стиле Ампир.
http://s2.uploads.ru/7n0Aa.jpg
Поскольку специального помещения для столовой во дворце не существовало (столовая на половине Николая II, созданная в 1890-х годах, вскоре стала использоваться как приемная императора), в Палисандровой гостиной накрывался обеденный стол для императорской семьи и узкого круга приближенных. Обед, начинавшийся в 8 часов вечера, продолжался ровно 50 минут - это была традиция, установленная императором Александром II. Николай II и Александра Федоровна лично выбирали картины для этой гостиной – они хотели, чтобы комната носила отпечаток их вкуса. Два полотна по одну сторону камина были современными произведениями, специально купленными императрицей для Палисандровой гостиной. Картина слева называлась "Благовещение" и была написала в стиле Арт Нуво. Картина справа — "Мадонна с младенцем" работы Пауля Тумана (Paul Thuman). Александра Федоровна также приобрела портрет своего отца работы художника Плюскова (Plueskow), созданный в 1894 году, и портрет своей матери, принцессы Алисы Британской – он был копией с работы Кобервейна. Самой большой картиной в гостиной было огромное полотно с видом замка Ромрод в Гессене. В добавление к этому на стенах располагались произведения русских мастеров и акварель английского художника сэра Эдварда Пойнтера (Sir Edward Poynter) - ее купил Николай II во время визита в Англию. Ширма, стоявшая напротив камина, была украшена акварельными видами дворцов Гессена, где прошло детство Александры Федоровны. Напротив очага стоял каминный экран, а на полочках камина можно было увидеть предметы из датского фарфора, изготовленные на Копенгагенской Королевской фабрике. Посредине каминной полки высились часы в стиле Арт Нуво, украшенные с обоих сторон русским художественным стеклом, а также стеклом французского производства Галле. Близкие друзья и гости, которым царь или царица хотели выразить особое расположение, приглашались именно в Палисандровую гостиную, относившуюся к их личным покоям. Гостиная была обшита панелями теплого оттенка из блестящего отполированного палисандра. Как и в других комнатах, меблировкой комнаты занимался Мельцер: мебель была изготовлена на его семейном производстве в Санкт-Петербурге. Выбранный для мебели материал – палисандр, инкрустированный изящными мотивами из редких, контрастирующих меж собой пород деревьев – гармонировал со стенными панелями. Общее оформление комнаты было типично для интерьеров в английском стиле того времени и очень походило на продемонстрированный Бингом во время Парижской выставки в том же году. Подобные интерьеры публика хорошо знала и любила. В уголке в гостиной любила сидеть царская семья — здесь было сделано множество фотографий Романовых. На стене можно видеть огромное полотно с изображением замка Ромрод. Над ним – портрет наследника Алексея. Справа от него – портрет принцессы Алисы, матери Александры Федоровны. В правом углу гостиной, возле двери в коридор, стоял сундучок, в котором Александра Федоровна хранила памятные ей лично вещи. В нем она сберегала детскую одежду своих дочерей и сына, свои собственные крошечные детские одежки, привезенные из Дармштадта, и сувениры от бабушки, королевы Виктории. В том же сундучке императрица держала письма, посланные ею бабушке Виктории, – их вернул после смерти королевы в 1901 году новый английский король Эдуард VII. Рядом с ними хранились дневники Александры Федоровны и любовные письма Николая II, написанные в те годы, когда он ухаживал за будущей супругой. В гостиной, ко всему прочему, находилось множество предметов, созданных фирмой Фаберже – в том числе палисандровый, отделанный серебром сундучок в обожаемом императрицей стиле Арт Нуво. Комната была оборудована двумя настольными телефонными аппаратами – один обычный, а другой напрямую соединял с Зимним дворцом в Санкт-Петербурге. Этот второй телефон использовали в мрачные революционные дни, когда Александра Федоровна осталась во дворце одна с детьми и постоянно созванивалась с комендантом Зимнего дворца генералом Ресиным. Один из них во время войны соединялся со ставкой.

3) Сиреневый кабинет
Любимой комнатой Александры Федоровны был Сиреневый кабинет. Большую часть дня Александра Федоровна проводила в нем, занимаясь рукоделием, читая, разбирая корреспонденцию. В этой комнате было сосредоточено все, чем жила императрица: книги, пианино и ноты, корзинка с рукоделием, принадлежности для рисования и разные настольные игры, сложенные в коробки. Кабинет был выдержан в излюбленных ею бледно-лиловых тонах, поэтому получил название Лилового, или Сиреневого. Стены Кабинета были затянуты шелком сиреневого цвета, нижняя часть отделана деревянными панелями, окрашенными под слоновую кость эмалью.

http://tsarselo.ru/images/photos/c7ad2277bc1a8402edc25b154c077050.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/2085d5e17294f8325dff4c195f53d84a.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/36f157dc9f3ddfbe203dc5493b1e0790.jpg

Вся комната заставлена самой разнообразной мебелью, расположенной с подчеркнутым стремлением к уюту. Для Сиреневого кабинета фабрика Мельцеров изготовила более 30 предметов лакированной мебели, причем «срок исполнения главных означенных работ, включая составление рисунков, шаблонов, моделей — 2 1/2 месяца»!.. При этом следует помнить, что Мельцер не только изготовил мебель, панели, «облицевал пианино в стиле комнаты», но и поставил таганы, осветительное оборудование, камины, ткани на стены и оконные приборы. Мебель — лиловая с белым — была расставлена особым образом, создавая несколько уютных уголков. Прекрасно отделан потолок, украшенный фризом в стиле Людовика XV. Столы, кресла, диваны и стоящее в комнате пианино покрыты также белой эмалевой краской под слоновую кость. На стенах, полках, столах и шкафчиках размещались фотографии, миниатюры, сувениры, книги, ноты, корзинки с рукоделием, принадлежности для рисования, настольные игры. Здесь находится несколько сотен фотографических снимков. Вазы и фарфоровые безделушки - датского и русского производства. Как и в других комнатах, по моде того времени, живопись соседствовала с репродукциями известных картин; преимущественно на религиозные сюжеты. В комнате много фотографий родственников. На этажерках и полочках и в шкафах вдоль стен Сиреневого кабинета хранилась личная библиотека императрицы, насчитывавшая более тысячи книг - большей частью сентиментальные английские, немецкие и французские романы и русская религиозная литература. Наряду с творениями патриархов церкви, можно встретить  и брошюры „для народа" — „Слово жизни", „Благословения с Афонской горы" и т. д., и т. п. В нескольких экземплярах имеются жития угодников, прославленных и причисленных к „лику святых" в царствование Николая II: Анны Кашинской, Феодосия Черниговского, Серафима Саровского, Иосафа Белгородского и Иоанна Тобольского. Здесь всей семьей пили чай, который подавался, по английскому обычаю, в пять часов пополудни, а также и читали вслух. Из воспоминаний фрейлины и подруги Александры Федоровны - Анны Вырубовой:
"Большую часть дня Императрица проводила у себя в кабинете, с бледно-лиловой мебелью и такого же цвета стенами (любимый цвет Государыни). Оставшись вдвоем с Государыней, я часто сидела на полу на ковре возле ее кушетки, читая или работая. Комната эта была полна цветов, кустов цветущей сирени или розанов, и в вазочках стояли цветы. Над кушеткой висела огромная картина "Сон Пресвятой Богородицы", освещенная по вечерам электрической лампой. Пресвятая Дева изображена на ней спящей, прислонившись к мраморной колонне; лилии и Ангелы стерегут ее. Подолгу я смотрела на этот прекрасный облик Богоматери, слушая чтение, рассказы или разделяя заботы и переживания наболевшей души моей Государыни и друга.
Тишину этой комнаты нарушали звуки рояля сверху, где Великие Княжны поочередно разучивали одну и ту же пьесу, или же когда пробегут по коридору и задрожит хрустальная люстра.
Иной раз распахнется дверь, и войдет с прогулки Государь. Я слышу его шаги, редкие и решительные. Лицо Государыни, часто озабоченное, сразу прояснялось. Государь входил ясный, ласковый, с сияющими глазами. Зимой, стоя с палочкой и рукавицами, несколько минут разговаривал и, уходя, ее целовал.
Около кушетки Государыни на низком столе стояли семейные фотографии, лежали письма и телеграммы, которые она складывала и так иногда и забывала, хотя близким отвечала сейчас. Обыкновенно раз в месяц горничная Маделен испрашивала позволение убрать корреспонденцию. Тогда Императрица принималась разбирать свои письма и часто находила какое-нибудь письмо или телеграмму очень нужную."

4) Туалетная и гардеробная Александры Федоровны
Гардеробная, туалетная, ванная и антресольный этаж появились в 1895 году в результате реконструкции одной большой комнаты. Каждое утро Александра Федоровна входила в гардеробную, где ее ждала разложенная камер-юнгферами (горничными) одежда на день. Камер-юнгферы имели отдельный доступ в комнату - они приходили по ясеневой лестнице, идущей мимо их рабочей комнаты на антресольном этаже, где хранился и подготавливался гардероб императрицы. Эта лестница вела в туалетную комнату, дверь которой открывалась в Гардеробную. Великие княжны тоже пользовались ясеневой внутренней лестницей - она шла от их комнат, мимо антресольного этажа и второй ванной, прямо в Гардеробную Александры Федоровны. Половину пути до детских комнат у антресольного этажа был низкий потолок. Императрица заранее подбирала одежду на неделю вперед, исходя из своего участия в тех или иных мероприятиях, а так же согласуясь с личными предпочтениями. Она сообщала о своем выборе камер-юнгферам. Затем, каждый день Александра Федоровна получала от них краткий письменный перечень одежды, планируемой на день следующий, и давала окончательные инструкции по поводу своего гардероба. Иногда императрица сомневалась, что ей надеть, и просила подготовить несколько комплектов одежды, чтобы иметь возможность выбора. Приняв ванну, Александра Федоровна одевалась сама. Она меняла одежду несколько раз в день – утром была одета довольно просто, а для ланча и чая выглядела более официально. К ужину императрица выходила облаченная в величественные, дорогие и роскошные вечерние платья, украшенная великолепными драгоценностями - даже если она ужинала наедине с супругом. После ужина Николай II возвращался к государственным делам и вновь присоединялся к супруге уже для позднего вечернего чая, который часто сервировали в его рабочем кабинете. После этого Александра Федоровна возвращалась в свои покои, чтобы приготовиться ко сну. Пеньюар и ночные принадлежности ждали императрицу в Гардеробной.

http://tsarselo.ru/images/photos/eb042444e11766ec8bf55a778e9a4216.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/19897d5483af8559d5b439f9bfaa3ba5.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/de6af3c10f34a5568f4a40a46b43d4d8.jpg

Одежда, выбранная царицей на день, должна была появляться в гардеробной точно по часам и в должное время. Камер-юнгферам следовало как можно тише все приготовить. Когда Александра Федоровна входила в комнату, то горничных там не должно было быть, а одежда - в точности соответствовать данным инструкциям. На стене был установлен телефонный аппарат, дабы императрица могла переговорить с находящимися на антресольном этаже камер-юнгферами в случае, если что-то было не так или ей требовался какой-то аксессуар. Комната была оклеена светлыми обоями; в оформлении интерьера преобладали белый и голубой цвета. Мебель в Гардеробной стояла простая, покрашенная в цвет слоновой кости и обтянутая вощеным ситцем. На стуле, лежала подушка в форме рыбки - ее вышила Александра Федоровна или одна из ее дочерей. Пол покрывал прекрасный английский ковер. Слева от входа в комнату была дверь в туалетную и ванную. На фотографии можно видеть и камин - в комнате следовало поддерживать тепло и на правой стене для этой цели был прикреплен термометр с гудком, подававшим сигнал в подвальную котельную. Над камином находился портрет герцога Гессенского в латах работы немецкого художника Каппей, на других стенах - несколько акварелей М. Зичи со сценами бракосочетания Николая и Александры, рождения и крещения их дочерей.  Обращает внимание развеска картин: посредине портрет Алексея, а по бокам, крест-на-крест, репродукции с изображений Христа, Мадонны и ангелов. Интересны акварельные рисунки художника Зичи: сцены торжественного крещения дочерей Романовых  (Ольга родилась: в 1895 году, Татьяна - в 1897, Мария - в 1899, Анастасия - в 1901), а так же портрет наследника Алексея (родился в 1904 году) в окружении репродукций религиозного содержания. Над камином висели оригиналы акварелей, изображавшие церемонии крещения Марии и Анастасии, двух младших дочерей царской четы. Репродукции с этих акварелей были очень популярны. На противоположной стене - репродукции с изображений Христа, богоматери и ангелов; расположенные крестообразно, они окружают портрет царевича Алексея, помещенный в центре. Из других картин отметим копию с произведения итальянского художника XVII века Барбиери Гверчино «Молящийся монах». В глубине, за перегородкой, находились ванна и деревянная лестница, по которой поднимались на второй этаж в детские комнаты. В ванной комнате, довольно маленькой, в шкафу, хранилась домашняя аптечка, духи и туалетные принадлежности. Комната, следующая за туалетной, последняя в покоях царицы, предназначалась для дежурных дам. Это — камер-юнгферская. Она очень невелика и скромно обставлена. Камер-юнгферами при Александре Федоровне много лет служили две женщины - Магдалина Францевна Занотти и Мария Густавовна Тутельберг. Первая была англо-итальянского происхождения, а вторая - немкой. Они не носили обычную для их работы униформу или кружевные чепцы как обычные горничные. Камер-юнгферы даже протестовали против униформы, потому что считали себя более “компаньонками”, нежели прислугой. Объем их работы был довольно значительным и предполагалось, что они всегда должны являться по первому зову. Обе женщины жили во дворце - их комнаты находились напротив комнат великих княжон. У каждой камер-юнгферы имелась собственная служанка. Обе оставались незамужними пока состояли на службе у императрицы и соблюдали строгую секретность касательно царских семейных дел, держась на расстоянии от остальной прислуги и общества. Магдалина Францевна и Мария Густавовна приехали из Германии вместе с Александрой Федоровной, говорили с ней по английски и, несмотря на 20 прожитых в России лет ,с трудом понимали русский язык - что еще больше отгораживало их от внешнего мира. Работа камер-юнгфер была трудной и требовавшей полной отдачи. Вещи императрицы отличались высочайшим качеством, часто украшались изысканной ручной вышивкой и отделкой. Очень сложно было содержать одежду Александры Федоровны в отличном состоянии - многие из прекрасных платьев нуждались в ручной чистке. К тому же, влажный климат плохо сказывался на дорогих тканях и плотных материях. Оборудование, необходимое для поддержания гардероба Александры Федоровны в надлежащем состоянии, было чрезвычайно современным. Камер-юнгферы пользовались электрическими утюгами для глажки одежды, а меха, красивые шали, перчатки, вечерние платья и другие предметы гардероба размещали в огромных дубовых встроенных шкафах, защищенных от влаги и моли. Они предусматривали любую мелочь для того, чтобы императрица блистательно выглядела в своих нарядах в любое время года. Царскую одежду стирали и чистили в прачечной Аничкова дворца в Санкт-Петербурге. Туда вещи доставлялись уложенными в большие плетеные корзины и специальные транспортировочные баулы. Одежду царских детей стирали в электрических стиральных машинах в императорской прачечной Царского Села.

5) Спальня Александры Федоровны и Николая II
Рядом с Сиреневым (Лиловым) кабинетом располагалась Спальня Александры Федоровны и Николая II. Императорская спальня была самой закрытой и малодоступной для посторонних глаз комнатой во дворце. Спальня оставалась нежилой более 20 лет, когда ее в первый раз осмотрела Александра Федоровна. После отъезда прежних хозяев дворцовые покои закрыли, зачехлив мебель и завернув картины в бумагу. Менее громоздкие предметы обстановки уложили в ящики, либо отправили на хранение. Иногда окна занавешивали тяжелыми ставнями. Время от времени прислуга убирала комнаты, но большую часть времени покои оставались закрытыми – ключи от них находились у дворцового управляющего. Возможно, Александре Федоровне рассказали, что спальня и соседняя “сиреневая” комната своеобразно связаны с ее английскими родственниками. Судьба много лет назад привела в эти покои мать Александры Федоровны — принцесса Алиса приехала на свадьбу своего брата, герцога Эдинбургского. Спальня была частью апартаментов, которые выделил император Александр II для медового месяца своей дочери Марии и ее мужу, герцогу Альфреду Эдинбургскому, второму сыну королевы Виктории. После осмотра интерьера спальни, обсуждения с декоратором Мельцером и супругом, императрица решила по возможности оставить комнату в ее первозданном виде. Александре Федоровне спальня понравилась и ей показалось бессмысленным тратить деньги и время на полное переоформление — ведь большинство предметов меблировки было в хорошем состоянии. Так, мебель, изготовленная в России в 1870е годы, нашла очередное применение. Правда, пришлось покрасить ее белой эмалью, чтобы она выглядела ярче и приятней для глаза. Арку с колоннами, разделявшую комнату надвое, тоже покрасили в белый цвет, а все ткани, использованные в убранстве, и ковры заменили на новые. Для занавесей, обивки мебели и стен, Александра Федоровна выбрала светлый ситец. Рисунок на ткани представлял собой зеленые цветочные гирлянды с вплетенными в них розовыми ленточками на белом фоне. Два больших окна комнаты были занавешены портьерами, гармонировавшими с драпировками, которые украшали колонны арки. Тяжелые шнуры с замысловатыми кистями помогали сдвигать и раздвигать занавеси. Стена за кроватью была обита светло-розовым материалом – он подходил по цвету к подкладке арочных занавесей, и под потолком был задрапирован складками. Большая двуспальная кровать императорской четы состояла из двух сдвинутых кроватей, сделанных из золоченой бронзы. Матрас кровати был обит замшей. Простыни, на которых спала Александра Федоровна, были из льна и хлопка — на них имелись монограмма императрицы и маркировка, означавшая принадлежность к спальне Александровского дворца. Днем кровать застилали искусно сшитыми шелковыми покрывалами с кружевной отделкой, а в изголовье ставили большие подушки с кружевными накидками. На ночь все покрывала убирали, а вместо них появлялись мягкие одеяла и более удобные, привычные подушки.

http://tsarselo.ru/images/photos/2f780cd7e6c9fa8dee1ab7405814c3a3.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/bcfbbb5e5a9d2b832bd4271e0c424cfe.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/41e8aedd02dd42adf6f3869d34f047df.jpg

Кровать стояла напротив окон, а за кроватью на стене можно было увидеть сотни икон и образков. Многие из них были древними и очень ценными. В центре стены над кроватью висела большая икона Федоровской Богоматери – старинная копия с иконы, которой благословляли на царство первого царя из дома Романовых. Все иконы были заключены в серебряные оклады, украшены драгоценностями и покрыты эмалью – часть окладов создала прославленная фирма Фаберже, а также знаменитые московские серебряных дел мастера Хлебников и Овчинников. Большинство икон императорской семье преподнесли известные монастыри, церкви, религиозные организации России и иностранные государства. Почти на всех иконах с обратной стороны стояла отметка о дарителе, дате и поводе события, по случаю которого произошло дарение. В те годы, когда во дворце жила царская семья, икон на стене висело гораздо меньше, чем можно увидеть на фотографии, сделанной в 1941 году. Особо выделялись иконы канонизированных при Николае II святых: Анны Кашинской, Феодосия Черниговской, Иосифа Белогородского и Серафима Саровского. Императрица верила, что купание в Саровском источнике, которому приписывали чудодейственные свойства, у скита чудотворца, способствовало появлению на свет давно желанного наследника. Александра Федоровна в переписке с мужем, упоминает об иконе с колокольчиком, полученной в подарок от гипнотизера Филиппа. Колокольчик должен был звонить, если к царице приближался человек с враждебными намерениями. По правую сторону от кровати в глубине алькова у императрицы была своя небольшая молельня с Библией и иконами. Внутри нее всегда тоже горела лампадка. Александра Федоровна проводила долгие часы в молитвах за своего сына Алексея, больного гемофилией, и за мужа-императора. Свечи и другие религиозные принадлежности царица хранила в шкафчиках молельни. Здесь же приходящие священники (духовники) принимали исповеди всей семьи – царя, царицы и их детей. По левую сторону от кровати, в углу за занавесями, был встроен обшитый деревом туалет – там находились фарфоровый унитаз и умывальник, подсоединенные к водопроводу и канализации. Туалет обычно был закрыт и редко использовался: у императрицы имелась отдельная ванная рядом с Гардеробной, что было более удобно. Александра Федоровна страдала бессонницей и полночи бодрствовала, видимо из-за постоянного хронического беспокойства. Каждый вечер на ночной столик рядом с кроватью ей ставили блюдо с фруктами и печеньем, которые императрица и ела в течение бессонной ночи. По утрам, чтобы разбудить царя и царицу, один из лакеев стучал три раза в дверь Сиреневого кабинета при помощи серебряного молоточка. Традиция будить царственных особ таким образом пошла еще со времен Екатерины Великой и не прекращалась до последних дней существования монархии. Николай II просыпался задолго до стука молоточка, одевал халат и уходил через коридор на свою половину в ванную и гардеробную. Александра Федоровна часто вставала поздно. Если она чувствовала себя нездоровой, то просто переходила с кровати на софу напротив. На правой стене спальни можно было увидеть коллекцию предметов, привезенных Александрой Федоровной из Италии – она посетила эту страну вместе с братом еще до своего замужества. Во время поездки в Италию Александра Федоровна купила акварели, копии со скульптурных творений Луки делла Роббиа и копию с “Мадонны” Боттичелли. Возле окон в спальне стояла застекленная витрина, где хранилось множество изделий фирмы Фаберже (в том числе некоторые из знаменитых пасхальных яиц). Рядом с витриной стоял еще один шкафчик-горка — там императрица держала подарки своих детей. Другая стена отведена под фотографии родственников и близких лиц; направо — картины и репродукции религиозного содержания. На ночном столике, у кровати, кнопка электрического звонка, проведенного в подвал под Спальней, где каждую ночь дежурили офицеры охраны. При первой тревоге они должны были, по инструкции, врываться без предупреждения в комнату, готовые защитить жизнь царя и царицы.

6) Библиотека Николая II
Библиотека занимала собой четыре комнаты, расположенные между анфиладами парадных комнат и личных комнат императорской четы. Две залы обширной библиотеки дворца имеют стены, отделанные белым с зеленоватыми рамами искусственным мрамором и обставлены шкафами стиля Empire, типичными для времени Николая I. В первой комнате, кроме книжных шкафов, нет никакой обстановки. На стенах — лосиные головы и рога, трофеи царской охоты. В первые годы своего царствования Николай Павлович, подолгу живший в Царском, приказал устроить в 4-х залах Александровского дворца большую библиотеку и для скорейшего ее комплектования велел перевезти сюда из Зимнего и других императорских дворцов книги Петра III, Екатерины II, Павла I и его супруги Марии Федоровны, Александра I и его супруги Елизаветы Алексеевны. С той поры установилась традиция сохранять здесь библиотеки умерших императоров в неизменном виде как мемориальные; эта традиция поддерживалась до 1917 года.

http://tsarselo.ru/images/photos/2ae02ebeb717c47b79b66eccb17b203c.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/a15d024d6998d9566a002af25e34f4bb.jpg

Обставлены комнаты были шкафами в стиле ампир и мебелью, в большей части — времен Николая I. В шкафах хранились разнообразные исторические атласы, гравюры, альбомы и чертежи построек города Царское Село; книги и справочники, которые выписывались большею частью из Франции, Англии и Германии. Один из шкафов содержал книги Елизаветы Алексеевны, жены Александра I. Вторая комната - главный библиотечный зал, освещаемый с двух сторон окнами. Мебель — времени Николая I. Поперек зала - витрины, в которых выставлены гравюры, акварели, открытки, книги и т. п. У витрин и в других местах расставлены статуэтки; модели памятников и кораблей и модель пушки, поднесенная последнему царю администрацией Обуховского завода. Люстры - конца XVIII века, из стекла, хрусталя и бронзы. На шкафах- фигуры солдат конных полков, времени Николая I, сделанные из папье-маше, раб. Газенбергера. Некоторые статуэтки: В. Беклемишев-Патриарх Филарет Романов (бронза; в проходе, у витрины); М. М. Антокольский - Петр I (бронза; в проходе, у следующей витрины); Н. Жак - Петр I, проект памятника в Кронштадте (бронза; у окна в парк); А. Поль - Солдат-австриец с винтовкой (бронза у окна в парк); Иоганн Хальбиг - бюст Александра II (мрамор; у окна в парк); Л. Бернштам - А.С. Пушкин (бронза; на круглом столе). В комнате находится шкаф с книгами Павла I. Между витринами и по бокам их расставлены статуэтки и модели памятников, судов и орудий, поднесенных в подарок Николаю II. На шкафах помещены модели форм конных полков (под стеклянными футлярами) работы Газенбергера, времени Николая I. На пьедестале - бронзовая модель памятника Петру I в Петрозаводске, работы скульптора И. П. Шредера. В третьем библиотечном зале посредине стоял круглый ореховый стол, покрытый суконной скатертью. Четвертый библиотечный зал служил также передней для II-ого подъезда дворца.

7) Парадный кабинет Николая II
Небольшая лестница в Кленовой гостиной Александровского дворца, которая весной утопала в фиалках, левкоях и ландышах, вела на украшенную резьбой антресоль, соединявшую комнату императрицы с Парадным кабинетом императора. План и архитектурная отделка этого помещения оригинальны и своеобразны. Индивидуальность ему, в частности, придает антресоль: поднявшись на нее по элегантной деревянной лестнице, можно рассмотреть сверху пространство зала. Темная цветовая гамма подчеркивала строгость и деловой характер интерьера, делала его респектабельным. Массивные короткие колонны из полированного мрамора с бронзовыми накладками, потолок, облицованный красным деревом с бронзовыми скрепами, стены с деревянными панелями, мебель красного дерева - все вызывает ассоциации с корабельной каютой, что было определено желанием заказчика.

http://tsarselo.ru/images/photos/2dac4362c173b534d3ccad240129056d.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/9c9aa119253ee7744c307ca6036cf8ed.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/d6fac2f82dee5157c18d0c8cde7433c3.jpg

Потолок, оконные рамы и мебель в Парадном кабинете сделаны из красного дерева. Зеленые стекла, вставленные в верхнюю часть окон, создают в комнате слегка зеленоватое освещение, напоминающее отблеск морского пространства в корабельной каюте. На потолке сделаны медные скрепы, в подражание устройству корабельных помещений. На стене за письменным столом находился большой портрет Александра III во весь рост, работы В. А. Серова. Рядом была картина художника Н.П. Богданова-Бельского «Деревенские мальчики за игрой в шашки». Из остальных картин обращали на себя внимание: „Василий Блаженный" - работы Клавдия Лебедева, Александр III на коне, в шапке Мономаха - работы П. Шипова, Александра Федоровна - портрет раб. Каульбака и Николай II среди гусар - работы Детайля. На камине стоял бюст Александры Федоровны (мрамор), работы М. Антокольского. Мебель для Парадного кабинета была поставлена братьями Мельцер в 1902-1903 годах. Для Нового кабинета была выполнена мебель красного дерева, спроектированная Р. Ф. Мельцером, - угловой диван у камина, два книжных шкафа, угловой шкаф, этажерки, бильярд, большой письменный стол, кресла и стулья «с ажурными резными спинками». Выписаны из Вены камины, мраморные колонны фирмы «Duckerhoff & Neumann» в Нассау. Мельцер поставил в Кабинет плафоны «с пестрыми стеклами в пайке тифани», бра, лампы и 8 стекол «пестрых тифани [...] для фрамуг». В центре Кабинета - круглый стол, на котором император раскладывал документы, готовясь к приему докладчиков. За этим столом периодически проходили заседания Совета министров, на которых решались вопросы внутренней политики. Этот огромный зал был всегда затенен тяжелыми зеленым портьерами. Пятна желтоватого света, падающие из-под низко висящих абажуров, латунные детали, которые были всегда натерты до корабельного блеска, выхватывают из полумрака огромные столы - письменный и бильярдный. Бильярд под зеленым абажуром, на котором в мирное время Николай II играл с детьми и великим князем Дмитрием Павловичем, после начала Первой мировой войны в августе 1914 года был закрыт картами военных действий с Германией и Австрией. В глубине комнаты находились открытые книжные шкафы с журналами, книгами и альбомами на разных языках. Среди них - письменный стол императора. Все бумаги и предметы на своем столе аккуратный до педантичности Николай содержал в строгом порядке: «Чтобы в темноте можно было найти», - говорил он. Император тщательно готовился к приему докладчиков и заранее просматривал тексты; правда, нагромождение документов зачастую вызывало у него скуку и раздражение, о чем свидетельствуют записи в дневнике: «Безжалостно много бумаг для прочтения». Царь принимал посетителей, как правило, стоя перед столом, а если садился, то предлагал сесть и докладчику. «Когда доклад бывал окончен, царь подходил к окну и начинал говорить о посторонних вещах, подчеркивая этим, что аудиенция окончена». Та часть Кабинета, где находились камин и крытые кожей диваны, была удобна как для дружеской, так и для деловой беседы. Николай II часто принимал здесь представителей союзных держав: посла Франции Мориса Палеолога и посла Британии Джорджа Бьюкенена, обеспокоенных развитием политических событий в России. Скульптор К. Изенбург  увековечил подвиг матросов русского миноносца «Стерегущий» во время русско-японской войны 1904-1905 годов. В неравном бою все орудия миноносца были выведены из строя, большая часть экипажа погибла. Оставшиеся в живых матросы окруженного вражеским флотом «Стерегущего» И. Бухарев и В, Новиков, спустившись в трюм и открыв кингстоны, погибли вместе с кораблем, не позволив врагу завладеть им. Николай II, отдавая дань подвигу героев, распорядился установить модель памятника в Парадном Кабинете. В большом кабинете происходили заседания совета министров и принимались депутации, большей частью официального парадного характера.

8) Туалетная и гардеробная Николая II
Рядом с Парадным (Новым) кабинетом Николая II находились служебные комнаты - Туалетная (Бассейн), Гардеробная и Камердинерская. Одежда императора хранилась в специальной Гардеробной - небольшой комнате, которая располагалась рядом с Уборной, узкая и невысокая комната, стены которой окрашены зеленовато-серой краской. В Гардеробной вдоль стен располагались шкафы ясеневого дерева. В шкафах размещались предметы гардероба императора Николая II: мундиры гвардейских и армейских полков, шинель, бурка, оленья доха, в которой император ездил на охоту. Гардероб Николая II насчитывал несколько сотен единиц военной формы и гражданской одежды: здесь находились сюртуки, мундиры гвардейских и армейских полков и шинели, бурки, полушубки, рубашки и белье, изготовленные в столичной мастерской Норденштрем гусарский ментик и доломан, в которых Николай II был в день венчания. Принимая иностранных послов и дипломатов, император надевал мундир государства, которое представлял посланник (иногда ему приходилось переодеваться до шести раз в день).

http://tsarselo.ru/images/photos/b61a221ef2dd86eb299843fc5d3e6e3b.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/eedd89ba4b3bcd3096e30116d963661d.jpg

Один шкаф в гардеробной был предназначен для большого запаса конвертов с печатными адресами министров и некоторых приближенных. В глубине комнаты, на манекене, наряд сокольничего XVII века, в котором царь неоднократно снимался на любительских фотографиях, не предназначенных для распространения. Уборная (Мавританская) императора Николая II — служебное помещение на половине императора в левом флигеле Александровского дворца. Название "Мавританская" комната получила по ажурной перегородке, решенной в восточном вкусе из кленового дерева. В этой комнате находился большой бассейн на 7000 ведер воды, турник для гимнастических упражнений, а также стойка с винтовками тульского оружейного завода; на стене были развешены пистолеты, охотничьи ножи и шашки. В 1895 году И. А. Рошефор, архитектор главного управления уделов и автор урочного положения, перестраивая дворец в Беловежской пуще, сделал в нем ванную комнату с бассейном. Разработка чертежей оборудования и самое выполнение этого бассейна производилось строительной фирмой Р. Ф. Мельцер. Николаю II настолько это понравилось, что он пожелал иметь такую же комнату и в Александровском дворце. Работа эта, согласно его указаний, была поручена тем же лицам. В 1895-1896 годах был устроен бассейн вместимостью более чем в 1000 ведер, с облицовкою стен внутри его кафельными плитками. Установка всех механизмов этого бассейна была произведена С.-Петербургским механическим заводом. Здесь же хранилась ценная коллекция портсигаров, которую собирал император Николай II. Интересен эпизод, связанный с Мавританской и именем Мельцеров, мебельных мастеров много и плодотворно работавших в Александровском дворце, к которым благоволил Николай II: в 1908 году, когда понадобилось привести в порядок бассейн в Мавританской (почистить решетки и приклеить отвалившиеся плитки), Мельцер направил во дворец мастеров, которые перед началом работы в царских апартаментах прошли обязательное освидетельствование у врача. Бытовая рабочая ситуация выросла в настоящее «дело о ремонте бассейна», из которого явствует, что у Мельцера не складывались отношения с Царскосельским дворцовым правлением, подозревавшим фабриканта то в завышенных ценах, то в некачественно выполненной работе, и требовавшим, как в данном случае, полной переделки. В результате тяжбы была создана специальная техническая комиссия, и дело дошло до того, что министр императорского двора вынужден был доложить ситуацию Николаю II. Император принял мудрое решение — «повелел оставить бассейн без исправления, изъяв его из ведомства Дворцового правления и возложив всю ответственность за состояние бассейна после ремонта на архитектора двора Мельцера». И продолжал заказывать фабриканту предметы убранства для своих интерьеров. Бассейн для плавания наполнялся в несколько минут горячей и холодной водой. На площадке перед бассейном - камин, выложенный изразцами с восточным орнаментом. В одном из углов помещается большой киот с иконами и пасхальными яйцами; на задней стене, над дверью, прибита найденная Николаем подкова. В соседней комнате — Камердинерской — находился личный слуга Николая. От общего прохода по комнатам помещение камердинера отделено дубовой перегородкой с дверью. В Камердинерской, сообщавшейся с антресолью и подвальным этажом, находился письменный стол дежурного камердинера и телефон, единственный на половине императора.   

9) Приемная и рабочий кабинет Николая II
Личные комнаты Николая II отделены от половины Александры Федоровны коридором, в котором после десяти часов вечера находилась охрана. По вечерам Романовы не выходили; для связи между комнатами Николая и Александры оставался только проход через антресоли, над коридором. Дворец тщательно охранялся. В подвалах Александровского дворца, под спальней Романовых, соединенная с нею электрическим звонком, была дежурная офицерская компата. По первой тревоге офицеры должны были спешить на половину царицы. В коридоре находится много картин, для которых не оказалось места в личных комнатах; среди них произведения Сурикова, Рябушкина, Рериха и две работы Репина: «Застенок» и портрет Федора Никитича Романова, от которого вел род Николай II. Одна из стен увешана деревянными резными блюдами, поднесенными с «хлебом-солью» Николаю II во время его путешествий по России и в дни торжественного празднования трехсотлетия дома Романовых. Первая комната половины Николая II - Приемная. Прежде она служила столовой. В дневнике Николая II часто встречаются подобные записи: «24-го мая (1915 года. - Л. Б). Воскресенье... Обедали в моей приемной, как в доброе старое время. Вечером с помощью Мари наклеивали фотографии последних поездок в альбом».
http://tsarselo.ru/images/photos/medium/a62cbdacffe117e2845960a12c572b4d.jpg

Стены отделаны высокой дубовой панелью, заканчивающуюся широкой полкой, на которой находились вазы, мелкая пластика и деревянные блюда. На полке стояли несколько ценных бокалов художественной работы, сделанных в память вступления русских войск в Париж (19 марта 1814 г.), и три бокала XVIII века. Здесь же - турий рог в серебряной оправе. Над панелями стены были затянуты сохранившейся французской дорожкой с трафаретным рисунком (эта ткань была приобретена по желанию Николая II и Александры Федоровны). С потолка спускалась люстра кованой бронзы в русском стиле. (поставленная во дворец Ф. Мельцером в 1899 году). Пол был покрыт персидским ковром. Мебель из дуба, крытая зеленой кожей. В помещении всегда находились большой стол со скатертью кустарной работы и дубовая мебель, крытая зеленой английской кожей. Стены приемной занимали картины по личному выбору царя. Отметим «Жатву в Малороссии» художника Пимоненко и «Вечер в поле» - Крачковского и картина И. Владимирова: „Русские войска преследуют немецкую артиллерию", написанная в 1915 г. На противоположной стене висел портрет Александры Федоровны, работы Мюллер-Норден. Картина, стоящая на мольберте - акварель Косякова: «Путешествие Николая по Днепру и Десне». В стойке, у окна, стояла медная стойка со знаменами собственных его величества воинских частей. В приемной ожидали встречи с царем министры и государственные деятели. Уют и своеобразие придавал комнате большой камин в углу, облицованный итальянским мрамором. У камина - прибор для закуривания: три ружья в пирамиде, скрепленные солдатским котелком.
Рядом с Приемной располагался рабочий кабинет Николая II. Стены рабочего кабинета окрашены темно-красной масляной краской и облицованы панелью из орехового дерева. Ковер русской работы. Мебель ореховая. Бросается в глаза громадного размера оттоманка. Такая же по величине, стояла в кабинете Александра III. Перед оттоманкой - два столика и детское кресло для сына царя - Алексея. Напротив оттоманки - письменный стол особой формы, в виде буквы Г. На полках, этажерках и, вообще, везде, где только возможно, огромное количество фотографий - в рамках и без рамок, любительских и профессиональных. Много фарфора, главным образом, датского и русского производства. Комната наводнена всякого рода безделушками и мелочью.
http://tsarselo.ru/images/photos/b1e59b872bd6486b370b482857b0d626.jpg

В глубине - круглый стол, покрытый индейским платком. Посреди стола находится лампа, привезенная Николаем из Японии, куда он отправился, будучи наследником, по воле отца, с образовательной целью. Рабочий стол в этом интерьере был сплошь уставлен семейными фотографиями и разнообразными письменными принадлежностями; здесь находилась миниатюрная печать в виде шапки Мономаха, сувенирные коробки с длинными спичками для камина, синие и красные карандаши, которыми император наносил резолюции, а также пепельницы, трубки, домино, перочистки, блокноты. В комнате много картин. Их около сорока, не считая миниатюр. Среди них - в глубине комнаты: Р. Майнелло - „Мираж в пустыне" и „Караван в пустыне", над оттоманкой - К.Е.Маковский -,,Бабушкины сказки", Э. Детайль - "Наполеон, следящий в подзорную трубу за ходом боя".  На противоположной стороне комнаты: О. Коннель - "Александр III", Альма Тадема - „Приготовление к празднику", Э. Пойнтер - "Пенелопа" и - Л. Каравак „портрет Петра I", «Наполеон на поле боя», работы Детайля. В книжных шкафах - личная библиотека Николая II, насчитывающая около 700 томов. Книги по государственным вопросам касаются, главным образом, Финляндии: доклады финляндских генерал-губернаторов и отдельные сочинения о сейме, русском языке в финляндских школах и т. п. Из пособий по общим дисциплинам отметим курс лекций по народному хозяйству и политической экономии, прочитанный гр. Витте брату Николая II - Михаилу Александровичу в 1900-1902 гг. Много сочинений по военным дисциплинам: всякого рода уставы, юбилейные памятки и брошюры для распространения среди солдат. Исследовательские труды по военному делу представлены, главным образом, сочинениями по изучению опыта русско-японской войны. Историческая литература состоит почти полностью из книг, выпущенных к празднованию трехсотлетия дома Романовых. Художественных произведений мало, и подбор их случаен. Очень много писателей-юмористов, книжек «Дешевой юмористической библиотеки Сатирикона» и отдельных изданий Аркадия Аверченко, Тэффи, Бухова и др.

0

5

Детские комнаты

1) Спальня, игровая и учебные комнаты цесаревича Алексея
В 1913 г. в России проходили торжества, посвященные 300-летию Дома Романовых. Тогда же началась подготовка к празднованию 10-летия наследника цесаревича Алексея Николаевича и по высочайшему повелению для него в Александровском дворце архитектор С. А. Данини обустраивает новую половину.
http://tsarselo.ru/images/photos/5f7bab4c25acfcd8c31bbe4899ddebc5.jpg
Ремонтными работами руководил Данини, оборудованием покоев занимался смотритель комнатного имущества Н.Суслов. Императрица Александра Федоровна принимала в обустройстве живейшее участие. Баронесса С. Буксгеден вспоминала: «Императрица во всем старалась следовать вкусам своей покойной матери, поэтому детские комнаты оказались похожими на те, какие были типичны для добротного английского дома. Там не было бьющей в глаза роскоши, зато присутствовал полный комфорт. Императрица была на редкость практичной женщиной и при планировании своего дома сама входила во все детали обстановки».
10 февраля 1914 г. архитектор представил начальнику Царскосельского Дворцового управления генерал-майору князю М.С. Путятину «исполнительную смету по устройству помещения для ЕИВ Государя Наследника в здании Александровского дворца в сумму 11898 руб. 88 коп.», также «сметы на произведенные работы в помещениях для наследника цесаревича и других помещениях Александровского дворца по устройству электрического освещения на сумму 2404 руб. 59 коп. и водопровода на 3748 руб. 41 коп.».
Кроме того, смотрителем комнатного имущества Сусловым была составлена «Подробная исполнительная смета по оборудованию новой половины ЕВ Наследника Цесаревича в Александровском дворце» на сумму 23918 рублей 11 копеек.
В результате переделок апартаменты наследника составили 17 помещений:
Приемная (Кинематографическая)
Классная
Спальня
Ванная комната
Гардероб его высочества
Комната доктора
Кабинет
Спальня
Ванная комната П. Жильяра, ставшего в 1913 г. наставником цесаревича
Светлый коридор
Комната ожидания
Передняя
Лестница на половине ЕВ
Буфетная комната
Ванная комната (людская)
Камердинерская
Комната второго камердинера.
Апартаменты располагались на втором этаже, у половины цесаревича был свой вход во дворец, со второго подъезда. Лестница на половине наследника была покрыта бархатной дорожкой, верхняя и нижняя площадки - коврами синего бархата, на которых находились ясеневые стоячие вешалки на колонках, выполненные в Дворцовых мастерских. Жилые комнаты наследника были отделаны скромно, главное внимание уделялось требованиям гигиены и комфорта: традиционная обивка стен чинцем, дубовые паркеты, натиравшиеся воском, большие окна, наполнявшие комнаты светом. Мальчика воспитывали по английской системе - он спал почти без подушек, легко укрытый, утром принимал холодную ванну, а вечером - теплую. В Прихожей голландскую прямоугольную изразцовую печь переделали до половины вследствие устройства топки с другой стороны и поставили медную двойную дверцу с вызолоченными дверками-полотнами; в комнате прислуги сделали голландскую прямоугольную печь, облицованную изразцами, с американской подвижной жалюзи, белой с облаками. Также были поставлены шесть временных чугунных печей, в том числе одна на чердаке в световом фонаре. Переднюю и, находящуюся рядом с ней Комнату ожидания, покрыли коврами оливкового цвета. В Передней были установлены дубовый умывальник, фанерованный полированным орехом, с двумя мраморными досками, стенное зеркало в раме красного дерева и деревянная ширма, состоявшая из трех половинок, высотою 2 аршина, обитая цветным ситцем, выполненная в Дворцовых мастерских. В Комнате ожидания занавеси на окне и портьеры на четырех дверях заказали из шелкового репса на сатиновой подкладке, на окне также были кисейные французские полузанавески. Для интерьера исправили старинную золоченую зеркальную раму с зеркальным стеклом, взятую из кладовой, а также почистили мраморные доски к трем четырехугольным столам и мраморную доску для круглого золоченого стола. Заказанные шнуры для картин цвета «бордо и крем» дают возможность предположить, что весь интерьер был решен в этих тонах. Светлый коридор с пятью окнами, выходящими в сторону колоннады, украсили помещенные в рамы ясеневого дерева двенадцать фототипий с картин «по преимуществу былинного содержания» В. М. Васнецова, чье творчество высоко ценили Николай II и Александра Федоровна, особенно отметившие выполненные художником фрески Владимирского собора в Киеве. Можно предположить, что в Светлом коридоре висели еще восемь гравюр, так как в Дворцовых мастерских было заказано в коридор 20 ясеневых рамок со стеклами. Все коридоры были застелены дорожками, но была еще одна дополнительная дорожка, которую раскладывали на ночь в коридоре, прилегающим к Спальной Его Высочества, поверх постоянно лежащей, «для заглушения шума от шагов». Из Светлого коридора можно было пройти в Приемную. Спальня, Классная и Приемная располагались по одной прямой вдоль Светлого коридора и выходили окнами в Собственный садик. В Приемной цесаревича было одно окно. Портьеры для окна и двери были выполнены из русского чинца, на окне также висели кисейные занавески; на полу лежал ковер. Обстановку составляли: шкаф (полик у шкафа был оклеен синей козлиной шагренью), два пианино фабрики «Оффенбахер» с клавиатурой в семь октав, приобретенные в Музыкальном магазине А. В. Мундингера в Царском Селе (Конюшенная ул., 16) «с Высочайшего Ея Императорского Величества одобрения для приемной Его Высочества». Диван, три кресла с пуховыми подушками и двенадцать стульев, обитые синей кожей, старинный круглый стол красного дерева «чиппендель» были приобретены в «Магазине кожаной и стильной мебели 1-ой СПб Трудовой Артели мебельно-обойного и декоративного производства». Буфетный стол с откидными полами изготовили в Дворцовых мастерских. На столе лежала суконная скатерть. Этажерка с полками красного дерева, письменный стол и «старинное» кресло к столу с сиденьем синей кожи были заказаны в Мебельных магазинах наследников В. С. Андреева. На столе находились бювар, а также письменный прибор, состоящий из двух чернильниц, пресс-бювара и стакана. У стола стояла корзина для бумаги. Так же в Приемной находилась ширма из четырех створок с остовом на «французских петлях». Рядом с Приемной располагалась Классная цесаревича.
http://tsarselo.ru/images/photos/0c5964c0e8c0cb142f3bf50fb9fcae9b.jpg
Портьеры были выполнены из русского чинца на саржевой подкладке и бумазеи, также на окнах были кисейные полузанавески, на полу - бархатный ковер с высоким ворсом цвета «резеда», тканый по особому заказу. Угловой «инкрустированный» ясеневый шкаф с двенадцатью дверцами и зеркальными стеклами (длиною - 9 аршин 4 вершка, вышиною - 1 аршин 14 вершков и глубиною - 10 вершков) был изготовлен в Дворцовых мастерских. Также в Классной стоял дубовый стол для преподавателей, оклеенный сукном, приобретенный в магазине Андреева. Особого внимания заслуживает классная парта системы Шварца, приспосабливавшаяся к росту при помощи подвижной крышки (в вертикальном направлении) и наклонного подвижного сиденья (в горизонтальном и вертикальном направлениях) и подвижной спинки (в горизонтальном, вертикальном направлениях и наклонно). Мастерская И. В. Шварца была удостоена Серебряной медали в 1909 г. в Санкт-Петербурге; Большой золотой медали в 1911 г. в Царском Селе и Высшей награды, Большой золотой медали на Международной Учебно-Промышленной выставке «Устройство и оборудование школы» в Санкт-Петербурге в 1912 г. Классная доска букового дерева состояла из двух уравновешенных движущихся частей в стоячей раме. Кушетку с четырьмя пуховыми подушками заказали в «Магазине кожаной и стильной мебели 1-ой СПб Трудовой артели», большое кресло и шесть стульев ясеневого дерева, обитые русским чинцем, сделали в Дворцовых мастерских. В Спальне наследника установили среднезальную печь-камин с облицовкой майоликовыми рисунчатыми изразцами. В комнате было два окна. Портьеры и обивка мебели были выполнена из английского чинца «с рисунком из бутонов роз», взятого из запасов кладовой. Подкладка портьеры была выполнена из саржи и бумазеи, также на окнах были французские кисейные полузанавески и занавеси серого сукна. На полу был положен оливковый бархатный ковер с глубоким ворсом, тканый по особому заказу. Для пяти гравюр были заказаны рамы красного дерева. Мебель для Спальни выполнили в Дворцовых мастерских, первоначально из красного дерева, но она была «признана Ея Величеством неподходящей и предназначается ныне для других помещений Дворца, с заменою этой мебели вновь изготовляемой - буковой».
http://tsarselo.ru/images/photos/763155037df79f13e17f61dfcf3a1104.jpg
В Спальне находился киот - непременная принадлежность детских комнат - с пятьюдесятью иконами, исполненный по проекту архитектора С. Данини. и изготовленный на фабрике Мельцера. «Киот о шести отделениях» с закрытыми шкафчиками в нижней части, окрашенный под слоновую кость и декорированный витыми колонками и плоской резьбой, располагался в углу комнаты и был заполнен иконами «нового письма» в ризах или окладах, а также образками, крестиками, фарфоровыми пасхальными яйцами. Для Спальни были заказаны: диван угловой со шкафиками, шесть стульев с мягкими сиденьями, шкафик для белья, ночной столик с зеркальным стеклом, туалетный стол с зеркалами из трех частей, оклеенный клеенкой, большое мягкое кресло «с наушниками», два квадратных стола, шкаф-этажерка и две вешалки для полотенец. Во всех помещениях на половине наследника были комнатные градусники, в личных комнатах Алексея Николаевича и комнатах воспитателя были еще и наружные термометры фирмы «К. Воткей». К Спальне его высочества примыкала Комната доктора в одно окно с занавесями из французского ситца, взятого из запаса кладовой, а также французскими кисейными и суконными. На полу лежал бархатный оливкового цвета ковер с глубоким ворсом, выполненный по особому заказу. В комнате находилась мебель красного дерева: платяной шкаф, письменный стол, ломберный стол, диван, преддиванный стол, комод красного дерева с «бюро» карельской березы, стенное зеркало в раме красного дерева, мягкое кожаное кресло с накладной пуховой подушкой, буковый стул с плетеным сиденьем фабрики братьев Тонет, а за ширмой - кровать и кроватный столик с настольным туалетным зеркалом, никелированная вешалка для полотенец и стоячая вешалка ясеневого дерева. На письменном столе - часы без боя в корпусе красного дерева Торгового дома Павла Буре, письменный прибор, состоящий из двух чернильниц, пресс-бювара, стакана и лотка, бювар; у стола - корзина для бумаги. Малый шкаф с медной оковкой (вояжный) для медикаментов и ясеневый шкаф с полками для медикаментов, находившийся в Светлом коридоре, рядом с комнатой доктора, были изготовлены в Дворцовых мастерских. В комнате, предназначенной Данини для доктора, в дальнейшем разместился, приставленный к наследнику, «дядька» А.Е.Деревенько, а комнаты для дежурных докторов устроили рядом со спальней П. Жильяра. Гардероб цесаревича находился в антресольном помещении. Лакированный сосновый шкаф длиной 7 аршин, высотой 2 аршина и глубиной 1 аршин с погонами и полками и сосновый разборный стол 6 аршин длиной и 2 аршина шириной, высотой 11/4 с полками внизу были изготовлены в Дворцовых мастерских. Кабинет воспитателя наследника Жильяра располагался между Комнатой ожидания и Приемной, единственное окно выходило на колоннаду дворца. Портьеры были изготовлены из перкали. На полу лежал бархатный оливковый ковер с высоким ворсом, тканый по особому заказу. В обстановку комнаты входили: книжный шкаф начала XIX в., старинный письменный стол красного дерева с бронзой с письменным прибором из двух чернильниц, пресс-бюваром, стаканом и лотком, бюваром, часами с боем Торгового дома Павла Буре (корпус красного дерева, с бронзой), у стола корзина для бумаг, диван, шесть кресел и восемь стульев красного дерева Николаевского времени, этажерка и комод красного дерева, «спокойное» кожаное кресло с накладной пуховой подушкой. Мебель была приобретена в магазине Андреева. В Спальне воспитателя два окна выходили на колоннаду дворца. Портьеры на окна, дверь и обивка мебели были выполнены из перкали. На окнах также были кисейные занавески. Пол покрывал ковер оливкового цвета. Никелированная кровать с пружинным и «французским» матрацами и пуховыми подушками и мраморный умывальник с фаянсовой чашей приобрели на фабрике металлических, мраморных и обойных изделий А. Е. Преловского; дубовый стол с ящиком и комод красного дерева в Магазинах Андреева, зеркальный трехстворчатый шкаф, туалет с тройным зеркалом, два стула и ночной стол - изделия Северной компании (NORDISKA KOMPANIET), никелированная вешалка для полотенец и старинное зеркало в раме красного дерева поступили из Дворцовых мастерских. Для Ванной комнаты воспитателя были приобретены стеклянная полка на железных кронштейнах, никелированная подвижная вешалка для полотенец, стенная вешалка на четырех крючках и ванный термометр. Занавеска на окно изготовлена была из кретона, из запаса кладовых. У ванны с деревянной покрышкой лежал бархатный коврик. Для Буфетной комнаты сделали буфет красного дерева и березовый буфетный стол под красное дерево. На окнах висели сатиновые полузанавески. На месте изразцовой печи с жаровым шкафом и кипяточной в нише стены сделали среднезальный очаг с плитой, пирожной печью и водогрейной коробкой, облицованный изразцами. Для Камердинерской приобрели: красный ковер, кровать, кроватный столик, ольховый разборный платяной шкаф, ясеневую вешалку на колонке, настенное зеркало в раме под красное дерево и корзину для бумаги. В Комнате второго камердинера находились: кровать с «французским» и волосяным матрацами, кроватный коврик, металлический умывальник с мрамором в корпусе из оцинкованного железа. Во всех комнатах, где висели портьеры на окнах и дверях, находились бронзовые тренгели с кронштейнами, шарами, блоками, кольцами и отвесами для занавесей, приобретенные в Инструментальном магазине Е. И. Ляпуновой.
В игровой комнате наследника перед Рождеством наряжали новогоднюю елку для детей, здесь они получали свои рождественские подарки. Комната всегда была полна игрушек: Алексею их дарили гораздо больше, чем сестрам, чтобы отвлечь от опасных для его здоровья подвижных игр. «Любимой его игрой были солдатики, которых у него было огромное количество. Он часами расставлял их на большом столе, устраивая войны, маневры и парады», - отмечала фрейлина императрицы А. Вырубова, часто наблюдавшая за ребенком во время его досуга. Первые уроки военной истории и стратегии постигались в игре - так учились все будущие императоры. Кроме того, Алексей много рисовал, играл в картонный театр и настольные игры - историческое лот и домино, рассматривал  коллекцию марок.
http://tsarselo.ru/images/photos/e7a49d440340ee8a54f8da000618d754.jpg
Однажды Алексею подарили механическую железную дорогу, в которую он очень любил играть со своим отцом. Здесь были игрушечные суда, аэроплан, гигантская игрушечная собака на колесах, дом для живой собаки цесаревича, вигвам, каноэ, поезда, орудия, так же как миниатюрная гауптвахта для маленького Алексея, чтобы играть в солдатов. Здесь Алексей часто принимал пищу, и сюда переносили его кровать, когда он был болен.

2) Комнаты Великих княжон
19 мая 1895 года в дневнике Николая II находим первое упоминание о переделке комнат во втором этаже Александровского дворца под детские: «Царское Село. […] Осматривали верхние комнаты над Аликс, которые собираемся устроить для известного помещения». Тремя месяцами позже он напишет в дневнике:«15 сентября. Пятница. Детские комнаты очень веселые и красивые». Ольга, появившаяся на свет 3 ноября 1895 года, первая «отпраздновала новоселье»; затем в них поселились Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей. Убранство детских комнат, как и других помещений левого флигеля Александровского дворца, было выполнен фирмой Ф. Мельцера. Оно  будет состоять из светлой окрашенной мебели простых форм с полосками: в Столовой - с розовыми полосками, в Гостиной (приемная княжон) - с голубыми; в спальне младших княжон - с зелеными, сочетавшимися с рисунком чинцев на стенах и драпировками на окнах. Такое решение воспринималось как «очень веселое и красивое». Диваны и стулья в этой комнате были обтянуты тем же самым цветочным ситцем-чинтцем, который использовался для оббивки стен и штор. В комнате были также фортепьяно. На одной из старых фотографий  видна перспектива вдоль окон в Классную комнату, Ванную, Спальни вл. княжен и Классную комнату, которая заканчивает анфиладу детских комнат дворца.

http://tsarselo.ru/images/photos/medium/52066a661e6ef3726096ea57e9ba5f08.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/05eaef653d6e953e0dbf027d81f32d05.jpg

Девочки жили парами: старшие и младшие; отдельные помещения имел лишь наследник. Комнаты для детей были оформлены просто и скромно в отличие от пышных парадных залов первого этажа. Комнаты Ольги и Татьяны были покрашены розовым цветом, пол был покрыт толстым ковром. Выше карниза был расписан по трафарету живой бордюр стиля ар-нуво со взлетающими стрекозами. На детской половине почти не было произведений искусства; на стенах были развешены фотографии и репродукции картин. В комнатах девочек было довольно тесно: здесь находились столы с учебниками, шкафы с личными книгами, наглядные пособия, карты, музыкальные инструменты, гимнастические приспособления, туалетные столики с предметами личной гигиены, ширмы и киоты с иконами. В Гостиной (Приемной) старших княжон стояло пианино карельской березы, на котором сестры по очереди разучивали пьесы. На стенах были популярные репродукции, включая копии портрета Александры Федоровны работы Колбака и известного портрета Николая II, работы Серова. Великие княжны также разместили в комнате многочисленные подарки, полученные ими во время круизов на Имперской Яхте "Штандарт", на стенах их комнат и фотографии служащих из свиты, с которыми они стали друзьями на борту яхты. Здесь на стенах так же было много акварелей, включая три работы российского художника Волкова, который нравился семье.
http://tsarselo.ru/images/photos/e57457d171737f377e55cd2a3d22087f.jpg
Все дети получили домашнее образование. Императрица ежедневно проводила по несколько часов в классных комнатах, руководя их занятиями. Александра Федоровна также учила дочерей рукоделию, и благодаря ей они прекрасно шили, вышивали и вязали. Девочки рано вставали, после чая и легкого завтрака принимались за уроки, затем гуляли в парке, играли в теннис, катались на лодках. Они разговаривали на русском, английском, немного на французском; хорошо танцевали, много играли. Девушки занимали две спальни: в одной жили Ольга и Татьяна, в другой - Мария и Анастасия. Это были просторные светлые комнаты с отделкой и мебелью зеленого и белого цвета. В комнатах Детской половины и в служебных помещениях второго этажа работы выполнила фирма Мельцера, поставив мебель, окрашенную под слоновую кость, а также из ясеня, дуба, «кленового зеленого дерева». Интерес к крашеной мебели, которой отдавали явное предпочтение владельцы дворца, не случаен: на рубеже веков белая мебель долго оставалась в моде, считалась нарядной и гигиеничной. Согласно записи Николая II, на день именин Ольги (11 июля 1895 года) он «подарил ей разную мебель белой окраски, обтянутую красивым ситцем». Из крашеной мебели простых форм состояло и убранство комнат детей: столовая - с розовыми полосками; гостиная княжон - с голубыми; спальня младших княжон - с зелеными. Такое решение воспринималось как «очень веселое и красивое». В целом же мебель в детских комнатах была довольно простой и функциональной. Ее так и характеризовали: «мебель простая, натурального ясеневого дерева». Сестры спали на походных кроватях - так было заведено еще в царствование Александра III, который полагал, что до замужества царские дочери не должны спать в более удобных постелях. В углах комнат находились образа, стояли туалетные столики и кушетки с подушками, вышитыми вручную, на стенах - фото, выполненные родителями. Спальня Марии и Анастасии были рядом с комнатами старших девочек.  Комната младших была в том же стиле, что и у старших, за исключением бордюра из бабочек, а у старших - розы, расписанных по трафарету по верхнему краю стен. Фотография ниже периода, когда дворец был уже музеем; в течение кратких лет детские комнаты были открыты для посетителей.
http://tsarselo.ru/images/photos/medium/1cacb51c53e679c8981eecdaf0809186.jpg
Детская столовая — почти квадратное помещение с двумя окнами в парк — находилась над служебными покоями Александры Федоровны. Как и в других интерьерах, ее стены были затянуты английским чинцем, который императрица считала гигиеничным материалом, подходящим для детских апартаментов. В столовой стояли: обеденный стол, буфет, несколько пристенных столов и венских стульев с накладными подушками. Интересно отметить, что стулья были разной высоты — в соответствии с возрастом и ростом великих княжон. Там был спроектированный Данини буфетный шкаф с посудой, преимущественно «для детского употребления», а также бутылками с водой из Саровской пустыни: императорская семья, как известно, была очень религиозна и часто совершала паломничество к святым местам. Еще одна комната, разделенная портьерой, служила сестрам туалетной и ванной.

0

6

Остальные комнаты и помещения

1) Красная столовая и белая гостиная
В царствование Николая II две эти комнаты, находящиеся западнее от парадной анфилады, сохранив лишь свои первоначальные названия, превратились в обычные проходные комнаты, украшенные несколькими картинами и портретами Александры Федоровны и Николая II.

2) Домовая церковь
Из белой гостиной дверь вела в домовую церковь (до царствования Николая II - Малиновая гостиная), которая была устроена по причине болезни Александры Федоровны, не позволяющей ей порой выезжать в храм. Первое Богослужение в ней, согласно записям в дневнике Императора и в камер-фурьерском журнале, было совершено 24 Февраля 1897 г. В храме находился небольшой деревянный иконостас походной церкви Императора Александра I, который он возил с собой в поход 1812 г. В 1814 г. перед этим иконостасом был отслужен молебен по случаю победы союзников над Наполеоном, после чего иконостас был отправлен в Зимний дворец. Любопытны слова молитвы в верхней части иконостаса: „С нами Бог, разумейте языце и покоряйтеся, яко с нами Бог". Эта молитва была составлена святейшим синодом и пущена в обращение после отступления наполеоновской армии из пределов России. В этой комнате висело еще одно произведение: картина, на которой изображен Александр II, осеняющей себя крестным знамением, и ангел, отражающей щитом пулю революционера Соловьева.
http://tsarselo.ru/images/photos/6ffee68d9ea916383fa6cd85c7ee2948.jpg
Имевший длину около пяти метров, походный иконостас был украшен написанными на холсте иконами, принадлежавшими кисти живописца В. К. Шебуева и исполненными в начале XIX века. В центре Царских Врат в узорчатом обрамлении помещались иконы Божией Матери и Архангела Гавриила, а поверх них и под ними в крупных медальонах - иконы четырёх Евангелистов. Справа от Царских Врат находилась большая икона Спасителя, а слева - Божией Матери с Младенцем. Южные врата иконостаса были украшены тремя иконами: вверху св. благоверного Князя Александра Невского (занимавшая таким образом место храмовой иконы), под ней сет. Спиридона Тримифунтского и внизу св. великомученика Георгия Победоносца. Северные врата в таком же порядке, были украшены иконами Сет. Николая Чудотворца, св. мученика Аникиты и Архангела Михаила. Поверх Царских Врат в золочёном сиянии находилась круглая икона Тайной Вечери, написанная на жести. По разные стороны от иконостаса помещались две большие шёлковые хоругви. Ещё одна, деревянная резная хоругвь, имев­шая в длину около полутора метров, находилась справа на колонне вблизи иконостаса. Исполненная с большим художе­ственным мастерством, хоругвь была украшена изображением ангела с опущенными крыльями и молитвенно сложенными руками св. великомученика Георгия Победоносца и увенчана резными ветками дуба и лавра со Крестом. Хоругвь была поднесена сыну Николая II, Алексею от имени Союза Русского Народа - Православной монархической организации, созданной в 1905 году, один из основателей которой - А. И. Дубровин и совершил это подношение. На противоположной колонне висел деревянный щит с изображением Креста Христова и надписью «Симь no6едиши», поднесённый Императору в 1907 году. На задней стене, за колоннами, помещалась картина итальянского художника XV века Пиетро Перуджино «Мадонна с Младенцем» (уменьшенная копия «Мадонны» Рафаэля) и работа немецкого художника Иоганна Роттенгамера «Святое Семейство» (XVI — начало XVII века). Из находившихся в алтаре икон примечательна большая вышитая икона Сет. Николая Чудотворца, изображённого в полный рост, изготовленная в 1903 году.

3) Голубая гостиная Марии Федоровны
При построении дворца данная комната была рабочим кабинетом Александра I. В 40-е года помещение было перестроено под кабинет Александры Федоровны, затем здесь располагалась одна из комнат императрицы Марии Александровны, а после она перешла к Марии Федоровне, по желанию которой в 1882 году был полностью изменен интерьер комнаты, получившей название - голубая гостиная. Гостиная была отделана тяжеловесными в плафоне профилями и перегружена лепными украшениями. Двери ее с резными из дерева украшениями исполнены мастерской Шрадера.
http://tsarselo.ru/images/photos/02a9ca6a5d39cb51b4c9ec2829bb7610.jpg
Обстановка Голубой гостиной была разнообразной. По описи комнатного имущества за 1891 г. здесь числилась мебель, окрашенная под фарфор, кутанная мебель, мебель красного дерева и резная золоченая мебель. Новую мебель для гостиной императрицы изготовили на фабрике братьев Лизере, уже известной  Царскосельскому дворцовому правлению, заказавшему в 1880 г. мебель для комнат морганатической супруги императора Александра II княгини Юрьевской. Комната тогда была украшена мебелью нескольких периодов. Последняя мебель, добавленная к комнате, была в стиле Луи XVI. Мебель поставил производитель мебели в 1882. В комнате висели картины известного российского живописца, мастера морских пейзажей Айвазовского и других художников 19 столетия. Как и остальные комнаты родителей Николая II, в гостиной Марии Федоровны в царствование ее сына не производились никакие изменения.

4) Спальня Марии Федоровны
Спальня изначально принадлежала супруге Николая I, и была единственной комнатой, которая сохранила свое первоначальное назначение, когда в нее въехала императрица Мария Федоровна. В Спальне Марии Федоровны, оформленной в «стиле Людовика XVI», стены были обиты розовым французским ситцем с пасторальными сценами и орнаментальными композициями. Традиция декорирования спален ситцем и устройства драпировок на четырех стойках вокруг кровати сложилась еще в середине XIX века и сохранялась в дальнейшем. Мебель из американского ореха, находившаяся в этом помещении, состояла из кровати, ночных столиков, корзины, шифоньеров для белья и витрин для драгоценностей, которые обычно стояли у окон.
http://tsarselo.ru/images/photos/6d179b1c33575b57fdb37b6aa5e62942.jpg
Из комплекта выделялось зеркало-псише в раме кленового дерева, украшенное «росписью цветами», — возможно, этот предмет был заимствован из большого гарнитура расписной мебели, изготовленного по проектам В. Стасова для вдовствующей императрицы Марии Федоровны в 1820-х годах. В 1900 году, ввиду отсутствия под этой спальней сводов, возможности проникновения в нее из подвала шума и, наконец, единственного перекрытия над подвалом из сгораемых материалов, под деревянный потолок в подвале подводятся металлические балки и по ним устраивается второе перекрытие из бетонных плит. Эта часть дворца превратилась в своего рода музей родителям Николая и была тщательно убрана и сохранена в первоначальном виде слугами дворца.

5) Туалетная комната Александра III
На стенах этой комнаты в изобилии висели трофеи: оленьи и козьи рога, головы ланей, кабанов, волков, лисиц, а также охотничьи принадлежности. Охотничьи трофеи снабжались описанием того, где и с кем был сделан данный выстрел. Вдоль стены Туалетной была установлена металлическая стойка с коллекцией нагаек, хлыстов, кнутов, стеков, стилетов, тростей. На комодах под стеклянными футлярами хранились «чучела птиц, убитых в царскосельских парках», которых подстрелил Александр, будучи еще ребенком. В витринах - подковы, найденные «на счастье», и мелкие подарки, сделанные родителями, друзьями, детьми. По периметру комнаты, вверху, располагались фарфоровые и гипсовые раскрашенные собачьи головки с крючками-вешалками.

http://tsarselo.ru/images/photos/b468fb3455af34a4cea5856d65558b30.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/04cdc335b6d476ee58024bf01cb3bf19.jpg

В алькове (сохранившемся от Спальни дочери Николая I Марии Николаевны, а затем ее младших братьев Николая и Михаила) находилась широкая оттоманка, обитая персидским ковром. Данью моде и стремлением к комфорту можно объяснить присутствие этой оттоманки в алькове Уборной великого князя. Несколько неожиданным в этом интерьере кажется присутствие мебели «второго рококо», формы которой, демонстрировавшие стремление к уюту и комфорту, больше подходили для дамских гостиных. Традиционные для этого стиля кресла с мягкими стегаными спинками и боковинами, а также «кутаные» предметы, входившие в состав комплекта, были выполнены из ореха, «располированного под воск», и украшены рельефной резьбой из бантов и цветов.

6) Подвалы
Как правило, в подвалах располагались технические службы, части охраны, дворцовая прислуга, различные складские помещения и кладовые. Из 110 помещений подвала больше всего комнат (28 или 25,4 %) отводилось под различные кладовки и кладовые. Под комнаты для прислуги выделено 25 помещений (22,7 %). По приведенным данным можно приблизительно установить число и специальность прислуги, которая либо постоянно жила в Александровском дворце, либо находилась там на дежурстве.
http://tsarselo.ru/images/photos/046794f876741739774fef937c94c1f4.jpg
Помещения, занятые различными техническими службами (отопление, вентиляция, телефоны, электрические машины), также занимали значительную часть подвальных помещений дворца. Для размещения различных отопительных систем в подвале использовалось 9 помещений (8 %). Примечательно, что единой системы парового отопления во дворце не было. В подвале установлено семь отопительных котлов различной мощности, каждый из них отапливал по несколько залов. Но и при такой локальной отопительной системе некоторые из важных дворцовых помещений продолжали отапливаться печами и электрическими грелками. Спальня наследника на Детской половине второго этажа отапливалась именно таким способом. Жаровыми печами, расположенными в подвале, отапливались парадные подъезды дворца. Печами отапливались все помещения правой части подвала. В 1902 году Данини осуществляет новые переделки во дворце. Устройство нового отопления и вентиляции повлекло за собой уменьшение свободного пространства в подвальных помещениях. В то же время, количество личных вещей императорской семьи и детских игрушек все время увеличивалось. Данини предложил и в 1903 г. устроил кладовое помещение в правой половине подвала под газоном между колоннадой и самим зданием дворца, для чего этот подвал был углублен, осушен, электрифицирован, в нем было устроено паровое отопление, а сверху иллюминаторы. Для размещения механизмов, обеспечивавших вентиляцию помещений Собственной и Детской половины, в подвале отводилось 3 помещения. В одном из помещений установили «нагнетательный электромотор», при этом подаваемый в машину воздух предварительно пропускался через систему бумажных фильтров и при необходимости подогревался. Александровский дворец электрифицировали еще в конце XIX в. и электричество во дворец подавалось с городской электростанции. Тем не менее в подвале располагалось несколько электрических механизмов – машина для вентиляции воздуха и трансформатор для нее, трансформатор для придворного кинематографа и электромотор переменного тока фирмы «Сименс – Шукерт» для подъемной электрической машины (лифта). Электрические звонки работали от аккумуляторных батарей. Для дежурных электриков отводилось специальное помещение. Система водоснабжения, канализации и отопления требовала постоянного контроля. Только для водопроводчиков выделялось 6 подвальных помещений. Работы у них было много, поскольку только в подвальной части дворца располагалось 10 помещений, где находились одна ванная, три больших умывальника и пять туалетов (WC). Все население императорской резиденции необходимо было регулярно кормить. Готовили для императорской семьи в Кухонном корпусе, недалеко от Александровского дворца. От него для сообщения с дворцом построили специальный подземный туннель. Тем не менее в подвале дворца располагались семь кухонь и буфетов. В 1895 г. Государь повелел было переместить кухню из кухонного флигеля в подвал дворца. Тогда эта работа не была сделана, а в 1897 г. - была оставлена сама идея перемещения кухни во дворец, и С.А. Данини было поручено представить сметы на устройство тоннеля («подземного хода» для подачи горячих блюд), ведущего из кухонного флигеля в подвал дворца.
http://tsarselo.ru/images/photos/8b323122080262b690708e8ee05f187d.jpg
Для дворцовой телефонной станции отводилось два подвальных помещения. На телефонной станции дежурили чины Дворцовой полиции, они прослушивали все телефонные разговоры. Кроме этого в подвале находились две телефонные будки для персонала. Для охраны императорской семьи под Собственной половиной Александровского дворца было выделено 6 обширных помещений. При этом Дежурная комната офицеров Сводного полка располагалась точно под спальней императорской семьи. Кроме этого охрана занимала Пропускной пост Сводного полка у тоннеля, там же находился «присмотрщик» от Сводного полка. Его задачей было сопровождение всех приходящих во дворец через тоннель из Кухонного корпуса дворца. Поблизости находилась Комната офицеров Собственного конвоя, Караульное помещение Сводного полка, Караульное помещение конвойцев. Для офицеров Сводного полка и Конвоя устроили два особых туалета и собственный буфет. Во дворце действовали два лифта разных конструкций. Поскольку у Александры Федоровны были больные ноги, то для нее еще в ходе ремонта в 1895–1896 гг. на Собственной половине соорудили гидравлический лифт. После окончательного переезда императорской семьи во дворец в 1905 г. на Свитской половине установили электрический лифт. Оба лифта связывали первый и второй этажи дворца. Таким образом, обширные подвальные помещения Александровского дворца быстро заполнили и обжили. Там ежедневно находилось с учетом охраны, по меньшей мере, 200–250 человек, подвал был постоянно полон движения и в нем кипела жизнь, совершенно незаметная для обитателей верхних этажей дворца.

7) Кухонный корпус
Слева от Александровского дворца, фасадом на Кузьминскую (Дворовую) улицу в 1795-1796 годах Дж. Кваренги соорудил Кухонный корпус. В период царствования Николая II традиция Собственных кухонь сохранялась в полной мере. Традиционно, из-за боязни пожаров, кухонные помещения располагались вне зоны проживания. В Александровском дворце Царского Села, который с 1905 г. стал постоянной императорской резиденцией, кухонные помещения располагались не только в Кухонном корпусе, но и в подвальном помещении самого дворца. Кроме этого, в подвале дворца оборудовали девять обширных помещений для «малых» кухонь и буфетов. В «Собственном буфете Их Величеств» варили кофе, кипятили молоко, сливки и шоколад. В Собственной «Приспешной» кухне готовили блюда, которые надо было подавать на стол только в горячем виде. Для этого в подвальной кухне имелись очаг, пирожная духовая печь, в которой на масленицу пекли блины, котел для нагревания воды, вертел и рашпер для приготовления шашлыков на березовых углях. Несколько буфетов и кухонь обслуживали свиту и прислугу (Буфет камер-юнгфер и комнатных девушек; Буфет офицеров Сводного полка; Собачья кухня; Расхожий буфет или Кафешенская; Гофмаршальская кухня; Столовая; Помещение для отпуска вина.

http://tsarselo.ru/images/photos/82d8faffb6d4752e8396bb9f9bc01422.jpg

http://tsarselo.ru/images/photos/f698fa3249bc023068935fcf1243f257.jpg

В 1895 г. Государь повелел было переместить кухню из Кухонного флигеля в подвал дворца. Тогда эта работа не была сделана. От кухонного корпуса для сообщения с дворцом в 1902 г. построили специальный подземный туннель, который тщательно охранялся. Это было связано с тем, что до Николая II жилые комнаты императорской семьи находились в правом крыле дворца, и готовые кушанья носили в резиденцию через обширную лужайку. В 1896 г. императорскую жилую половину перенесли в левое крыло. Поэтому новым хозяевам дворца нежелательно было наблюдать из своих окон бесконечную беготню слуг между кухней и дворцом. Для удобства доставки во дворец приготовленной пищи император распорядился построить тоннель, соединяющий Кухонный флигель с буфетом.  В связи с постоянным местожительством императорской семьи в этом дворце (с 1905 года) необходимо было продумать систему доставки горячей пищи во дворец. Поставленную перед ним задачу архитектор решил достаточно оригинально: раньше пищу перевозили по открытой панели (только в летнее время). Данини предложил совершать этот процесс по тоннелю, соединив цех по приготовлению пищи с подвальным помещением во дворце, из которого блюда приносили в комнату, где в этот день решали обедать, так как специального помещения — столовой — во дворце, как ни странно, не было. На протяжении царствования Николая II обедали в разных комнатах: в Приемной, Палисандровой, Угловой на балконе. Мемуаристы вспоминают: «Обедали в восемь. Постоянной столовой не было: Государь не любил обедать в каком-то одном помещении, поэтому обеденный стол могли отнести в ту комнату; в которой ему в тот вечер хотелось пообедать». «Каждый обед и завтрак должен был продолжаться ровно 50 минут, ни одной минутой больше, ни одной меньше. Это была традиция- благодаря этому блюда заблаговременно приносились, и, конечно, что бы нж готовили повара и шефы, это доходило до обедающих в поблекшем виде. Традиции 50 минут положил начало Александр II, торый любил менять место столовой: иногда он выбирал комнату или зал, находившиеся весьма далеко от кухни. Ритм 50 минут соблюдался. Но соусы погибали бесславно, ибо все являлось на стол в подогретом состоянии». Чертежи с поперечным разрезом и видом тоннеля дают представление об этом неординарном сооружении: в сечении оно имело эллипсообразную форму и представляло собой коридор, по которому на шарнирах передвигали емкости с пищей (в просторечии слуги называли эти транспортеры «железной дорогой»); по ним судки с едой «доезжали» до подъемника, который находился в подвале — буфетной, и только после этого попадали на стол. 
http://tsarselo.ru/images/photos/ec57ada2b5d3e787b8bdf7c2fb65e942.jpg
Сохранилось поэтажное описание Императорской кухни, находившейся в Кухонном корпусе. На первом этаже Кухонного корпуса находилась главная кухня, включавшая 16 помещений. В них находились пирожная (два помещения), где выпекались пирожки. Кроме холодильника (ледника) в этой комнате стояли русские печи и посредине – длинный стол для выпеченных пирожков. В помещении главной кухни наряду с многочисленными столами (суп-мейстера, соусника и пр.) находилась плита. Из этого помещения отпускались завтраки и обеды по 2-, 3-и 4-му разрядам. В заготовочном отделении шла предварительная обработка продуктов к высочайшему столу. Из этого помещения отпускались завтраки и обеды для императорской семьи и их свиты. Из профессионального оборудования там находилась большая мраморная ступка для приготовления фаршей к протиранию. В этом помещении был установлен очаг для жарки мяса и дичи, как на вертеле, так и на рашпере. Во всех комнатах находились ледники различных конструкций. Особенно много «холодильников» было в желейной. В том числе большая ванная из красного гранита, наполненная льдом. В этих ледниках хранились холодные закуски к личному столу императора. В мясной комнате находились аквариум, в котором плавали живые форели, стерляди и сиги, и открытый бассейн для рыбы. Посуду мыли в портомойне. Там были установлены котлы и раковины для мытья медной посуды, которую сушили на деревянных решетчатых стеллажах. В двух кладовых хранились различные продукты. В документах упоминается стеклянный шкаф, где находились консервы, пряности и фрукты. Надо заметить, что это был весьма странный набор для хранения в одном месте. В одном из ледников сохранялись овощи, рыба, икра, сливки, масло и пр., что шло к императорскому столу. На первом этаже Кухонного корпуса находилась и Кондитерская часть. В квасном отделении готовились различные квасы (монастырский и хлебный), мороженое, а также хранились различные продукты для кондитерской. Готовый квас хранили в особом помещении, оборудованном ледником. В помещении конфетной варили на специальной плите знаменитые дворцовые «конфекты» и терли сахар. В бисквитном отделении в печах пекли бисквиты, там же находился особый стол, на котором заворачивали конфеты. Готовые конфеты хранились в стеклянных шкафах. В кладовой для хранения конфет и бисквитов имелась специальная печь для поддержания бисквита сухим. Отдельное помещение было выделено под «Людскую кухню V разряда», оборудованную русской печью, очагом и плитой. На этой кухне готовилась еда для всех дворцовых служащих. В этом же помещении за двумя столами, накрывавшихся скатертями, и проходили обеды. В особой серебряной кладовой, кроме собственно серебряной посуды стояли кипятильник и кувшины с фильтрами для воды, применявшейся при мытье серебряной посуды.

http://statehistory.ru/books/TSarskaya-rabota--XIX---nachalo-XX-v/i_226.jpg
План 1-го этажа Кухонного корпуса при Александровском дворце Царского Села. Помещения: 1.2 – пирожная: 3 – главная кухня: 4 – заготовочное отделение: 5 —желейная: 6 – мясная: 8 – портомойня: 9-11 – кладовые: 12 – спуск в тоннель: 18 – квасное отделение: 19 – кладовая для хранения кваса: 20 – конфетная: 21 – бисквитная: 22 – кладовая для хранения конфет и бисквитов: 23 – людская кухня: 24 – серебряная кладовая: 30 – внутренний двор

На втором этаже Кухонного корпуса находились различные служебные и жилые помещения: кухонная бельевая, медная кладовая, комната для дежурных поваров (там стояло 6 кроватей), отдельные комнаты для двух поваров (2-го и 1-го разрядов), комнаты для старших поварских учеников 1-го разряда, получавших жалованье и одежду. Там же находилась столовая для поваров и комнаты для младших поварских учеников 2-го разряда, получавших жалованье и одежду. Три комнаты выделялись для дежурных метрдотелей.

0

7

Усадьба Великого князя Бориса Владимировича

Многие привычно считают, что Царское Село – это прежде всего дворцовый ансамбль среди Екатерининского и Александровского парков. Однако есть и еще одна зеленая зона, о которой, наверное, знают даже не все царскоселы. Речь – об Отдельном парке. Именно в нем на берегу Колонистского пруда располагается интересный архитектурный ансамбль – дача великого князя Бориса Владимировича, которая явилась новой вехой в истории царскосельской и петербургской архитектуры. Б.М. Кириков, автор содержательной работы об архитектуре дачи великого князя Бориса Владимировича, считает этот памятник, созданный британскими архитекторами, строителями и декораторами, «отправной вехой становления петербургского модерна».

http://s2.uploads.ru/RfLG8.jpg
Великий князь Борис Владимирович

То, что стиль модерн пришел в Россию именно из Англии, вполне закономерно. Англия была общепризнанным пионером и лидером (до 1900 года) в развитии архитектуры модерна. Последнее десятилетие XIX века — время наивысшего расцвета и влияния английского зодчества и дизайна. Важным источником «нового искусства» было творчество поздних прерафаэлитов (У. Моррис и др.), оказавшее существенное влияние на формирование двух главных направлении английского модерна — «Движения искусств и ремесел» и «Эстетического движения», возглавляемого Оскаром Уайльдом. Достижения английских и шотландских архитекторов - новаторов (Н. Р. Шоу, Ч. Р. Эшби, Ф. С. Уэбб, Ч. .Ф. Войси, У. Р. Аетаби, М. X. Бейли Скотт, Э. Ньютон, Э. В уд, Ч. Р. Макинтош) были признаны повсеместно. В это время британский дом - особняк с его комфортом и уютом, мебелью и декором самого изысканного толка стал моделью для всего цивилизованного мира. Мастера британского неоромантизма опирались на традиции средневековой народной архитектуры. Подчеркнутая простота и обобщенность деталей, стремление к цельности композиции отличали работы представителей этого направления от предшествующей эклектической архитектуры. Как и для всей архитектуры модерна, для неоромантического варианта этого стиля характерно стремление к синтезу искусств. По мнению Б. М, Кирикова, в петербургской архитектуре неоромантическая «готика» явилась своеобразным мостом от эклектики к модерну, а ее первым образцом - усадьба великого князя Бориса Владимировича в Царском Селе.
У этого комплекса двухэтажных построек несколько народных названий. Это и Царскосельский коттедж, и английский уголок Царского Села, и царскосельский Альбион. Ходили слухи, что эту дачу великому князю подарила сама королева Виктория. Ныне эта легенда кочует из издания в издание. Однако маститые историки, такие как Александр Марголис, называют ее не более чем фантазией, ведь этот участок был пожалован Николаем II вовсе не Борису Владимировичу, а его отцу - великому князю Владимиру Александровичу в июне 1896 года. Великий князь Борис Владимирович, окончил Николаевское кавалерийское училище в 1896 г., после чего его зачислили в лейб-гвардии Гусарский Его Императорского Величества полк, находившийся в Царском Селе, со званием флигель-адъютанта. К этому времени и было приурочено строительство дачи.
http://s2.uploads.ru/LywP2.jpg
Земельный участок, занимаемый дачей, с 1878 г. по Высочайшему пожалованию предназначался вдове флигель-адъютанта княгине М.М. Мещерской (урожденной княжне Долгоруковой) (1850-1907), но не был ею застроен. В 1891 г. княгиня Мещерская, по второму браку Берг, повторно обратилась в Царскосельское правление с прошением об отмежевании участка и выдаче «Данной» до возведения дома, однако ее обращение оставалось без последствий, поскольку земли Отдельного парка не подлежали отчуждению. Между тем с просьбой о присоединении этого участка к даче великого князя Владимира Александровича обратился его управляющий. В июне 1896 г. участок площадью в 4 десятины 2 тысячи двести пятьдесят квадратных саженей Высочайше пожалован великому князю Владимиру Александровичу под строительство дома к совершеннолетию его сына Бориса Владимировича. Между прочим, документов о передаче участка сыну великого князя Борису Владимировичу не обнаружено. Но гораздо существеннее другое: нам неизвестен проект дворца, который построен здесь в 1896-1897 годах.

Парк вокруг дачи
В своей книге «Царскосельский коттедж» Александр Марголис пишет: «Царскосельская усадьба полностью соответствует нормам британского коттеджного строительства конца XIX века. Расположение главного жилого дома, его планировка и убранство ориентированы на запросы обитателей, соответствовали естественному ходу жизни. Выбирая место для постройки особняка, английские архитекторы заранее разрабатывали план парка, в котором определяли положение всех усадебных построек. Главный дом помещался в глубине парка, скрытый от посторонних глаз густыми кронами деревьев или высокой оградой. Именно так и поступили авторы усадьбы Бориса Владимировича, разместив коттедж в глубине участка Отдельного парка на восточном берегу Колонистского пруда».
http://s7.uploads.ru/t/DgGAv.jpg
Усадьба занимала большой участок в виде неправильного четырехугольника в плане и со всех сторон была обнесена прозрачной металлической оградой с двумя воротами. Въезд на территорию дачи осуществлялся по парковой дороге от Московских ворот, а также со стороны Софийского бульвара от Владимирского дворца. Главные въездные ворота находились рядом с оградой лечебницы Эбермана, ныне они наглухо закрыты. К этим воротам подводила Прудовая дорога от Московских ворот.Вторые ворота служили для подъезда с Луговой и Дубовой аллей Отдельного парка. Оба въезда на дачу были устроены по пейзажным дорожкам, расположенным по диагонали. Находящаяся в уединенном месте, однако, в непосредственной близости от усадьбы главы семейства, она имеет вид загородного охотничьего замка. Дача располагалась далеко от основной застройки Царского Села, а потому хозяин называл ее, акцентируя внимание на укромности места, Wolfgarde – Волчий сад.
http://s6.uploads.ru/t/zAmtO.jpg
Одним из наиболее живописных элементов композиции является уникальная для климатических условий Петербурга аллея, ее облик формируют выразительные кроны туи (вечнозеленые хвойные деревья семейства кипарисовых), более чем столетнего возраста. На нее можно было выйти с полукруглой площадки у Колонисткого пруда. Она ведет к Главному дому, у входа  в который сейчас располагается небольшая круглая клумба, на ней, вероятно, тоже было какое-то украшение, поскольку сотрудницы рассказывали, что они при посадке летников откопали мраморную плиту, вероятно, служившую постаментом для вазы.
У основного дома был Собственный са­дик с фон­та­ном. Фонтан  решен в формах барокко, с мраморным резным водометом в виде закрученных в спираль дельфинов и фигурным бассейном характерного барочного рисунка, который устроен в центре круглого в плане цветника. Низкая ограда из резных мраморных столбов с вазами и кованой фигурной решеткой отделяла фонтан от пейзажных участков сада. На круглой клумбе вокруг фонтана были выса­же­ны прекрасные сортовые розы. Пейзажный стиль доминирует в планировке, организованной набивными дорожками с керамическими желобами для стока воды (очень важная деталь в устройстве сада на низкой местности, подвергавшейся подтоплению водами Колонистского пруда). Для исторического ассортимента зеленых насаждений характерны липа, клен, вяз, сосна, лиственница, туя. Акцентами объемно-пространственной ландшафтной композиции служат газоны, цветники, декоративные кустарники.  Сад был устро­ен та­ким об­ра­зом, что вход в ка­ж­дое зда­ние не был ви­ден из дру­гих, скрыт по­сад­ка­ми. Ве­ли­кий князь мог сво­бод­но вый­ти из сво­его до­ма, прой­ти по туевой ал­лее, сесть в свою лод­ку на Ко­ло­нистском пруду и уплыть, хо­тя Ко­ло­нистский пруд, в прин­ци­пе, не­боль­шой. Да­же въезд­ные до­ро­ги в сад не ве­дут пря­мо к до­му, а упи­ра­ют­ся в веч­но­зе­лё­ные на­са­ж­де­ния.

Главный дом
http://s7.uploads.ru/t/5nVAH.jpg
В 1896 – 1897 годах на площади 400 гектаров выстроили два здания – главный дом и конюшенный флигель с часовой башней. Авторами проекта с использованием форм английской готики стали английские же архитекторы Шерборн и Скотт, а строительными работами занимались сотрудники лондонского торгового дома Maple and Co, которая одновременно занималась отделкой интерьеров Александровского дворца в Царском Селе. Вот тут кроется одна из тайн этого коттеджа. Дело в том, что достоверно имя автора этого здания до сих пор неизвестно. В путеводителе по Царскому Селу С. Н. Вильчковского, изданного в 1911 году, о даче Бориса Владимировича говорится: «На противоположном берегу [Колонистского пруда] виднеются здания дворца великого князя Бориса Владимировича, выстроенные в 1896 году лондонской фирмой Мэпль в стиле английских коттеджей, по проекту английского архитектора Шернборна». Обратим внимание на то, что Вильчковский упоминает лондонскую фирму, осуществлявшую строительство, но не называет архитектора Скотта, которого фон Гоген считал соавтором Шербона (Шерборна): «Неделя строителя» (№51) извещала, что 8 декабря 1898 года состоялось очередное собрание Общества архитекторов под председательством В. А. Шретера. В присутствии 57 человек «А. И. фон Гоген сделал сообщение о новом дворце Его императорского высочества великого князя Бориса Владимировича, построенном в Царском Селе двумя английскими архитекторами, гг. Шербоном и Скоттом». Мы дословно процитировали единственное свидетельство, которое содержит имена авторов царскосельского коттеджа. В.И.Яковлев, автор историко -архитектурного очерка «Александровский дворец» (1927), утверждал: «... интерьеры Английской запасной половины отделаны весной и летом 1896 г. одновременно с постройкой дворца Бориса Владимировича под руководством архитектора англичанина Шернбурка лондонского торгового дома Марlе». Бросается в глаза разница в написании фамилии одного из английских архитекторов, строивших великокняжескую дачу: Шербон (фон Гоген), Шернборн (Вильчковский), Шернбурк (Яковлев). Современные справочники КГИОП остановились на варианте «Шернборн». Однако никаких сведении об архитекторе с такой фамилией (или похожей на неё) не удалось найти ни в России, ни в Англии! Из Лондона сообщили, что в конце XIX века был известен гравер Charles WHliam Sherborn (1831—1912), он делал гравюры, эстампы, экслибрисы, но к архитектуре отношения не имел и с Россией никак не связан.
По поводу второго британского архитектора, упомянутого А. И. фон Гогеном в качестве соавтора усадьбы Бориса Владимировича, Б. М. Кириков пишет: «В лице загадочного Скотта соблазнительно представить выдающегося мастера модерна М. X. Бейли Скотта. В 1896—1898 годах он создал интерьеры во дворце герцога Эрнста Людвига Гессенского, знаменитого мецената и покровителя нового стиля, родного брата российской императрицы». Эту гипотезу поддерживают авторы статьи "Империя Мейпл". Заказы Российской Императорской семьи» Г.Н. Корнева и Т. Н. Чебоксарова (2008). Действительно, многие черты царскосельской дачи присутствуют в работах Бейли Скотта 1890-х годов. Но в детально изученной творческой биографии архитектора Baillie Scott (1865—1945) нет ни слова о его участии в проектировании царскосельской дачи. Не всё ясно и с лондонской фирмой «Maple and С°», строившей дачу одновременно с отделкой интерьеров Александровского дворца. Она специализировалась на изготовлении мебели и отделочных работах. Хорошо известно о выполнении фирмой «Мэйпл» заказов императорской семьи в Петербурге и Царском Селе. Но в списке работ фирмы за все 1890-е годы нет никаких упоминаний о даче Бориса Владимировича. Итак, вопрос об авторах царскосельского коттеджа остается открытым. Необходимы дополнительные исследования, прежде всего в британских архивах, чтобы разобраться в этой загадочной истории. Легенда о подарке коттеджа английской королевой на совершеннолетие его владельца остается легендой, а вот то, что строилась она английской фирмой по проекту английских архитекторов и даже то, что некоторые материалы были привезены из Англии - достоверно. Дача напоминает нам крестьянские (именно крестьянские, а не дворянские) усадьбы 16 века, эпохи Тюдоров. Мода на такого рода постройки охватила всю Англию в конце 19 века.
Построение этой дачи стало настоящей сенсацией для тогдашнего Петербурга. И действительно, такая постройка была, пожалуй, первой не только в окрестностях Петербурга, но и в Росии, хотя подражать таким коттеджам начали еще в 18 веке. 30 марта 1897 года в «Неделе строителя» (воскресное приложение к журналу «Зодчий») появилось извещение от С.-Петербургского общества архитекторов: «С разрешения Его императорского высочества великого князя Владимира Александровича во вторник, 25 марта, состоялся осмотр строящейся дачи великого князя Бориса Владимировича в Царском Селе». Из Журнала собрания Общества архитекторов от 1 апреля 1897 года мы узнаем, что «На осмотр дачи великого князя Владимира Александровича в Царском Селе собралось 20 членов Общества, которым осмотр дачи доставил большой интерес, так как многое в постройке этой, производимой англичанами, по приемам своим ново и не согласно с приемами русских строителей». Художественный облик дачи произвел сильное впечатление на архитектурную общественность того времени. Фотографии фасадов и интерьеров (столовой, музыкальной и курительной гостиных) опубликовал ежегодник «Мир искусства». По воспоминаниям современников и материалам архитектурно-художественной периодики, дом полностью построили из английских материалов руками иностранных мастеров.
Главный дом дачи - образец раннего петербургского модерна в формах английской готики. В общем решении главного здания с живописной черепичной крышей ясно читаются два основных 2-этажных объема, соединенные переходом: господская и служебная части. Господская половина, естественно, более представительна. Выразительная композиция двух повторяющих друг друга фасадов рассчитана на восприятие дома с разных сторон; основной фасад с фахверковыми щипцами по бокам не выглядит доминирующим. Пространственная композиция разновысотных двухэтажных объемов отличается живописностью. К повышенному основному объему со стороны восточного фасада, рядом с большим окном холла, примыкает двухэтажный кухонный корпус с более скромным решением фасадов, соединенный с хозяйской половиной одноэтажным переходом.
http://s2.uploads.ru/t/2PAQZ.jpg
Выразительный силуэт, асимметричная разнообъемная структура, многообразие форм оконных проемов, сочетание открытой кирпичной кладки и фактурной штукатурки, черепичная крыша, наконец, такие характернейшие элементы, как треугольные и трапециевидные щипцы с фахверком, черепичные крыши, щипцы и трапециевидные фронтоны полувальмов с фахверковым заполнением, высокие дымовые трубы красного кирпича, коньки, которые украшали керамические фигурки драконов и трилистников - все это представляет эталонный образец Тюдоровского возрождения, переведенный в неоромантическую модификацию модерна. С.А. Данини был непосредственно причастен к устройству великокняжеской дачи: он занимался распланировкой участка и вел наблюдение за строительством. Таким образом, он не только вплотную соприкоснулся с традиционными и новейшими приемами английской архитектуры, но вобрал их в собственный практический опыт. Это стало одной из отправных точек его царскосельской карьеры, в ходе которой он предложил несколько замечательных зданий в англо-саксонском стиле на территории Царского Села.
Первый этаж оформлен красным кирпичом, второй — серой терразитовой штукатуркой, в щипцах — гладко оштукатуренные охристые поверхности в сочетании с коричневым деревом фахверка. Контрастное сочетание фактуры и цвета, материалы, характерные для архитектуры модерна, придают облику наибольшую выразительность и живописность. Разнообразны своей формой, величиной и асимметричным размещением часто остекленные окна. В здании имеется несколько входов, из них два главных, с крыльцами на резных колонках и фахверковым заполнением фронтонов, деревянной балюстрадой. Площадки перед входом выложены красными керамическими плитками. Крыльцо на южном фасаде, выходящее к фонтану, убрано более богато — в виде галереи с резными арками из дуба. Три яруса щипцов с фахверковым заполнением каскадом спускаются к крыльцу от слухового окна на крыше. В силуэте южного фасада доминирует краснокирпичная труба дымохода, декорированная филенками. Кроме того следует обратить внимание на крыши, авторы создают сложные формы покрытий, сочетая вальмовые (крыша прямоугольного здания, имеет четыре ската, из которых два ската имеют треугольную или прапецевидную форму) и полувальмовые (крыша, у которой торцовые треугольные скаты не доходят до карниза) формы крыш.

Интерьеры главного дома
Центром композиции в планировке здания является характерный для английской жилой архитектуры двухъярусный холл, соединяющий парадные помещения в первом этаже и жилые во втором. В комнатах целостно сохранилась уникальная архитектурная отделка, в стилистике которой преобладают формы архитектуры историзма в сочетании с элементами искусства модерна. Интерьеры комфортабельны, в них каждая деталь продумана до мелочей. Интерьеры сохранили значительную часть убранства: дубовые панели обшивки с резными наличками, резные колонки и плафоны, остатки витражей, богато оформленные мраморные камины и их убранство, включая топки, латунные оконные и дверные приборы, встроенная мебель, радиаторы отопления в декоративных футлярах, ценные образцы тисненых обоев конца XIX в., отдельные предметы мебели, оконная и дверная фурнитура. Благодаря местонахождению комнат в той или иной части дома, их размерам, сообщению между собой, степени освещенности и характерным деталям интерьера можно определить назначение всех помещений господской части дворца, концентрирующихся вокруг центрального холла.
Холл - большое двухъярусное прямоугольное в плане помещение, с целостно сохранившимся ансамблем декоративного убранства, освещается через большое, с частым переплетом окно в восточной стене. Из него в парадные интерьеры первого этажа — Кабинет, Музыкальную гостиную, Столовую и Курительную гостиную — ведут массивные дубовые двери. Входная дверь из вестибюля выделена щипцовым сандриком.
http://s2.uploads.ru/t/3NF7a.jpg
С трех сторон по периметру холл опоясывает дубовая галерея с балюстрадой, опирающаяся на фигурные столбы. В их оформлении применен композитный ордер — капители, энтазис, каннелюры, база. Наверх ведет трехмаршевая дубовая лестница, с перилами из точеных, удлиненной формы балясин. В потолок холла с дубовыми балками на фигурных кронштейнах вмонтированы фонари — подвесы на кованых цепях ажурного рисунка. Цепи имеют разную высоту, которая могла регулироваться системой блоков в потолке. Стены внизу обшиты профилированными дубовыми панелями, в них включен двухъярусный камин из светлого камня, с зеркалом в резной раме, лучковым фронтоном и массивным антаблементом. По сторонам входной двери расположены радиаторные футляры из дуба, с выколотным рисунком «под серебро» металлических решеток и крышками из черного с серовато-зелеными прожилками мрамора.
Кабинет Великого князя расположен в юго-западном углу здания, соединяется дверью с Музыкальной гостиной. Стены кабинета почти на всю высоту обшиты деревянными филенчатыми панелями, разделенными на два яруса и окрашенными в белый цвет, сверху затянуты декоративной тканью.
http://s6.uploads.ru/t/g5zZs.jpg
Двухъярусный камин, сплошь отделанный окрашенным в белый цвет деревом, с зеркалом и треугольным фронтоном. Кабинет меблирован гарнитуром из дубовых стульев и дивана с обивкой в тон обтяжки стен, в декоре которых использован геральдический мотив в виде двух львов с поднятыми лапами и щита.
Музыкальная гостиная, находящаяся в юго-восточном углу здания, также решена в белом цвете. Большое шестистворчатое окно-дверь выходит на крыльцо. В гостиной устроена сценическая площадка, отделенная декоративной деревянной аркой. Арка занимает всю ширину гостиной, центральный пролет оформлен резным архивольтом, она опирается на столбики в виде тонких каннелированных колонок с ионическими капителями, ограждена точеными балясинами и трельяжиой решеткой сквозного геометрического рисунка вверху.
http://s2.uploads.ru/t/uGZtl.jpg
Столовая занимает большое помещение с трехгранным эркером и дверью в Курительную гостиную, оформлена тиснеными обоями в золотисто-черных тонах с рельефным рисунком, стилизованным под ренессанс. Поверхность плафона оформляет дубовая треляжная решетка крупного геометрического рисунка, с розетками. Здесь также имеется угловой двухъярусный камин, с зеркалом и остекленным шкафчиком над ним.
http://s2.uploads.ru/t/7FwzT.jpg
Восточная стена Столовой сплошь обшита дубом. В обшивку встроена дверь и по ее сторонам находятся две тумбы с выдвижными ящиками и зеркалами. Верхняя часть обшивки охвачена стилизованным антаблементом, который опирается на две каннелированные колонны с ионическими капителями, и включает рифленый фриз с карнизом. За дверью находилась буфетная, через длинный коридор она сообщалась со служебной половиной здания.
Курительная комната, ее интерьер,  также оформленной по периметру дубовыми стенными панелями, завершает широкий фриз с кронштейнами. Тисненые обои выдержаны в золотисто-коричневых тонах, с рельефным рисунком, стилизованным под ренессанс. Раппорт рисунка включает крупные стилизованные плоды граната, листья аканта, завитки и цветы.
http://s7.uploads.ru/t/k0hUf.jpg
По сторонам углового двухъярусного камина симметрично встроены два полукруглых дубовых дивана с мягкой спинкой и сиденьем. В обрамлении топки камина использован черный с серовато-зелеными прожилками мрамор. Навес-«козырек» декорирован рельефным выколотным рисунком с мотивом «волны», характерной для искусства модерна.
Спальня находилась на втором этаже и состояла из двух комнат, которые располагались над Музыкальной гостиной, со встроенными угловыми шкафами. В одном из шкафов устроена дверь в прихожую спальни. Угловой камин в этой комнате отделан кафельными плитками, над каминной полкой помещен небольшой застекленный шкаф. Комната декорирована панелями светлого дерева и сообщается дверью со смежной библиотечной комнатой, меблированной большими остекленными книжными шкафами красного дерева.
http://s2.uploads.ru/t/5HL2Z.jpg
Вторая комната разделена на альков и собственно спальню резной перегородкой, изящного рисунка. В 1855 г. Франц Фридрих Вильгельм Сан-Галли изобрел радиатор водяного отопления ( ”Heizkorper “ - “горячая коробка), установив первые экземпляры в оранжереях Царского Села. Несколько первых экзепляров батарей завода установлены были и на даче Бориса Владимировича.

Конюшенный корпус
Одновременно с главным домом был построен конюшенный корпус, увенчанный миниатюрной часовой башенкой.
http://s2.uploads.ru/t/FU84S.jpg
К сожалению, он дошел до нас с большими утратами - исчезли наружная лестница с деревянным балконом, двойной щипец, черепица кровли, внутреннее убранство.

Запасной дом
У границы усадьбы расположены Запасной дом и каретник, позже ставший гаражом с квартирами служащих, построенный чуть позже, в 1899 году. Их возвели по проекту зодчего Александра фон Гогена, но также в стиле английской готики. Александр Иванович фон Гоген в 1893—1908 был штатным архитектором двора великого князя Владимира Александровича.
http://s7.uploads.ru/t/7iWmQ.jpg
В этой постройке он следовал композиционно-стилевым приемам авторов дворца-коттеджа и конюшенного корпуса. Широкая подковообразная арка (в дальнейшем, увы, заложенная) делила запасной дом на две части. В одной из них помещалось экипажное хозяйство, а в другой — один из первых в России гаражей и квартира шофера. Второй этаж дома с круглой лестничной башенкой отводился под жилье. «Если сам великокняжеский дворец уподоблен коттеджу и отмечен печатью "народной" простоты, - пишет Б.М. Кириков, - то запасной дом, преимущественно утилитарный по назначению, отличается изяществом и рафинированностью форм. В этом проявились и антииерархичность программы модерна, и различие творческого почерка архитекторов»

Оранжерейный флигель
Рядом с дома сохранился так же практически не измененный Оранжерейный флигель. Правда, информации о нем сохранилось очень мало. Он расположен рядом с фонтаном.
http://s6.uploads.ru/t/LTP84.jpg

Борис Владимирович очень тщательно поддерживал английский стиль на даче. И конюх, и кучер и шофер - все они были англичанами. Более того, здесь практически не звучала русская речь, тем более, что сам хозяин сначала заговорил по английски - у него была английская няня. На даче постоянно находились привратник, мастер и садовник, ее содержание было поставлено на широкую ногу. Кирилл Владимирович вспоминает, что в начале лета 1904 он провел несколько недель в Царском Селе «сначала с родителями, а потом с братом Борисом. В своем загородном доме, построенном в английском стиле фирмой "Мейпл и К°", он держал весьма колоритных слуг - англичан, дворецкого и кучера». Бо­рис Владимирович сла­вил­ся гос­те­при­им­ст­вом, ве­се­лым нра­вом, а так­же сво­им при­стра­сти­ем к свет­ским развлечени­ям, изы­скан­ной кух­не и пре­вос­ход­ным ви­нам.

источник

0


Вы здесь » Российская империя: новая история » Читальня » Резиденции императорской фамилии