12 июня 1916 года стало переломным для истории России. Империя вышла из мировой войны и сосредоточилась на сохранении расшатавшихся было устоев власти. Революционные движения подверглись серьезным гонениям, династия Романовых сохранила престол. История приняла совершенно иной оборот.

Игровое время: игра приостановлена. Форум остро нуждается в соадмине. Обращаться в гостевую.

Гостевая внешности персонажи сюжет общие вопросы правила акции

Российская империя: новая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Российская империя: новая история » Читальня » Кратко об образовании


Кратко об образовании

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

Александровская военно-юридическая академия
Петроград, набережная р. Мойки, 96

10 ноября 1832 г. в составе Санкт-Петербургского батальона кантонистов была учреждена Аудиторская школа для снабжения военно-сухопутного и морского ведомств образованными аудиторами. Штат школы состоял из командира школы, ротного командира, 2 офицеров (помощников ротного командира), фельдфебеля и 4 унтер-офицеров, 40 воспитанников из дворянских и обер-офицерских детей в возрасте 14-18 лет и 60 кантонистов солдатских детей в возрасте 16-18 лет. По Положению от 26.03.1832 г. учебный курс составлял 3 класса. В число первых учеников школы были зачислены воспитанники Военно-учительского института, отличившиеся во время бунта военных поселян в Новгородской губернии в 1831 г. мужественной защитой своих начальников и учителей.

По Положению об Аудиторской школе Военного министерства от 11.09.1846 г. всего было 150 ученических мест казеннокоштных и 20 - своекоштных (с платой 150 руб. в год). В 1846 г. школа была преобразована в Аудиторское училище. Как школа, так и училище, были закрытыми учебными заведениями, дававшими общее и специальное юридическое образование молодым людям, которые затем выпускались на службу в аудиторское ведомство гражданскими чиновниками. Штат училища по Положению 1866 г. составлял 60 казенношкотных мест и 40 своешкотных.

При разработке в 1865 г. основных положений военно-судебной реформы было признано необходимым назначать постоянных членов военных судов из числа офицеров, получивших юридическое образование. Вследствие этого в 1866 г. профессорам Санкт-петербургского университета А.П. Чебышеву-Дмитриеву и А.В. Лохвицкому было поручено ознакомить с основами уголовного права и судопроизводства генералов и штаб-офицеров, намеченных в председатели и судьи петербургского и московского военно-окружных судов. 26.04.1866 г. Высочайше повелено открыть при Аудиторском училище офицерские классы из 2-х курсов. В число слушателей принято 35 штаб- и обер-офицеров армии и 5 офицеров флота. Штатные слушатели (45 человек сухопутного ведомства и не более 5 человек флотских офицеров) получали усиленный оклад жалованья и ежегодное пособие на книги. Конференции было предоставлено право, с утверждения военного министра, принимать сверхштатных слушателей, которые добавочного содержания не получали, но пользовались всеми правами и преимуществами наравне со штатными. Занятия начались 20.08.1866 г., а 30.03.1867 г. офицерские классы были переименованы в военно-юридическую академию. С 1908 года получила название Александровской в честь Александра III.

Фасад здания
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/10/7128f3f9c410d066081d948aebeac81a.jpg

В военно-юридическую академию принимались офицеры в чинах не выше штабс-капитана гвардии или капитана прочих родов войск, прослужившие не менее 4 лет в офицерском звании в строю и удостоенные внимания начальства; из них - окончившие полный курс средних учебных заведений (7 или 8 классов) принимались на младший курс по конкурсному экзамену из русской литературы, истории, географии, физики, механики, космографии и химии, военной администрации, воинских уставов и 2 языков (французского и немецкого) в объеме курса кадетских корпусов и военных училищ, причем по русской литературе требовалось получение не менее 10 баллов; окончившие курс в высших учебных заведениях по юридическому разряду наук могли поступать сразу в старший класс, по держании поверочного экзамена из главных предметов младшего и среднего класса (уголовное, гражданское и государственное право и уголовное судопроизводство), военной администрации и воинских уставов. С 1880 в академии обучались также офицеры сербской и болгарской армий.

С 1878 года срок обучения составил три года, каникулы с 1 июля по 1 августа. В академии преподавались: уголовное, гражданское, государственное и военно-уголовное право, уголовное и военное судопроизводство, военно-административные законы (эти 7 предметов считались главными), энциклопедия права с историей философии права, история русского права, финансовое, полицейское, церковное и международное право, гражданское судопроизводство, политическая экономия, судебная медицина с анатомией и физиологией, психология и логика, история русского военного законодательства и военно-уголовные законы иностранных держав (эти 12 предметов считались вспомогательными); в первых 2-х классах изучали русский, французский и немецкий языки, а в старшем классе проводились практические занятия по военному судопроизводству. Каждый из офицеров к концу курса должен был представить письменную работу на заданную тему по одному из главных предметов; работа эта оценивалась комиссией по выслушивании доклада ее слушателем и замечаний рассматривавших ее профессоров.

По Положению 1866 г. из училища выпускали 3-мя разрядами: 1-й разряд - с чином 10-го класса, 2-й разряд - с чином 12-го класса, 3-й разряд - с чином 14-го класса, причем выпущенным по 3-му разряду нельзя было служить по военно-судебному ведомству. За 1866-1904 гг. в академии окончило курс 794 офицера (в том числе 48 офицеров флота и 19 - сербской и болгарской армий) и 35 чиновников. Из числа окончивших курс поступило в военно-судебное ведомство до 1878 г. - 161 человек или 76,3%, с 1878 по 1891 гг. - 181 человек или 80,1% всех окончивших. До 1910 г. академия выпустила 902 офицера. Окончившие успешно курс получали право на ношение академического знака; удостоенные при выпуске прав 1-го разряда производились в следующий чин (вместо производства в капитаны гвардии и подполковники прочих войск выдавался годовой оклад жалованья) и причислялись к Главному военно-судебному управлению, а через год переводились в военно-судебное ведомство с назначением на должность кандидатов; окончившие курс по 2-й разряду возвращались в свои части.

Выпуск военно-юридической академии
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/10/78d821dac74f64e95bb58858eb40a0b5.jpg

Начальник академии на 1916 г. (с  04.06.2016 г.) -  Алексей Иванович Звонников (генерал-лейтенант с 14.04.1914 г.).

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/10/fdc42f9d4d47c6bd30a7b2b8423a3b80.jpg

Заслуженный профессор академии (с 31.12.1893 г.) - Петр Фомич Лузанов (с 30.08.1891 г. - генерал-майор).

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/10/ba5dea02ca3f78387a3c7dc3479f396f.jpg

Штаты на 03.08.1891 г.:

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/10/f3b6c4fa24e0119db290e7ab824ec23b.jpg
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/10/a117804fa44828bac21eab258339d09f.jpg

Известные выпускники: Великий князь Андрей Владимирович, командир бригады 129-й пехотной дивизии генерал-лейтенант (на 1916 год) Константин Николаевич Алянчиков, начальник 14-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенант (на 1916 год) Константин Романович Довбор-Мусницкий.

Серебряный академический нагрудный знак утвержден 15.07.1882 г. На низ его наложена золотая эмблема правосудия, то есть столб, увенчанный Императорской короной, с дощечкой с надписью «Закон».

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/10/eb7806e6e8f3978c341bbd769510de10.gif

источник

0

32

Интендантская академия (Петроград)

Высшее учебное заведение для подготовки научно-образованных "войсковых интендантов", сведущих в деле снабжения армии предметами интендантского довольствия в мирное и военное время. В 1900 г., по мысли и трудами начальника мобилизационного отделения Главного интендантского управления генерал-майора Соловьева,  в Санкт-Петербурге был учрежден 8-месячный Интендантский курс с целью расширить познания офицеров и чиновников Интендантского ведомства и подготовить небольшое число офицеров из строя для замещения административных должностей в интендантских управлениях и заведениях. В следующем году последовало преобразование его в 2-годичный курс. После русско-японской войны обнаружилась потребность в подготовке лиц, годных к занятию должностей: председателей и членов приемных комиссий, приемщиков кожи, сукон и тканей на заводах и фабриках, а равно начальников технических интендантских заведений, в связи с чем в 1906 г. курс преобразован в 3-годичный и в программу его введены некоторые технические предметы: строительное искусство, отделы прикладной техники, электротехника, техническое и архитектурное черчение, исполнение проектов по строительному искусству, электротехнике и двигательным установкам; курс был отнесен к разряду высших военно-учебных заведений и окончившим его даны права офицеров, окончивших военные академии с правом ношения нагрудного знака. В 1909 г.  после ревизии интендантского ведомства было указано на необходимость полной его реорганизации; главный интендант генерал Шуваев приступил к выработке плана переустройства всего ведомства. 5 января 1910 г. был Высочайше одобрен план переустройства интендантства, в котором, между прочим, намечено было и изменение программы Интендантского курса применительно к новым требованиям. 22 ноября 1911 г. Интендантский курс был переименован в Интендантскую академию. Первым начальником курса был его основатель генерал Соловьев, вторым—генерал Бухгольц, третьим (первым начальником Интендантской академии)— генерал-майор Якубинский, которым было подготовлено преобразование курса в Интендантскую академию. Штат слушателей определялся фактической ежегодной потребностью министерства в офицерах-академистах (около 100). В Интендантскую академию принимались обер-офицеры всех родов войск, окончившие военные училища или по 1 разряду юнкерские, по выслуге в строю не менее 6 лет; офицеры, желающие поступить в Интендантскую академию, в середине марта, одновременно во всех военных округах, при интендантских управлениях подвергались предварительному письменному испытанию по математике, военной администрации и политической истории, причем темы высылались на места Интендантской академией; письменные ответы рассматривались комиссией под председательством начальника Интендантской академии, а результаты сообщались конференции академии; офицеры, признанные конференцией академии удовлетворяющими требованиям, командируются в Санкт-Петербург (Петроград) к 20 августа для держания экзамена при академии; вступительные экзамены производятся по элементарной математике, физике, истории, географии, военной администрации, русский и немецкий языки, в объеме курса среднего учебного заведения и военных училищ. В течение всего академического курса слушателями изучаются 2 группы обязательных предметов: 1-я группа—предметы по военно-административной подготовке: 1) военное хозяйство; 2) основы стратегии; 3) разбор кампаний 1870—71 гг. и 1904—05 гг. в интендантском отношении; 4) счетоводство, бухгалтерия и отчетность интендантского ведомства; 5) делопроизводство в интендантских учреждениях по довольствиям: денежному, продовольственному, вещевому, квартирному, обозному и артиллерийскому; 6) экономика, география; 7) общая и военная статистика с военной географией; 8) политическая экономия; 9) правоведение; 2-я группа — предметы технической подготовки: 1) технология пищевых продуктов, основы учения о питании и борьба с вредителями; 2) технология предметов вещевого довольствия; 3) устройство и оборудование интендантских зданий и технических заведений; 4) неорганическая, органическая и аналитическая химия, 5) теоретическая механика с кратким курсом основ высшей математики и прикладной механики; по всем отделам технических наук изучаются только основы, начала, необходимые для общего понимания технической стороны интендантского дела. Широко была развита и постановка практических занятий: по войсковому хозяйству, по довольствию действующей армии, по делопроизводству, по технологии пищевых продуктов и предметов вещевого довольствия, по аналитической химии и по электротехнике. Интендантская академия состояла из 3 классов с годичным в каждом классе курсом. Содержание каждого слушателя академии обходилось около 800-1 300 р. в год. При академии имелась обширная библиотека, музей образцов и моделей, физический кабинет, химическая и бактериальная лаборатория для практических занятий. Офицеры, успешно окончившие курс академии разделялись на 2 разряда: к 1-му относились получившие в среднем не менее 10 баллов и отдельно по каждому предмету и за практические занятия не менее 7 баллов, ко 2-му—соответственно, 9 и 6 баллов.
Окончившие Интендантскую академию получали право на ношение нагрудного академического знака, на 4 месяца отпуска с сохранением содержания и годового жалования по обыкновенному окладу, а окончившие по 1-му разряду представлялись к награждению очередными орденами. Последние до перевода в интендантское ведомство обязаны были в течение 1 года 6 месяцев находиться в прикомандировании к управлениям, приемочным комиссиям и техническим интендантским заведениям по 6 месяцев в каждом.

Во главе Интендантской академии находится начальник из генералов, окончивших курс в одной из военных академий. Расход на академию составлял до 196 820 рублей в год. С первого выпуска интендантского курса в 1902 г. по выпуск 1912 г. интендантский курс и интендантскую академию окончило 322 офицера.
Прототипом настоящего курса был существовавший с 1873 г. в Австро-Венгрии, единственный тогда во всей Европе, интендантский курс (Intendenz-Kurs). В 1906 г. этот интендантский курс был преобразован в курс для офицеров обмундировочного ведомства, куда командировались распоряжением министpa офицеры действительной службы, а также гражданские чиновники. Продолжительность курса была длилась с 1 сентября по 30 июня. В 1910 г. была основана новая школа чиновников-смотрителей (Verpflegsbeamterschule) для подготовки кандидатов на должности смотрителей продовольственных магазинов, вместо ранее существовавшего краткого курса (Verpflegsverwalterkurs) для подготовки провиантских чиновников к занятию указанной должности. В прочих иностранных государствах подобные учебные заведения военного ведомства не существуют.

Начальник академии на 1916 год:
с 03.11.1909 г. - генерал-майор Петр Васильевич Якубинский.

Штатный преподаватель:
с 25.10.1901 г. - генерал-майор (с 06.12.1904 г. - генерал-лейтенант) Николай Павлович Нечаев

http://i85.fastpic.ru/big/2016/1112/d9/60d46e126d679d8b2f3f0045038681d9.jpg

источник

0

33

Императорская Военно-медицинская академия (Петроград, Москва)

Военно-медицинская академия была открыта 18(29).12.1798 г. по указу Императора Павла I го и носила сначала название Медико-хирургической академии. Отделение ее также существовало и в Москве. В 1881 г. переименована в Военно-медицинскую и подчинена непосредственно военному министру. На 1916 год действует Положение об академии 1890 г.

Наряду с медицинским академия положила начало высшему ветеринарному и фармацевтическому образованию. Она стала первым и главным в России научным, учебным и лечебным центром, где издаются первые русские оригинальные медицинские учебники и где стали готовить профессоров для медицинских факультетов российских университетов.

С 1841 по 1856 в стенах академии трудился великий русский хирург Н.И.Пирогов, ознаменовавший собой целую эпоху в развитии медицинской науки, практики и образования. Он разработал научные основы военно-полевой хирургии, наметил пути решения многих организационных вопросов военной медицины, реформировал подготовку врачей в стране. Впервые в мире им был применен на поле боя эфирный наркоз, гипсовая повязка и привлечены к уходу за ранеными сестры милосердия.

Диплом ВМА образца 1913 года. Подписан начальником Императорской Военно-медицинской академии тайным советником Маковеевым, председателем испытательной комиссии, почетным лейб-хирургом двора Его Величества, заслуженным профессором, тайным советником Н.Круглевским, правителем канцелярии академии, действительным статским советником В. Худяковым

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/f2a991b8e5e223acc2ecd904a400344a.jpg

В истории академии есть период, который не без гордости называют «золотым веком» и связывают его с именем П.А. Дубовицкого, назначенного на должность президента академии императором Александром II в 1857 г. За десять лет своей деятельности он осуществил программу переустройства академии, основным содержанием которого было развитие материальной базы, ремонт имевшихся и строительство новых зданий для кафедр и клиник, создание новых лечебных корпусов. Впервые в стране были созданы кафедры и клиники гинекологии, психиатрии, офтальмологии, оперативной хирургии, педиатрии, отоларингологии и другие. Им создан «Врачебный институт», ставший прообразом адъюнктуры. Учредив в 1872 г. «Особый медицинский курс для образования ученых акушерок», академия стала первой в России и ряде стран мира инициатором становления высшего женского образования в целом и женского медицинского образования в частности. В 1892 г. женские курсы были переведены в Николаевский военный госпиталь.

В годы Русско-Турецкой войны 1877-1878 г.г. профессор С.П. Коломнин впервые в мире в полевых условиях применил переливание крови. Хирург Н.В. Склифосовский активно внедрял применение асептики и антисептики в полевых условиях. По итогам этой войны Н.И. Пирогов издает один из знаменитейших своих научных трудов – «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии в 1877–1878 гг.», где формулирует основные положения как военно-полевой хирургии, так и организации медицинского обеспечения войск, которые впоследствии легли в основу современной военно-медицинской доктрины.

В 1891 г. в академии введено электрическое освещение.

Здание ВМА.
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/dff59d13dab7885ff2e27433f6c9dc23.jpg

В 1893 г. было учреждено Общество попечения о больных С.-Петербургского Клинического госпиталя и клиник Императорской военно-медицинской академии.

В 1894 г. была совершенно перестроена академическая церковь - во имя Смоленской Божией Матери - и вместо односветной сделана двухсветной.

В войне с Японией 1904-1905 г.г. впервые в русской армии для диагностики по инициативе Н.А. Вельяминова стали применяться рентгеновские аппараты. Свой вклад в разработку новых методов хирургических вмешательств разработал главный хирург Маньчжурской армии Р.Р. Вреден.

Слушатель Императорской Военно-медицинской академии с погонами
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/beb54b75190c3b8a0301c406279ecfb3.jpg

В 1910—1911 годах выпускники и студенты академии участвовали в ликвидации Маньчжурской эпидемии чумы.

Первая мировая война отличалась особой ожесточенностью, применением новых средств вооруженной борьбы, массовыми эпидемиями. В разработке проблем военной гигиены приняли участие профессора академии А.П. Доброславин, С.В. Шидловский, В.А. Левашов. Дальнейшему развитию военно-полевой хирургии способствовали работы В.А. Ратимова, Г.И. Турнера, В.А. Оппеля. В 1915 г. профессор В.А. Оппель предложил систему этапного лечения раненых.

Что касается образовательного процесса, то в 1881 году срок обучения составлял три года, и подготовка получила более практический уклон по сравнению с предыдущими годами, но в 1890 году восстановлено прежнее положение по пятилетнему обучению. С 1882 года приём в академию был ограничен и общий штат слушателей определён в 750 человек. Постоянных чисто институтских врачей, т.е. врачей, оставленных при академии для усовершенствования, равнялось 21. В конце каждого года 7 институтских врачей оканчивали срок своего пребывания в академии, и на их место избирались 7 новых врачей из только что окончивших курс лучших воспитанников.

Юнкер и слушатели ВМА
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/29f2ec71c36ea56eaeac6df342ab2bf2.jpg

За период 1881—1894 годов академия подготовила (считая и выдержавших при ней экзамен) 2 792 врача и 71 ветеринара, из которых в военное и морское ведомства направлено 1 630 человек. Всего с 1862 по 1900 год Императорская медико-хирургическая академия дала армии и флоту 8 090 врачей. В XX веке ежегодное число слушателей академии составляло около 1 000, а выпускала она от 127 до 240 человек в год. Всего за период с 1900 по 1914 год выпущено 2 130 человек, а в 1915 году досрочно отправлены в войска все 970 слушателей со всех курсов.

Начальник академии на 1916 год: с 10.02.1913 г. - Иван Иванович Маковеев (Макавеев). Учебной частью ведала Конференция. Руководитель кафедры офтальмологии с 1893 года – профессор (1893) академии, почётный лейб-окулист(1914), академик(1903) Императорской Военно-медицинской академии Л.Г. Беллярминов.

Среди выпускников заведения: выпуск 1894 года - Константин Григорьевич Прохоров (на 1916 год - врач Московского жандармского дивизиона), выпуск 1911 года – Александр Иванович Капустин (на 1916 год - младший врач Сахалинской пешей жандармской команды).

Вид здания академии со стороны Невы
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/d41caf903b7b62ac006229a543307c73.jpg

Нагрудный знак утвержден 19.02.1871 г.
Официальное название знака: «Знак отличия для военных врачей, удостоенных ученой степени доктора в Императорской медико-хирургической академии и российских университетах». Он несколько разнится от общеакадемического типа. Знак серебряный. Орел помещен между ветвями полувенка, верх которого не должен переходить за линию верхнего края щита на гербе. Внизу золотая гиппократова чаша, к которой с обеих сторон из ветвей ползут две золотые змеи. Для Придворных медиков орел на знаке заменялся вензелем Государя Императора.

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/e50c25721ff3cde326459a5d44072075.jpg

Юбилейный знак утвержден 17.11.1898 г.
Золотой венок под Императорской короной. В центре его на белой эмали литера «С», золотые вензеля Императоров Павла I и Николая II. Внизу гиппократова чаша и обвивающая ее змея. Чаша золотая, а змея покрыта голубой эмалью. Этот знак носился на левой стороне груди.

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/836c9641bf7792532a3027c8caa4b545.jpg

Большое количество фото слушателей, преподавателей, помещений Академии и самих занятий - здесь и здесь. Списки выпускников можно увидеть здесь.

источник № 1, источник № 2

0

34

Главная гимнастическо-фехтовальная школа (Петроград)

Главная гимнастическо-фехтовальная офицерская школа (ГГФОШ) — военно-учебное заведение российской императорской армии для подготовки офицеров, практически и теоретически, к обязанностям учителей гимнастики и фехтования для войск; для установления правильных и однообразных приемов обучения гимнастике и владению холодным оружием в частях войск всех родов; для обсуждения и практического испытания усовершенствований и нововведений в области физического развития.

17 мая 1909 — утверждение Временное положение о Главной гимнастическо-фехтовальной школе.

1 августа 1909 — учреждение школы (приказ военного министра № 348) с подчинением её главнокомандующему войсками гвардии и Петербургского военного округа, причем общее наблюдение за правильностью ее деятельности поручалось начальнику Николаевского кавалерийского училища.

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/c00bf74ad34927eaf1940a3661bd677d.jpg

1 октября 1909 — начало занятий.

Продолжительность обучения — 10 месяцев и подразделялась на два периода: зимний –с 1 октября по 31 мая и летний – с 1 июня по 31 августа . На время летних занятий Школа выступает в лагерь. Программа включала в себя теоретический (анатомия, физиология и гигиена; история и методика физических упражнений) и практический разделы (гимнастика в объеме программы для войск; легкая атлетика; преодоление препятствий; спортивные упражнения и подвижные игры; фехтование на рапирах, эспадронах и ружьях; рубка шашками). Программа теоретического и практического обучения составлялась в Комитете по образованию войск по соглашению с Главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа и утверждалась Военным министром. План занятий составлялся начальником Школы и утверждался Наблюдающим за нею. Расписание занятий составлялось учебным комитетом Школы и утверждалось ее начальником. Офицеры переменного состава распределялись на отделения, поручаемые офицеру, заведовавшему обучающимися. Офицеры переменного состава получали: жалованье по чину из усиленного оклада; квартирные деньги; пособие по окончанию курса по 120 рублей каждый.

В течение курса, на основании общего плана занятий, проводились репетиции и поверки успешности занятий. Годовая поверка производилась по окончании зимнего курса Комиссией по назначению Главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа при участии представителей от генерал-инспекторов и от Комитета по образованию войск, куда затем поступали отчеты Поверочной комиссии с заключениями о необходимых изменениях в программе преподавания. Оценка обучающихся делилась на: «успешно», «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». Окончившие Школу неудовлетворительно отчислялись сразу же после экзамена.

Командир лейб-гвардии Гусарского полка генерал-майор Владимир Николаевич Воейков (в центре) и офицеры-преподаватели Главной гимнастическо-фехтовальной школы. По правую руку от В.Н.Воейкова – начальник Главной гимнастическо-фехтовальной школы полковник Александр Павлович Мордовин. По его правую руку – адъютант ГГФШ капитан Владимир Иосифович Сарнавский. Остальные сидящие офицеры – преподаватели ГГФШ. В майках – скорее всего офицеры, проходящие обучение в ГГФШ. Фото 1910-х годов.
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/d82aa947e2b0dd2bac25d8061767c157.jpg

Школа размещалась в наемном здании. Ей разрешалось пользоваться Петербургским фехтовальным залом и другими войсковыми помещениями по указанию и распоряжению Штаба войск гвардии и Петербургского военного округа.
Ежегодно в ГГФОШ от частей воск командировались 100 офицеров, годных по здоровью, не старше 30 лет, прослуживших в строю не менее 3-х лет, преимущественно из числа желающих и хорошо аттестованных своим начальством.

Первоначально права начальника Школы были уравнены с правами командира полка. Заведующие отделениями переменного состава назначались из числа обер-офицеров, известных своей теоретической подготовкой в деле гимнастики и фехтования. Инспектирование Школы производилось лицами, назначаемыми по распоряжению Главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа. Личный состав Школы подразделялся на постоянный и переменный. К постоянному составу относились: начальник Школы, заведующие отделениями переменного состава, врач, преподаватели гимнастики, фехтования и предметов теоретического курса, команда нижних чинов. К переменному составу относились: офицеры, командируемые от войск для обучения и состоящие при них денщики.

Зарождение и становление Главной гимнастическо-фехтовальной школы неразрывно связано с именем полковника Александра Павловича Мордовина, руководившего Школой с 1909 по 1914 гг.

Александр Павлович Мордовин

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/519d1956069923c820b74c6fed9c7449.jpg

Потомственный военный, один из представителей военной династии Мордовиных, Александр Павлович к моменту своего назначения на должность начальника ГГФШ был известен в России как крупный спортсмен, организатор физкультурного дела, теоретик-исследователь.

Именно ему принадлежит авторство в разработке проекта Положения о Школе. В основу Положения легли результаты изучения А. П. Мордовиным отечественного и зарубежного опыта постановки физкультурного образования, в том числе результаты его личных наблюдений во время служебной командировки в 1906 г. в Германию, Францию, Италию, Австрию.

Мордовин был разносторонне одаренным спортсменом: занимался фехтованием, гимнастикой, стрельбой. Ему принадлежат выдающиеся достижения в спорте. Он 6 раз становился обладателем одной из самых престижных наград - императорских призов за победы в соревнованиях по фехтованию.

С первых дней существования школы ее командованием, преподавательским составом, слушателями было много сделано для того, чтобы оправдать те высокие цели, которые были провозглашены при ее создании. Под знаменами школы был собран цвет армейского спорта тех лет. Здесь преподавали сильнейшие спортсмены России: П.А. Заковорот, К.К.Ватеркампф, М.Е.Раевский, Г.В.Вихра, К.Э.Эймелеус, Т.И.Климов и др.

В 1912 году Россия была впервые приглашена участвовать в международных Олимпийских играх в Стокгольме.
Спортсмены школы составляли по ряду видов спорта костяк национальных сборных. Спортивная слава института, его традиции во многом закладывались в те годы. Сборные команды школы побеждали в соревнованиях на первенство России по легкой атлетике, лыжным гонкам. Школа завоевала первое общекомандное место на I Всероссийской олимпиаде в Киеве в 1913 г.

Полковник Мордовин А.П. в 1914 г. начал реализацию проекта по преобразованию школы в Спортивный институт, но из-за начала Первой мировой войны этому проекту не суждено было осуществиться.

Пособие для офицеров ГГФОШ «Обучение рубке и уколам» - здесь.

Нагрудный знак утвержден - 16.06.1911 г. Представляет собой серебряный венок, на него наложен золотой двуглавый орел. На груди орла черный стальной щит, на котором в венке из дубовых листьев черная голова льва. Голова лежит на скрещенных винтовке, эспадроне и учебной штанге. На хвосте орла золотые буквы «Г. Г. Ф. Ш.».

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/c8da8ab7cb238bb0e5a4c0235f9182d8.jpg

источник № 1, источник № 2источник № 3, журнал "Нива" (1910, № 1-26), Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье, Том XXIX, отделение I, от 31330-32882.

0

35

Как праздновали Новый год в институтах благородных девиц

Воспитание в институтах благородных девиц (перед революцией их насчитывалось около сорока) было по-настоящему элитарным. Это значит, что институтки подчинялись жесткой дисциплине и очень много работали. Поэтому праздников они ждали особенно сильно.

Круглый год девочки просыпались в семь утра в холодных спальнях-дортуарах, быстро одевались, умывались студеной водой и спешили на завтрак. Уроки, легкий обед, чтение, короткая прогулка, скудный ужин, молитва, сон... И так — день за днем. Тем долгожданней были праздники. Правила предписывали, кроме крайних случаев, не отпускать воспитанниц домой. Поэтому все торжества отмечались в институтских стенах.

Самыми ожидаемыми были зимние — Рождество, Святки, Новый год.

Серафима Блонская. Девочки. Вербное воскресенье. 1900
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/60c6123a5c96fc55137d9831f5cfe2e8.jpg

Готовиться к праздникам начинали рано. Институтки предвкушали редкое удовольствие — принарядиться. Целый год они ходили в одинаковых форменных платьях и прически у них были одинаковые. Сами институтки говорили, что волосы у них «прилизаны, как у коров». В институтах было положено одеваться и причесываться самостоятельно, без горничных, в облике культивировалась простота. А под Новый год разрешалось, как тогда выражались, «костюмироваться».

Девочки продумывали наряды, которые делали сами: костюмы цветков и бабочек, цветочниц и китаянок, джигитов и цыганок… Родственники и классные дамы закупали необходимое для шитья. И начиналась работа.

Карнавальный костюм должен был быть недорогим. Эффект достигался фантазией и стараниями. Богачки порой пытались принарядиться попышнее. Но институтские порядки этого не дозволяли: как-то дочь донского казацкого атамана появилась на празднике в роскошном костюме турчанки, украшенном бриллиантами. Строгая начальница сняла с нее украшения, отдала их матери и наказала ей никогда так не наряжать дочь, пока та учится в институте.

Группа воспитанниц Смольного института готовится к выступлению на празднике
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/63a6e0a3d2465e56000b8cfb8f22fa4d.jpg

В начале ХХ века в моду вошли «живые картины», и на Новый год их готовили с особой радостью — Снегурочка, снежинки, заснеженный лес с его обитателями, седой старик Дед Мороз...

Кроме костюмов, старшие институтки сами делали елочные украшения. Традиционно в каждом дортуаре устанавливали свое дерево, и классы соревновались, стремясь украсить его понаряднее. Особую елку устраивали в лазарете.

Елки наряжались в конце декабря, и свечи на них зажигали минимум на неделю. В некоторых институтах в конце века появилась новинка — электрическое освещение, тогда елки стали украшать лампами.

Две воспитанницы Смольного института в париках и бальных платьях
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/462b513cf8ab84e294d1ec5331675170.jpg

Для младших классов елку наряжали классные дамы. Описание такого вечера мы читаем в повестях Лидии Чарской, учившейся в петербургском Павловском институте. Она рассказывала, как вечером девочек, замирающих от ожидания чудесного, вели к большим дверям главной залы. Под звуки рояля тяжелые створки распахивались, и перед восхищенными взглядами являлась огромная, под потолок, елка, сверкающая множеством огней. На ветвях висели золоченые бонбоньерки, орехи, мандарины, яблоки, самодельные игрушки.

Старшие институтки в новогоднюю ночь наряжались и надевали маски. В эту единственную ночь они были относительно свободны — в их распоряжении был весь институт. Обыкновенно эти заведения размещались в старинных дворцах, с высокими потолками, бесконечными коридорами, множеством комнат, соединенных переходами. Весь год девочкам дозволялось перемещаться лишь в ограниченном числе помещений: между дортуарами, классами и столовой, и то лишь в оговоренное время. Теперь же они могли бегать по коридорам, заглядывать в самые потаенные уголки, играть в прятки в недоступных прежде и оттого особенно заманчивых местах. Прячась под масками, девочки подшучивали над окружающими, иногда довольно рискованно. Но в новогоднюю ночь дозволено было и это!

Большой радостью для девочек была вкусная еда. Обычно в институтах они никогда не ели досыта. Как правило, их стол был скудным и не слишком разнообразным. В воспоминаниях постоянно встречается, как им все время хотелось есть. Но на праздники их кормили совершенно иначе. Перед танцами — легкий бульон с пирожками, а после — жареная дичь, телятина, гуси, пирожные. Они пили шоколад, а то и прямо в дортуарах перед сном, в нарушение всех запретов, лакомились присланными гостинцами.

Воспитанницы Смольного института
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/1abac7eaecc181d8d92fc213f030748b.jpg

Местное дворянство почитало долгом слать институткам гостинцы на праздники, даже если среди них не было родственниц, — все знали, сколько там сирот и детей бедных родителей. Некоторые дети никогда не получали подарков из дома! Благотворители присылали корзины, полные конфет, засахаренных фруктов, паштетов, булочек, орехов, марципанов. Девочки делили лакомства между собой.

Приближалось Рождество. Нарядные и притихшие, девочки шли в институтскую церковь. После торжественного богослужения, батюшка разъяснял им смысл праздника. Звучал хор.

Музыке в учебной программе всегда отводилось очень важное место, и хоры воспитанниц нередко заслуживали похвалы профессиональных музыкантов. Одна из мемуаристок вспоминала, что такого «стройного задушевного пения», как в институте, она больше не слыхала.

Смолянки в столовой. Выпускной альбом Смольного института 1889 года
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/c3c1ce58ff2e40d76aa6f2775ce761a8.jpg

На Рождество институтский хор пел с особенным чувством и сильно действовал на души слушательниц.

В 1860-х годах, спустя век после основания институтов, воспитанницам позволили уезжать домой на праздники. Теперь в новогодние дни институты постепенно затихали. Но всегда находилось немало тех, кто оставался — сироты или те, кому было далеко ехать.

Для оставшихся наряжалась елка. В праздничные дни они вставали поздно — в половине десятого утра. Ходили в церковь, на прогулки, читали, играли, собирались в кружок и рассказывали друг другу страшные истории, которые переходили им по наследству от прежних поколений институток. Устраивались экскурсии, их водили в театр и цирк. В начале ХХ века кинематограф проник и в женские институты — так что были и киносеансы.

Приготовление обеда на кухне Императорского воспитательного общества благородных девиц
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/e7835bf2de4182c79e866dab76d4182a.jpg

При этом классные дамы каждый день занимались со своими питомицами: проводили диктанты, читали, играли на рояле. В каждом дортуаре было пианино, поэтому устраивались танцы. Девочки дарили друг другу подарки, придумывали сюрпризы, обменивались лакомствами. Праздники выходили чудесными.

Столь характерное для традиционного общества противопоставление будней и праздников с особенной силой проявлялось в женских закрытых институтах. Мало кто мог так, как институтки, ощутить радость торжества. Все познается в сравнении, и в долгой череде однообразных будней особенно радостными и запоминающимися для них были Рождество и Новый год.

Воспитанницы Смольного института в столовой перед обедом
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/03d669ed5afbac6cac577d08a9ff6025.jpg

источник

0

36

Офицерская артиллерийская школа (Царское Село)

Русско-японская война показала, что артиллерист старшего командного состава должен на себя смотреть не только как на машиниста пушкарского цеха, но и как на самостоятельно рассуждающего тактика, обязанного в некоторых случаях боевой обстановки проявить почин и самодеятельность на поле сражения. В этом направлении велась в довоенное время боевая подготовка старшего командного состава русской артиллерии, с большим трудом преодолевая его инертность в отношении проявления инициативы и ограниченность тактического кругозора.

Офицерская артиллерийская школа была учреждена еще 14.03.1882 г. (по новому стилю -26.03.1882 г.) на базе двух образцовых батарей и располагалась в Царском Селе. Школа готовила командиров артиллерийских батарей. Офицерская артиллерийская школа имела целью:
1) подготовку артиллерийских капитанов и штаб-офицеров теоретическим и практическим путем к боевому использованию батарей и группы батарей;
2) развитие и совершенствование в артиллерии искусства стрельбы в связи с маневрированием и установлением правильных взглядов на целесообразное применение артиллерийского огня в бою;
3) выработку способов ведения подготовки артиллерии к стрельбе и маневрированию, а также правильных приемов обучения.

В 1886 г. в школе создан Крепостной отдел для офицеров крепостной артиллерии. Таким образом, в школе стало два отдела: полевой и крепостной артиллерии. Курс обучения в школе составлял 7 месяцев и 9 дней. Краткая программа преподавания в полевом отделе офицерской артиллерийской школы заключалась в следующем.
Теоретическое преподавание:
а) по артиллерии — изучение балистических свойств полевых орудий, действия снарядов, правил стрельбы, инструкций и артиллерийских уставов;
б) по тактике артиллерии — основные свойства артиллерии, организация и боевое применение;
в) по общей тактике — курс прикладной тактики, причем главное внимание обращалось на употребление полевой артиллерии в бою в связи с прочими родами оружия; общие сведения по военной истории;
г) по иппологии — приемка лошадей, ковка, содержание лошади, первая ветеринарная помощь до прибытия врача.
Практические занятия:
а) по артиллерии и по тактике артиллерии — решение задач по таблицам стрельбы, осмотр, сборка, разборка, замена поврежденных частей материальной части, подготовительные к стрельбе упражнения, полевые артиллерийские поездки с выбором позиций и путей следования к ним, упражнения в маневрировании с запряженными орудиями, практическая стрельба с маневрированием;
б) по тактике — решение тактических задач на планах, военная игра, решение задач в поле;
в) по топографии — чтение планов и карт, составление профилей, ориентировка и проверка планов и карт на местности;
г) по иппологии — практика ковки, осмотр и прием лошади.

Нагрудный знак
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0111/e3/c7c398d31ddc9a76bda92107a107c3e3.jpeg

Офицеры переменного состава школы командировались для осмотра технических артиллерийских заведений и для присутствия на некоторых опытах главного артиллерийского полигона, которые признавались для них особенно полезными начальником школы.По штатам школы при ней состояли легкая восьмиорудийная батарея с пеше-горным взводом и конная шестиорудийая батарея с конно-горным взводом.Сверх этих имеющихся в школе батарей на летний период практических стрельб с маневрированием для обслуживания полевого отдела к офицерской артиллерийской школе прикомандировывались 3 артиллерийские бригады, 1 мортирный (гаубичный) дивизион и 1 конная батарея. Начиная с 1912 г., на Лужский полигон школы командировалась учебно-воздухоплавательная рота офицерской воздухоплавательной школы, и с 1913 г. в офицерской артиллерийской школе велось обучение наблюдению с привязного аэростата.

Авиационная часть к офицерской артиллерийской школе не прикомандировывалась за отсутствием удобного аэродрома, вследствие чего в школе не производилась стрельба при помощи летчиков-наблюдателей.
Ежегодно в школу принимали 35 артиллерийских капитанов и есаулов казачьих батарей, впоследствии штат был увеличен до 60 человек. В 1906, 1908-1909 годах в школе проходили стажировку командиры артиллерийских дивизионов и бригад. В XX веке на отделении полевой артиллерии обучалось 108 капитанов и 36 штаб-офицеров. Штаб-офицеры крепостной артиллерии стажировались в крепости Осовец.

В переменный состав полевого отдела школы ежегодно с 1 февраля по 10 сентября командировались из частей полевой артиллерии 108 капитанов (кандидатов на должность командира батареи) и 36 штаб-офицеров (кандидатов на должность командира дивизиона или командира артиллерийской бригады). После русско-японской войны в 1906 — 1908 гг. в школу на летний период занятий (тогда еще на Двинский полигон), кроме обычного переменного состава из кандидатов на получение батарей и дивизионов, командировались еще старшие артиллерийские начальники из не проходивших курса школы, не исключая даже престарелых инспекторов артиллерии, причем на практические занятия с ними в поле руководителю тактики вменено было в обязанность обращать исключительное внимание. С 1909 г. командирование в школу старших артиллерийских начальников прекратилось, и в мировую войну среди них оказалось несколько совершенно отсталых от современных требований техники и тактики артиллерии. В сентябре 1914 года из состава школы была сформирована Конная батарея Офицерской Артиллерийской Школы в составе 4 орудий. Она вошла в отряд под командованием генерал-лейтенанта Химца, посланный для оказания «хотя бы косвенной помощи» окружённым частям 2-й Армии.

1-я отдельная автомобильная батарея для стрельбы по воздушному флоту
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0111/e6/8b682df37641b0e874ba48b434f840e6.jpg

Самая большая заслуга Школы заключалась в разработке и практическом внедрении стрельбы с закрытых огневых позиций. В 1906 году под Лугой был приобретён участок земли для полигона Школы (ныне 33-й артиллерийский полигон). К 1910 году это был крупнейший и лучший артиллерийский полигон в Европе. Благодаря особому вниманию к Школе Генерал-Инспектора Артиллерии Великого Князя Сергия Михайловича, полигон Школы в Луге был устроен с новейшими техническими оборудованиями и потому стрельбы, при обилии снарядов, имели очень поучительный характер, теорию же основательно проходили в зимние месяцы в Царском Селе. С целью расширения Лужского полигона для стрельбы по нескольким директрисам слушатели школы в свободные дни производили расчистку полей.

Большую часть учебного времени офицеры переменного состава проводили в лагере. Офицерские бараки здесь были утепленными, а бытовые условия — приемлемыми. Офицерам отводилась комната с кроватью, буфетом-шкафом, крашеным столом, двумя венскими стульями, двумя табуретками, вешалками, умывальным прибором (медный таз и эмалированый кувшин). Полагались также два ведра и кадка для воды. Для денщика — стол и топчан. Четко налаженная учебно-боевая подготовка и хорошо устроенный быт давали должный результат.

Для ознакомления с опытом дружественных армий за границу посылались командиры артиллерийских батарей. Как правило, это были офицеры постоянного состава в чине не ниже полковника. С целью повышения эффективности обучения среди выпускников ежегодно устраивались опросы, по результатам которых вносились необходимые коррективы в учебные программы для слушателей очередного набора. Вопросы касались различных сторон деятельности школы, в том числе и быта учащихся. Ответы отличались беспристрастностью. «Квартирные условия страшно тяжелые, — к примеру, писал один из слушателей — и непосильные для капитанского кармана». Понять этого офицера легко: жизнь в столице была значительно дороже, чем в провинции, откуда в основном приезжали офицеры.

1896 г. Группа офицеров-преподавателей артиллерийской школы в Царском Селе.
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0111/e3/2a0514a64a258064f74f5100354a9de3.jpg

После начала Первой Мировой войны, в 1914 году, в  зданиях Школы, как и во многих других зданиях Царского села, был открыт лазарет для раненных.  В части помещений был оборудован лазарет на 145 кроватей. За ранеными ухаживали жены офицеров постоянного состава. 12 сентября было освящено 1-е отделение. 10 ноября было полное открытие. Приходской попечительский совет за отосланные на театр военных действий вещи получил благодарственное письмо от командира конной батареи Офицерской артиллерийской школы.

В марте 1915 года при школе была сформирована первая в России артиллерийская зенитная батарея (1-я отдельная автомобильная батарея для стрельбы по воздушному флоту) во главе со штабс-капитаном гвардии В. В. Тарновским, вооруженная четырьмя 76-мм противоаэропланными пушками образца 1914 г., смонтированными на шасси грузовиков While.

Руководители школы избирались из артиллерийских штаб-офицеров с академическим образованием, выдающихся по своим теоретическим и практическим познаниям в артиллерийском деле. Руководители для ведения теоретических и практических занятий с офицерами переменного состава по общей тактике приглашались начальником школы из офицеров, прошедших курс академии генерального штаба. Кроме того, начиная с 1905 г. до 1914 г. включительно, к школе прикомандировывался на время практических групповых стрельб артиллерийский офицер, также окончивший академию генерального штаба, в качестве руководителя по составлению тактических заданий для стрельб, по организации и правильному проведению стрельб в тактическом отношении. В июле 1912 г. приказом по военному ведомству за № 295 новыми штатами школы установлена была должность штатного руководителя по тактике из офицеров генерального штаба. При школе состояла редакция журнала «Вестник офицерской артиллерийской школы».

http://i91.fastpic.ru/big/2017/0111/ab/6797d2f96a6a896f0b4368b8c02450ab.jpg

Постоянный состав на 1916 г.:
Штаб-офицер, заведующий обучающимися в крепостном отделе школы офицерами – генерал-майор Александр Константинович фон Руктешель;
Штаб-офицер, заведующий обучающимися офицерами в полевом отделе – генерал-майор Иван Григорьевич Копестынский.

Известные выпускники:
1886 – Павел Иванович Мищенко
1895 - герцог Михаил Георгиевич  Мекленбург-Стрелицкий
1903 – Михаил Васильевич Ханжин
1910 - великий князь Андрей Владимирович
1912 – граф Константин Павлович Кутайсов.

Школа имела в своем распоряжении с 1909 г. обширнейший хорошо оборудованный полигон возле города Луги, позволявший вести стрельбу с разных направлений на любую дистанцию, допускаемую полевыми орудиями того времени. Местность полигона, весьма разнообразная и пересеченная, была чрезвычайно поучительной как в смысле ведения стрельбы, так и в смысле производства наблюдения и разведки, маневрирования и тактического применения артиллерии в бою.Лесистость полигона затрудняла наблюдение и разведку целей, но это имелось в виду (от трудного проще перейти к легкому, чем наоборот), и первоначальная расчистка полигона от леса была так произведена, что умелый разведчик всегда мог найти наблюдательный пункт, с которого открывался широкий кругозор в район расположения целей. Нередко при этом такой наблюдательный пункт оказывался не на вершине возвышенности, а на скатах и даже в низине, несколько в стороне от рощи или кустарника, закрывающего вид на цели с вершины. Сторонники французской артиллерии учили разведчиков искать наблюдательные пункты на вершинах. По их инициативе даже в "Наставлении для действия полевой артиллерии в бою" изд. 1912 г. проведена была следующая мысль: "Достоинства наблюдательного пункта в отношении кругозора в огромной степени возрастают с увеличением его превышения, и каждый лишний вершок имеет здесь большое значение". Противники этих сторонников, к которым принадлежало большинство руководителей школы, доказывали на практике разведки, что и, наоборот, каждый вершок ниже также может иметь большое значение для наблюдательного пункта на пересеченной местности. Правда, наблюдательные пункты оказывались иногда значительно удаленными от места расположения огневой части батарей, вследствие чего затруднялось управление огнем и приходилось вести стрельбу с помощью боковых или передовых наблюдателей, но практика в такой стрельбе при трудных условиях была только полезной.

Офицерское собрание школы (Дом офицеров). Велиовская ул., д.22
http://i90.fastpic.ru/big/2017/0111/c5/18462359efb658d46fd47c4d9ff23dc5.jpg

В начале августа каждого года на Лужский полигон по распоряжению военного министра командировалась особая комиссия из представителей от пехоты, кавалерии, артиллерии и генерального штаба, которая путем посещения всех очередных занятий и стрельб школы выясняла, насколько работа полевого отдела школы отвечает боевым требованиям. Крепостной отдел офицерской артиллерийской школы имел назначением: 1) развитие искусства стрельбы в крепостной артиллерии, распространение в ней правильного взгляда на стрельбу при обороне крепости и установление общих однообразных правил производства стрельбы и обучения стрельбе; 2) теоретическую и практическую подготовку старших офицеров крепостной артиллерии к самостоятельному ведению стрельбы с крепостных верков. В переменный состав крепостного отдела школы ежегодно командировались для прохождения курса на 7,5 мес. с 1 февраля - 5 штаб-офицеров и 20 капитанов крепостной и тяжелой (осадной) артиллерии. Крепостной отдел школы своего полигона не имел и на летний период практических стрельб прикомандировывался к одной из крепостей, — в последние годы, предшествующие войне, чаще всего к крепости Осовец.

Правильность ведения в полевом и крепостном отделах школы учебного и строевого дела, постановки всех курсов преподавания, практических занятий и стрельб проверялась генерал-инспектором артиллерии (генинспартом). Офицерская артиллерийская школа, согласно положению о ней, подчинялась непосредственно начальнику Главного артиллерийского управления (ГАУ), а не генинспарту. Подобное подчинение школы являлось одной из странных аномалий законоположений того времени. По закону генинспарт не имел права ни наблюдать, ни проверять деятельность ГАУ, начальник которого ни в каких отношениях ему не подчинялся. Поэтому формально генинспарт не мог бы проводить непосредственно через школу никаких мер по усовершенствованию обучения и боевой подготовки артиллерии. Но фактически офицерская артиллерийская школа работала под контролем генинспарта, а не начальника ГАУ.

Офицерская артиллерийская школа систематически проводила в жизнь все достижения в области техники стрельбы и тактики артиллерии как твердо установившиеся, так и новейшие. Переменный состав школы в первые 3 мес. командирования проходил теоретический курс; на май командировался на полевые поездки в окрестности Луги для практики в решении тактических задач на местности; затем в течение 3 мес. производилась практическая стрельба на полигоне школы под Лугой в составе отдельных батарей, дивизионов и группы дивизионов. Стрельбы школы имели целью выработать в переменном составе навык своевременно развивать действительный огонь с правильно выбранной позиции, против верно намеченной цели, и дать ему полное представление об артиллерийском огне и его свойствах как технического, так и тактического характера.

Техническая сторона стрельбы состояла в правильном наблюдении выстрелов, в быстром и верном определении всех данных для стрельбы по различным целям — в возможно разнообразных условиях и при стрельбе различными снарядами.

Тактическая сторона стрельбы обнимала собой разведку, маневрирование, выбор, занятие, оборудование и перемену позиций, применение техники огня к условиям тактической обстановки.

Все стрельбы производились в условиях тактической обстановки, но в первоначальных стрельбах при упражнении отдельных слушателей школы преследовались иногда исключительно технические стороны стрельбы, на дивизионных же и групповых стрельбах главное внимание обращалось на тактическую сторону.

Каждой стрельбе, как общее правило, предшествовало выполнение походного движения или маневра — при дивизионных и групповых стрельбах обязательно, при батарейных первоначальных стрельбах не всегда.
Обстановка стрельб, насколько было возможно, приближалась к обстановке действительного боя.
Руководитель тактики, предварительно обсудив при участии начальника школы, его помощника и других руководителей предположение предстоящей стрельбы и лично изучив совместно с начальником полигона школы местность и обстановку, составлял общую тактическую задачу, которая служила исходной данной для производства маневра и стрельбы, а также для мишенного оборудования полигона.

Мишенная обстановка должна была с достаточной полнотой отвечать заданию, изображая боевой порядок противника, с соблюдением надлежащих размеров по фронту и в глубину. Части своих войск в некоторых случаях также изображались мишенями или опознавательными сигналами.

В полевом отделе школы к дивизионным и групповым стрельбам привлекался весь переменный состав обучающихся, причем почти каждый из неучаствующих непосредственно в технической стрельбе получал то или иное тактическое назначение: начальника отряда, начальника артиллерии отряда, командира полка и батальона, начальника разведки, начальника связи (адъютанта) и пр. Начальнику отряда своевременно вручалось общее тактическое задание, в развитие которого он делал соответствующие распоряжения в порядке подчиненности. К назначенному начальником отряда и к прочим более ответственным исполнителям маневра и стрельбы назначались руководители (посредники).

Сведения, даваемые исходной задачей и мишенным оборудованием, своевременно освещались и дополнялись руководителями — словесно или с помощью письменных донесений, приказаний и т. п.; каждый исполнитель должен был, принимать решение, в соответствии с изменением в обстановке, и отдавать распоряжение в письменной форме. Таким путем достигалась практика в решении тактических задач на местности в обстановке боевой стрельбы и практика в составлении приказаний и донесений.

Школа всеми мерами противодействовала пережитку прошлого— стремлению провести маневр и стрельбу "гладко" (с так называемым "втиранием очков" начальству), посредством заранее составленных расписаний или указаний, что не могло иметь места в действительной боевой обстановке. В школе изменение обстановки обусловливалось лишь постольку развитием общей идеи поставленной задачи, поскольку такое развитие оправдывалось действиями исполнителей маневра и стрельбы и достигнутыми ими результатами. Возникающие при этом трения считались поучительными, так как они обнаруживали и выясняли значение самостоятельных решений (инициативы) исполнителей.

В случае ошибок исполнителей старший руководитель мог или продолжать маневр и стрельбу, если находил поучительным показать последствия ошибок, или приостановить стрельбу (маневр), когда ее продолжение теряло поучительность и представлялось напрасной тратой снарядов и времени.

Каждая стрельба заканчивалась разбором в поле как в техническом, так и в тактическом отношении; при этом всегда допускался самый широкий свободный обмен мнений всех участвующих с конечным резюмирующим заключением старших руководителей по стрельбе и по тактике.  Более сложные и более интересные стрельбы подробно разбирались, кроме того, в аудиторной обстановке после обработки всех данных, и затем отчеты о таких маневрах-стрельбах печатались для всеобщего сведения.

Но за отсутствием на Лужском полигоне пехоты и конницы офицерской артиллерийской школе приходилось при производстве стрельб с маневрированием довольствоваться мишенной обстановкой и воображать не только боевые действия противника, но и своих войск, что являлось отрицательной стороной подготовки переменного состава школы. В школе не бывало упражнений в изучении действительных пехотных и кавалерийских целей, какие применялись во французской артиллерии. Совместная стрельба с маневрированием с пехотой и конницей производилась в офицерской артиллерийской школе лишь однажды за период 1908 — 1914 гг., несмотря на то, что полигон школы по своим размерам и оборудованию давал возможность производить маневрирование с боевой стрельбой отряда в составе около дивизии пехоты с артиллерией и конницей. Единственная произведенная в школе совместная с пехотой и кавалерией стрельба была организована довольно неудачно и представляла мало поучительного.

Во всяком случае, старший командный состав русской артиллерии, прошедший курс полевого отдела школы, основательно в ней повторивший все необходимое старое и усвоивший все новое в технике и тактике артиллерии, являлся проводником теоретических и практических знаний в строевых частях, повышая вместе с тем их боевую подготовку.

Поднимая общую подготовку командного состава артиллерии, школа стремилась перевоспитать его в смысле проявления личной инициативы, в смысле способности быстро ориентироваться в изменениях боевой обстановки и безбоязненно принимать самостоятельные решения для достижения успеха в бою при могущественном содействии артиллерийского огня.

Старший командный состав русской полевой артиллерии, за немногими исключениями, был обучен к началу мировой войны искусству стрельбы с закрытых позиций в совершенстве и довольно хорошо разбирался в тактических вопросах применения артиллерии в бою.

Для заканчивающих курс офицерской артиллерийской школы аттестация в знании и понимании тактики имела такое же первенствующее значение, как аттестация по искусству в стрельбе; неспособные к практическому пониманию тактики, как и неспособные к стрельбе, не получали ни батарей, ни дивизионов и переводились на службу в артиллерийские парки или на административные должности. Таким путем стремились в годы, предшествующие войне, подбирать старший командный состав артиллерии, чтобы он был практически вполне сведущим и в техническом и в тактическом отношении.

Большое влияние на этот подбор оказывал генинспарт, так как без его заключения не проводилось ни одно назначение на должности командиров батарей и выше. Он мог дать служебную оценку старшему командному составу артиллерии, так как знакомился с ним, проверяя лично или через чинов, состоящих при нем для поручений, боевую подготовку артиллерии и бывая ежегодно на стрельбах офицерской артиллерийской школы и большинства артиллерийских частей.

Относительно мало внимания уделялось крепостному отделу офицерской артиллерийской школы и крепостной артиллерии вообще. Это обстоятельство, в связи с недостатком хороших руководителей в крепостном отделе школы (выдающиеся специалисты по крепостной артиллерии бывали редким исключением в старой армии), послужило одной из основных причин относительно слабой подготовки старшего командного состава тяжелой крепостной и осадной артиллерии как в отношении тактики, так и в отношении техники стрельбы. В особенности слаба была подготовка командиров в сухопутных крепостях; береговая артиллерия стреляла довольно хорошо.
С целью повышения подготовки необходимо было, между прочим, преобразовать крепостной отдел в самостоятельную крепостную офицерскую артиллерийскую школу. На образование такой школы ГАУ испрашивало кредит еще в 1906 г., но по недостатку денежных средств это мероприятие не было в полной мере осуществлено до начала мировой войны.

Неудовлетворительность полигонов в районах сухопутных крепостей, где производилась стрельба, также весьма неблагоприятно отражалась на подготовке командиров крепостной артиллерии.

Крепостной отдел офицерской артиллерийской школы в последние перед войной годы вел практические стрельбы на полигоне крепости Осовец. В период стрельб этот отдел обслуживала осовецкая крепостная артиллерия, которая, следовательно, в отношении искусства стрельбы и специальной подготовки могла стоять выше других крепостных артиллерий, но, как показала практическая стрельба во время опытной мобилизации крепости Осовец осенью 1912 г., командный состав артиллерии и этой крепости оказался слабо подготовленным.

Малая поучительность этой стрельбы объяснялась не только слабой подготовкой старшего командного состава, но и неудовлетворительностью полигона Осовецкой крепости, представляющего узкую полосу поросшего кустарником болота, ограниченную справа железкой дорогой, слева — деревней Сосна, расстояние между которыми — около 2 км; при этом безопасная зона для стрельбы получалась в виде ленты шириной лишь около 425 — 640 м (200 — 300 саж.).

Приблизительно в таком же положении в отношении полигонов находились и другие русские сухопутные крепости. Между тем боевая подготовка крепостной артиллерии могла бы быть вполне обеспеченной, если бы она практиковалась в стрельбе со всех возможных вероятных боевых ее позиций по всем направлениям, откуда противник мог появиться перед крепостью.

Старший командный состав полевой тяжелой артиллерии также был слабо подготовлен, особенно в тактическом отношении, так как в первое время он комплектовался из офицеров крепостной и бывшей осадной артиллерии.

Школа размещалась в Софии на территории, ранее занимаемой Образцовыми батареями. Слушатели школы сначала располагались в казармах, ранее принадлежавших подразделениям Образцовых артиллерийских батарей, а офицеры постоянного состава — во флигеле на Велиовской улице. Там же было и офицерское собрание. Ветхость построек стала весомым аргументом при ходатайстве командования школы о предоставлении кредитов на перестройку казарм, конюшен, мастерских, а также постройку нового здания офицерского собрания и квартир для офицеров. Кредиты вскоре были получены, и строительство незамедлительно началось.

В 1905 г. на месте ветхих деревянных казарм Образцового пехотного полка возник новый комплекс зданий школы, ограниченный улицами Велиовской (н. Радищева) Саперной, Кадетской (н. Кадетский бульвар) и Артиллерийским (н. Прямым) переулком.

Школа занимала в Софии значительный участок земли, ограниченный Кадетским бульваром, Артиллерийской и Саперной улицами. Здесь построили новые цейхгаузы, конюшни для лошадей конной батареи и другие здания. К 1905 году были готовы первые три флигеля для офицеров постоянного состава. По Захаржевской улице, недалеко от Кадетского бульвара, для управляющего состава школы было возведено красивое трехэтажное здание штаба.

Для удобства офицеров переменного состава, приезжавших в школу на своих лошадях, к их услугам всегда имелась конюшня. Общий комплекс учреждений Школы составлял:

Захаржевская ул, д. 14 - Штаб Школы
Саперная ул., д. 12 /  Велиовская ул., д. 26. - Учебное здание Школы
Саперная ул., д.14 / Велиовская ул., д. 25 — Саперная ул, д. 20 / Кадетская ул.,д. 26. - Казармы Школы
Артиллерийский переулок, д.6 - Казарма Школы
Велиовская ул., д. 22. -  Офицерское собрание Школы (Дом офицеров)
Велиовская ул., д. 23, 23а. - Экзерциргауз и Манеж Школы
Велиовская ул., д. 24. - Казармы женатых офицеров школы
Велиовская ул., д. 26. - Фуражный сарай Школы

В штат входили управление, пешая и конная батареи: 12 офицеров постоянного состава и более 450 нижних чинов. При школе содержалось 250 строевых лошадей.

Быт и настроения, царившие в Офицерской артиллерийской школе, ярко показаны в воспоминаниях полковника артиллерии А.А.Левицкого:

«В Офицерскую Артиллерийскую школу в Царском Селе съезжались для прохождения курса капитаны артиллерии со всей России. Заметно было, что окраинные артиллеристы из Сибири, Туркестана, Кавказа как-то отличались от своих собратьев, европейских артиллеристов. Их особой чертой была привязанность к своему краю и самую захолустную стоянку у себя они не променяли бы на большой город Европейской России. В них замечалось (особенно это касалось сибиряков) некоторое критическое отношение к "Российским порядкам", выродившееся даже в недоверие. В частности, они не хотели верить, что их призвали исключительно для усовершенствования в артиллерийском деле, и главное опасение в них вызывало их благоприятное отношение к спиртным напиткам.

Шли даже на ухищрения. Казначей Школы обнаружил по записям буфетчика склонность одного почтенного сибиряка-капитана к массовому потреблению пирожных. На поверку оказалось, что, гак как пирожное и рюмка водки были в одной цене, капитан вошел в соглашение с буфетчиком записывать за ним вместо рюмки водки пирожное.

Долгая жизнь в захолустных стоянках, превратное понятие о столичных нравах были причиной такого случая.

Однажды едут верхом два сибиряка-капитана по Баболовскому парку — "для просвежения капитанских мозгов" устраивались такие поездки. И вот эти капитаны повстречались с санями, запряженными парой рысаков под сеткой. На козлах монументальная фигура кучера с медалями поверх армяка, а пассажирки -две дамы, одна очень красивая, и она же, когда сани поравнялись со всадниками, сделала легкий поклон. Капитаны всполошились, повернули своих лошадей и стали преследовать сани, награждая дам самыми изысканными комплиментами.

Те начали хохотать. Кучер тронул крупной рысью. Капитаны некоторое время скакали, но, при выезде из парка, их остановил полицейский офицер, спросил их фамилии и пояснил им, что в санях сидели Государыня Императрица Александра Федоровна и дежурная фрейлина, и им придется об этом доложить Начальнику Школы.

Вообразите их смятение! Пропала 20-летняя служба, Петропавловская крепость, а может и еще хуже..

Поплелись они уныло домой переодеться для представления начальству в форму одежды "обыкновенную", которая так называлась, по всей вероятности, потому, что она была необыкновенной, зашли в собрание закусить, словом, не спешили взойти на эшафот, но, наконец, решились.

Каково же было их удивление, когда Начальник Школы генерал Синицын встретил их с улыбкой и, уже в начале доклада, прервал их:

— Я все знаю, только что из Александровского Дворца телефонировал дежурный флигель-адъютант по просьбе Государыни не наказывать тех офицеров, кои сопровождали ее в Баболовском парке. Просьба Государыни — это повеление, и потому капитаны избежали, каких-либо неприятностей, но они были крайне смущены объяснением Начальника Школы, что Государыня приветствовала их поклоном, ожидая, что офицеры отдадут ей честь и что кресты и медали сверх армяка надевают лишь кучера Высочайших Особ.

Это было в 1909 году."


Из газеты "Царскосельское дело", февраль 1913 года:

"Приезд офицеров в артиллерийскую школу.

В Царском Селе, как известно находится Офицерская артиллерийская школа, в которую ежегодно от всех частей артилерии командируется около 180 штаб и обер-офицеров для практического и теоретического ознакомления с последними улучшениями и усовершенствованиями по части артиллерии.

Обыкновенно офицеров от полевой и от крепостной артиллерии, в указанном выше числе, около 20 Февраля, прибывает в Царское Село, и с этого же дня начинаются уже занятия в школе, к которым приступаютъ после служения молебна. Затем, в офнцерском собрании школы, бывает в тот же день общий товарищеский обед, на котором знакомятся между собою прибывшие со всех концов Poccии будущие слушатели школы, вместо того, чтобы обмениваться между собою визитами на квартирах.

В настоящем году в школу прибыло от полевой артиллерии 144 офицера."


источник № 1, источник № 2, источник № 3

0

37

Офицерская воздухоплавательная школа (Петроград)

27 октября 1884 года Военный министр России генерал-адъютант П.С. Ванновский писал:
"... Вопрос  о применении к военным целям воздухоплавания, а равно и голубиной почты давно меня тревожит, ибо у нас по этим частям сделано до крайности мало. Чтобы выдвинуть это дело, я признаю необходимым образовать при Управлении Гальваническою частью особую Комиссию под председательством генерал – майора Борескова; членами в комиссию назначить генерал – майора Лобко 2-го, генерал – майора Фёдорова, полковников Бертельса и Мельницкого и нескольких членов из числа инженерных штаб – и обер-офицеров, знакомых с делом и ему преданных. Комиссии этой поручаю: 1) рассмотрение поступающих заявлений по воздухоплаванию и устройству голубиной почты; 2) обсуждение в каких размерах могло бы у нас быть организовано это дело; 3) какие потребовались бы для этого денежные затраты и 4) наметить учреждение особой команды воздухоплавателей, а равно и способ обучения".

Запись П.С. Ванновского на Докладе Государю Императору Александру III от 21 декабря 1884 г.:
"Его Величество, признав необходимым развитие у нас воздухоплавания, голубиной почты и сформирование кадра аэронавтов, Высочайше соизволил одобрить изложенные мной соображения. Вместе с тем Государь Император Высочайше повелеть изволил внести представление в Государственный Совет о потребном кредите в мере достигнутых с Министром финансов соглашений". Получив полномочия Военного министра, утвержденные Государем Императором, «Комиссия по применению воздухоплавания… к военным целям» начала плодотворную работу. 30 июля (12 августа) 1912 г. вышел Высочайший Указ о формировании при Главном управлении Генштаба воинской части ВВФ.

Уже через несколько месяцев после выхода Указа о формировании «Комиссии по применению воздухоплавания, голубиной почты и сторожевых вышек к военным целям» военного министра П.С. Ванновского от 27 октября (8 ноября) 1884 г., зимой 1885 г., на территории Волкова поля (на территории нынешнего Московского района Санкт-Петербурга) была размещена Кадровая команда военных воздухоплавателей. В 1890 г. здесь был создан Учебный воздухоплавательный парк (УВП), предназначенный для подготовки офицеров и рядовых для воздухоплавательных воинских частей. Позднее, в 1910 г., на базе УВП была создана Офицерская воздухоплавательная школа (ОВШ), тогда же в России были открыты Офицерская школа авиации отдела Воздушного флота, впоследствии Севастопольская, и отдел в Гатчине, впоследствии - Гатчинская авиационная школа. Эти школы имели один знак: круглый венок, на который помещены на двух скрещенных мечах распущенные крылья. В центре щит под Императорской короной с Государственным гербом. Весь знак серебряный. В офицерской воздухоплавательной школе было два отдела: авиационный и аэростатов, причем каждому из них соответствовал свой знак.

Нагрудный знак за окончание Офицерской Воздухоплавательной Школы (ОВШ)
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0123/6e/efaa4ed04f6ba43586b965aff939366e.gif

Нагрудный знак военного лётчика
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0123/91/9189e5aeb6f4c9aea8b077f3a21d2f91.gif

Нагрудный знак лётчика-наблюдателя
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0123/77/67722b3115a4d328bdd4d8d0a6962477.gif

Нагрудный знак Особого комитета по усилению Военного Воздушного Флота, созданного в 1910 г. под председательством Великого Князя Александра Михайловича
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0123/13/be06dcd5d40823181a3e24d1867f7f13.gif

Жетон Особого комитета по усилению Военного Воздушного Флота
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0123/75/e958af52481623cc1abf762f2c5fee75.gif

Вот лишь некоторые выпускники, первые военные лётчики России: Г.Г. Горшков, Е.В. Руднев, Н.Н. Данилевский, П.Н. Нестеров (основоположник высшего пилотажа), Е.Н. Крутень, И.У. Павлов, А.А. Ширинкин, М.А. Бабушкин и др. Все они стали гордостью русской авиации и героями Первой Мировой войны.

Командовал Учебным воздухоплавательным парком с момента его зарождения (в 1884 г.), а впоследствии и Офицерской воздухоплавательной школой, ставший впоследствии генерал-лейтенантом Александр Матвеевич Кованько.

С мая 1911 года авиационный отдел Школы дислоцировался в Гатчине. Начальник школы А.М. Кованько был энтузиастом воздухоплавания и долгое время не признавал перспективы развития летательных аппаратов тяжелее воздуха. Позицию А. М. Кованько разделял и великий князь Петр Николаевич, августейший шеф Военно-инженерного управления русской армии. Однако бурное развитие авиации вносило коррективы в первоначальные планы. Для начала Главное инженерное управление Военведа России, используя деньги, выделенные на развитие отечественного воздухоплавания, отправило во Францию двух русских офицеров, опытных воздухоплавателей С. А. Немченко и Н. И. Утешева. Перед ними стояла задача ознакомиться с развитием аэропланов во Франции и высказать свое мнение о целесообразности приобретения этих машин для использования в военных целях. Немченко и Утешев вполне справились с поставленной перед ними задачей. Во Франции они ухитрились даже пролететь в качестве пассажиров с самим Вильбуром Райтом и договорились о приобретении за 200 тысяч рублей десяти его аппаратов. В ноябре 1908 года результаты командировки этих двух офицеров были обсуждены у генерал-инспектора по инженерной части Военведа. Выступивший на совещании командир русского Учебного Воздухоплавательного Парка генерал-майор А. М. Кованько отверг идею о покупке «Райтов» и внес предложение о проектировании и постройке отечественных самолетов силами русских военных инженеров за значительно меньшую сумму. Совещание во главе с генерал-инспектором приняло предложение Кованько. Практически сразу же после этого в мастерских Воздухоплавательного Парка четверо военных инженеров капитан М. В. Агапов, штабс- капитаны Б. Ф. Гебауэр, В. В. Голубев и А. И. Шабский приступили к работе. В 1908 году Россия не могла еще похвастаться производством легких и достаточно сильных бензиновых моторов. Поэтому из выделенных Военведом денег львиная доля была направлена на приобретение за границей агрегатов. Весной 1909 года перечисленные выше офицеры закончили разработку проектов своих самолетов, а летом 1909 года построили их. В Гатчине, на военном поле, возвели специальные ангары, куда в конце сентября изобретатели привезли все необходимое и приступили к сборке своих машин. К сожалению, испытания, начатые в декабре и продолжавшиеся до лета 1910 года, показали неудовлетворительные результаты. Все четыре машины оказались с малым запасом прочности, самолеты Шабского и Гебауэра, например, сломались во время рулежек по земле, даже не побывав в полете. Ближе всех к «летающему» самолету оказалась машина Агапова. Но и она начала хорошо летать лишь после того, как ее переделали по образу и подобию «Фармана», купленного за границей и доставленного в Гатчину летом 1910 года. Неудача конструкторов объяснялась легко: все четверо, приступив к проектированию, не имели никакого опыта в этой работе, более того, никогда не видели «живых» самолетов. В акте Главного инженерного управления было отмечено следующее: «…Так как к постройке этих аппаратов было приступлено еще в 1908 году, когда сведения о подобных аппаратах имелись лишь случайные, обрывочные, причем сразу приступили к постройке различных аэропланов, то при отсутствии опыта в этом деле и за поздним прибытием заказанных за границей образцов первых аэропланов, постройка этих аэропланов в конструктивном отношении оказалась в общем менее удачной, сравнительно с разработанными типами аппаратов за границей».

Обер-офицер постоянного состава  школы в парадной форме, 1914. Худ. А.Каращук / Военно-исторический журнал, 2005. № 8
http://i90.fastpic.ru/big/2017/0123/55/578f9231ced4eae85e63f1fb8419b655.jpg

Рядом с аэродромом, у деревни Сализи, по плану военного ведомства оборудовался учебный полигон воздухоплавательного парка. В апреле 1910 года А. М. Кованько назначил офицера парка Г. Г. Горшкова заведующим Гатчинским аэродромом и выделил в его распряжение команду солдат, которая сразу приступила к подготовке летного поля. Кроме ангаров на 10-12 самолетов, на окраине аэродрома вырос небольшой городок с мастерскими, бензохранилищем, импровизированной метеостанцией, служебными помещениями. Официально аэродром был открыт 26 марта 1911 года, и возглавил его штабс-капитан Г. Г. Горшков. На летном поле деревни Сализи были возведены причальная мачта и эллинг для дирижаблей. Великий князь Александр Михайлович обратил внимание на возможное в будущем серьезное значение авиации в военном деле. По инициативе Великого князя, в марте 1910 года, в составе Особого комитета по восстановлению морского флота был создан Отдел воздушного флота.

В 1911 году в Офицерской Воздухоплавательной школе был создан временный авиационный отдел, начальником отдела был назначен подполковник Ульянин Сергей Алексеевич. В 1911 году к авиационному отделу для подготовки в качестве наблюдателей с аэропланов были прикомандированы 10 офицеров переменного состава и 6 офицеров Генерального штаба. Всего в 1911 году в отделе было обучено полетам 10 офицеров, подготовлено наблюдателей из офицеров Генерального штаба 6 человек, ознакомлено с авиационным делом и получили практику полетов 32 офицера переменного состава Офицерской воздухоплавательной школы. Кроме этого обучено ремонту аэропланов — 10 солдат, сборке и регулировке аппаратов — 21 солдат, подготовлено 15 мотористов. В сентябре 1912 года, временный отдел был преобразован в постоянный авиационный отдел в Гатчине. Задача отдела состояла в подготовке офицеров и нижних чинов к службе в авиационных отрядах воздухоплавательных рот и производства опытов и проверок на практике пригодности для военных целей новых летательных аппаратов.

Офицеры воздухоплавательной школы занимались конструкторской деятельностью, их изобретения внесли большой вклад в развитие отечественной авиации. Ульянин Сергей Алексеевич состоял Действительным членом Императорского Русского Технического Общества (ИРТО), занимался проблемами аэрофотосъемки, в 1908 году он получил патент на изобретение фотографического аппарата для автоматической записи фотограмметрических данных (аппарат использовался до 1920-х гг.). В 1915 году он получил патент на принцип дистанционного управления транспортными средствами, а в 1915 году он получил патент на изобретение гироскопа. На Гатчинском аэродроме проводились многие опыты использования авиации в военных маневрах и научных целях. Здесь проводились и первые в России опыты по использованию в авиации беспроволочной связи. В 1912 г., в лагере Офицерской воздухоплавательной школы в Салюзи (Котельниково) был испытан созданный Г. Е. Котельниковым принципиально новый парашют РК-1. Продолжались в школе и эксперименты по боевому применению дирижаблей. С 15 августа 1912 г. Офицерская воздухоплавательная школа провела опыты стрельбы с дирижаблей «Лебедь», «Ястреб», «Альбатрос». Стрельба из ружья-пулемета «Мадсен» по наземным целям с высоты 600 м дала неплохие результаты попадания.

Е.И.В. Великий Князь Александр Михайлович (слева) представляет Государю Императору офицеров Авиационной школы
http://i90.fastpic.ru/big/2017/0123/59/f9dde4d6533c9b8aab8aa6c5ea49e359.jpg

Состав школы:
Воздухоплавательный батальон (При мобилизации 1914 г. расформирован, а личный состав направлен на укомплектование Запасного воздухоплавательного батальона, 12, 13 и 14-й полевых воздухоплавательных рот)
Опытная станция
Испытательная станция
Центральный склад воздухоплавательного имущества
Временный авиационный отдел (с 19 июля 1914 года Гатчинская военно-авиационная школа)
Гатчинский аэродром
Корпусной аэродром

В 1912 году при школе был открыт солдатский класс — по его окончании солдаты получали звание летчика, но к экзаменам на диплом военного летчика не допускались. Число слушателей (переменный состав) — 30 человек, еще 8 человек допускались к занятиям за особую плату. При школе имелись мастерские, физические, метеорологические и фотокабинеты, эллинги на Волковом поле в Петрограде, два аэродрома в Гатчине. Школе принадлежала церковь Св. Пророка Илии, освященная в апреле 1899 года и ставшая первым храмом русских авиаторов.

19 июля 1914 г., на базе авиационного отдела Офицерской воздухоплавательной школы, была образована Гатчинская военно-авиационная школа. Ульянин Сергей Алексеевич был назначен начальником школы. В 1914—1915 годах в школе обучались 175 летчиков-офицеров, 57 летчиков-солдат, 20 офицеров-добровольцев.

Форма чинов воздухоплавательного парка. Приказ по военному ведомству № 291, 1890 г. Обер-офицер в парадной форме (слева). Солдаты: 1) в рубахе; 2) в парадной и 3) в обыкновенной форме.
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0123/23/50da28355580405db0ab52c1e53a7d23.jpg

Всего, за 1910—1916 гг. авиационным отделом Офицерской воздухоплавательной школы (после 1914г. Гатчинской военно-авиационной школой) было подготовлено 342 летчика (269 офицеров и 73 нижних чинов). В 1917 г. после февральской революции занятия в школе продолжались, но с перерывами в снабжении самолетами, моторами, запчастями и ГСМ. Последним выпуском школы был 14-й набор; 15-й и 16-й наборы школу уже не закончили.

Офицерский состав:
Утешев Николай Иванович, полковник, помощник начальника школы (на 06.12.1916)
Шульц, фон, подполковник, начальник хозяйственной части школы (на 06.12.1916)
Сольский Дмитрий Антонович, капитан, адъютант и начальник команды (на 06.12.1916)
Калитин 2-й Павел, прапорщик, прикомандированный к Центральному воздухоплавательному складу при ОВШ (на 06.12.1916)
Чоловский Павел, прапорщик 12-й полевой воздухоплавательной роты, прикомандированный к Центральному воздухоплавательному складу при ОВШ (на 06.12.1916)
Дубинин Виталий, прапорщик, прикомандированный к Центральному воздухоплавательному складу при ОВШ (на 06.12.1916)
Реутов Павел, прапорщик Запасного воздухоплавательного батальона, прикомандированный к Центральному воздухоплавательному складу при ОВШ (на 06.12.1916)
Майборода Константин, прапорщик, прикомандированный к Центральному воздухоплавательному складу при ОВШ (на 06.12.1916)
Юскевич Константин, прапорщик, прикомандированный к школе (на 06.12.1916).

Запуск воздушного шара возле церкви Пророка Илии
http://i90.fastpic.ru/big/2017/0123/fa/de5eb4bf0e845c47c765c7372405cbfa.jpg

источник № 1, источник № 2, источник № 3: ria1914.info/index.php?title=Офицерская_воздухоплавательная_школа

0

38

Офицерская кавалерийская школа (ОКШ)

Праздник школы – 9 мая. Расположение: Петроград, Шпалерная ул., Аракчеевские казармы. Находится в прямом подчинении у генерал-инспектора кавалерии.

22.04.1809 г. - с целью объединения различных отделов службы обмундирования и снаряжения кавалерии в Петербурге сформирован Учебный кавалерийский эскадрон.

5.06.1826 г. - сформирован Образцовый кавалерийский полк.

Знак «В память 100-летия Офицерской кавалерийской школы»
http://i90.fastpic.ru/big/2017/0224/33/5f1ebd45fd9fc001ec203bd47e2abe33.jpg

1834 г. - к Образцовому кавалерийскому полку присоединен Учебный кавалерийский эскадрон.

В начале 1860-х годов назначение эскадрона несколько расширилось: «Его задачей стала подготовка офицеров и нижних чинов для обучения ими верховой езде в кавалерийских полках, а также для теоретического и практического образования кавалерийских офицеров и подготовка из них инструкторов» (из положения об Учебном эскадроне).

август 1875 — эскадрон переведен из Павловска в Санкт-Петербург в Аракчеевские казармы. К этому времени здесь уже завершается строительство специального манежа и конюшен.

Полковник постоянного состава ОКШ
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0224/6e/030ab57591aa318a735a1aa39221506e.jpg

14.03.1882 г. - учебный кавалерийский эскадрон назван Офицерской кавалерийской школой и получает статус военно-учебного заведения императорской армии.

С 1914 г. занятия в школе прекращены в связи с началом войны.

К началу ХХ века по мере расширения задач и штата школы ее территория увеличивалась, казармы вмещали 1200 человек только нижних чинов (офицеры постоянного состава квартировались в отдельных флигелях), а конюшни могли вместить более 800 лошадей.

Группа преподавателей ОКШ вместе с великим князем Николаем Николаевичем младшим. Фотограф С. Л. Левицкий. 1886-1900
http://i89.fastpic.ru/big/2017/0224/3f/4f19717322bd4c9fc1569715d3967c3f.jpg

Штандарт: юбилейный штандарт обр.1900 г. - 22.04.1909 г. Кайма красная, шитье золотое. Навершие обр.1857 (армейского) вызолоченное. Древко темно-зеленое с вызолоченными желобками. «1809-1909». Спас Нерукотворный. Александровская юбилейная лента «1909 ГОДА» «1809 г. УЧЕБНЫЙ КАВАЛЕРIЙСКIЙ ЭСКАДРОНЪ». В 1914 году штандарт был передан в сформированный полк Офицерской кавалерийской школы.

Нагрудный знак: утвержден - 7.09.1898 г. Знак серебряный. На сложенной венком ленте, под Императорской короной, Николаевский орел. Лента завязана внизу бантом, на котором рельефные золотые буквы «О. К. Ш.» (Офицерская кавалерийская школа). Под орлом скрещенные серебряные палаш, шашка и сабля, клинками вверх. Эфесы золотые. Знак делался в двух размерах.

Юбилейный знак:  утвержден - 27.04.1909 г. Черный эмалевый щит, обрамленный золотой, с красным просветом лентой, на которой надписи: «Учебный кавалерийский эскадрон», «Образцовый кавалерийский полк». Щит увенчан черным орлом Павловских времен, в центре которого белый Мальтийский крест, а на нем красный щиток с Московским гербом. На щите вензеля Императоров Александра I и Николая II, а также скрещенные золотые шашка, палаш и сабля. Низ знака обрамлен венком из лавровых и дубовых ветвей. Внизу находится продолговатый золотой щиток, на котором красной эмалью изображено: «1809-1909». Над ним положена золотая, с красным просветом лента, на которой надпись: «Офицерская кавалерийская школа». Знак золотой (фото см. выше).

Нагрудный знак (знак об окончании ОКШ)
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0224/35/fdcd7adddf69bf5404824e58eebbff35.jpg

Знак Ветеринарных курсов:  утвержден - 5.06.1914 г. Серебряный Николаевский орел. Корона, щит, факел и венок в лапах орла золотые. Под орлом золотой венок, низ которого покрыт синей эмалевой лентой с золотыми буквами: «В. К.». Между этой лентой и хвостом орла белая эмалевая лента с золотыми буквами «О.К.Ш.».

Церковь школы во имя Св. Николая Чудотворца помещалась в казарменном здании, расположенном на окраине СПб и вмещала около 300 чел.  По штату при церкви был положен один священник.

Школа состояла из шести отделов: 1) драгунского, 2) казачьего, 3) эскадрона школы, 4) инструкторского, 6) отдела наездников для нижних чинов и 5) учебной кузницы. В 1891 году инструкторский отдел школы был закрыт, а курс выездки добавили в программу отдела эскадронных и сотенных командиров.

Знак об окончании Ветеринарных курсов
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0224/3e/023438d0f088a681f1b34c479820ea3e.gif

Прием в школу производился к 1 октября без особых экзаменов. В драгунский отдел ежегодно принимали 38 офицеров (6 гвардейских), в казачий — 24 (1 гвардейский). Учебный курс для офицеров продолжался почти два года (с 1 окт. одного года по 15 августа второго); для казачьих командиров – десять с половиной месяцев, для нижних чинов – год и 11 месяцев.   

Для занятий верховой ездой и строевой подготовки в распоряжении школы находились три собственных больших манежа, один малый и пристройка для вольтижировки и работы на корде. По качеству образования школа могла соперничать с другим известным специализированным центром подготовки кавалеристов – Николаевским училищем – и по праву считалась одним из элитных учебных заведений столицы.

Перевод в старший курс школы производится по годовым отметкам. Предметы теоретического обучения: а) правила верховой езды, воспитание и выездка лошадей; б) тактика; в) история конницы; г) сведения о ручном орудии; д) сведения по телеграфному делу и по разрушению сообщений; е) иппология; ж) правила ковки; з) воинские уставы и наставления до кавалерии относящиеся. Практические занятия: а) верховая езда (на выезженных и молодых лошадях), в т. ч. парфорсная охота в летний период, б) дальние марш-броски), в) глазомерная и маршрутная съемка, г) решение тактических задач на местности; д) работа лошади на развязном троке; е) вольтижировка; ж) езда без стремян и поводьев; з) фехтование и рубка; е) ковка лошадей; к) изучение лошади по экстерьеру и ознакомление со способами и приемами лечения лошадей в наиболее частых случаях заболевания; в летний период к ним добавлялись «дальние пробеги», «плавание», «тактические занятия в поле», «кадровое учение». По окончании курса офицеры возвращались в свои части и принимали первый освободившийся эскадрон или сотню, даже если в части были другие офицеры, старшие по чину, но не прошедшие обучение в школе.

Офицеры кавалерийской школы и иностранные депутации, прибывшие ко дню ее юбилея. 1910 г.
http://i89.fastpic.ru/big/2017/0224/d2/65e1c03aa1cacc50c3241986ca7988d2.jpeg

В учебную кузницу для изучения кузнечного дела ежегодно принимали новобранцев из кавалерийских полков и казаков. Курс обучения длился 1 год. Дополнительно в учебной кузнице школы был разработан специальный курс по ковке и изготовлению подков, который длился 10,5 месяца. 

С 1867 по 1909 год школа выпустила 1068 офицеров в регулярную кавалерию, 106 — в казачьи войска, а также 138 инструкторов и 2 187 нижних чинов. При школе действовали два музея: конского снаряжения и ручного оружия.

В 1906–1914 годах при школе издавался специализированный журнал "Вестник русской конницы" (периодичность  -24 номера в год). Недалеко от казарм школы жил князь Дмитрий Петрович Багратион, который в 1915 году стал советником Главного управления государственного коннозаводства. Полковник Багратион был помощником начальника Офицерской кавалерийской школы и инструктором по верховой езде, а кроме того, являлся ответственным редактором журнала «Вестник русской конницы». Как говорил тогда князь: «Уже давно назрела необходимость в специальном литературном органе, в котором все любящие конное дело могли бы свободно обмениваться мыслями и объединять свою работу». Собственно, с этой лишь целью генерал-инспектор кавалерии великий князь Николай Николаевич (младший) и разрешил издавать собственный, независимый журнал при Офицерской кавалерийской школе. Редакция находилась прямо на территории школы, в доме 51 на Шпалерной улице. Для своего времени журнал был прекрасно иллюстрирован, авторами являлись ведущие специалисты страны, а темы статей были самые разнообразные, среди которых впервые за всю историю печатных изданий в России появилась специальная рубрика, посвященная конному спорту.

Офицеры переменного состава Офицерской кавалерийской школы
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0224/69/ee01116197302374b0551ecbd639c269.jpg

В 1907 году на обучение в школу из Приморского драгунского полка командируется Семен Михайлович Буденный, который показывает блестящие результаты на обязательных соревнованиях – как бы мы сейчас сказали – «по молодым лошадям». Здесь он получает звание младшего унтер-офицера, но командование его полка не дает ему возможности доучиться до конца и отзывает его обратно уже через год. Четырьмя годами позже курс обучения в школе успешно проходит и один его главный противник времен Гражданской войны – «черный барон» Петр Николаевич Врангель. Среди участников белого движения было немало и других выпускников Офицерской кавалерийской школы, например Петр Владимирович фон Глазенап (выпуск 1913 года), граф Федор Артурович Келлер (1889), Петр Николаевич Краснов (1909). Самый первый успешный спортсмен в истории российского конного спорта, участник Олимпиады 1912 года в Стокгольме Александр Павлович Родзянко именно здесь в 1906–1907 годах проходил курс обучения и получил необходимые основы мастерства верховой езды, что позволило ему сразу по окончании поступить во всемирно известную кавалерийскую школу в Сомюре (Франция).

http://i91.fastpic.ru/big/2017/0224/b5/75167d87c22e3da715ef528d5950e9b5.jpg

источник № 1, источник № 2, источник № 3: http://ria1914.info/index.php?title=Офицерская_кавалерийская_школа

0

39

Офицерская стрелковая школа (ОСШ)

Старшинство - 7.06.1826 г. Праздник школы - 8 сентября. Расположение – Ораниенбаум.

7.06.1826 г. - сформирован Образцовый учебный батальон.

27.05.1827 г. - переформирован в 2 батальона и назван Образцовым учебным полком.

http://i90.fastpic.ru/big/2017/0317/3a/25ae018d34395c39eae154abdf52dd3a.jpg

29.03.1861 г. - присоединены Стрелковая офицерская школа, сформированная в 1857 г., и Учебный фехтовально-гимнастический кадр под названием «Учебный пехотный батальон».

14.03.1882 г. - учебный пехотный батальон повелено упразднить и взамен его сформировать Офицерскую стрелковую школу, при ней стрелковую роту - роту Офицерской стрелковой школы и Опытную комиссию. Назначение школы определено как "подготовка ротных командиров теоретически и практически к самостоятельному выполнению обязанностей, лежащих на ротном командире и ознакомление их со стрелковым делом".

10.07.1887 г. - назначение школы изменено на "подготовка старших капитанов пехоты теоретически и практически к командованию батальоном и распространение в войсках знания стрелкового дела".

Ворота усадьбы начальника офицерской стрелковой школы, 1900-е гг. ул. Еленинская, до 1869 г. - Нагорная ул., Военная ул. (пер.).
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0317/82/5c8403aa0a77fb4105d5d2403207af82.jpg

19.07.1898 г. - назначение школы изменено на "подготовка капитанов действующей, резервной и крепостной пехоты, а также Закаспийских и Уссурийских железнодорожных батальонов, теоретическим и практическим путем к самостоятельному выполнению обязанностей, лежащих на батальонных командирах". С началом мировой войны занятия прекращены.

С 1904 года при Офицерской стрелковой школе существовал пулеметный отдел, который во время Первой мировой войны выполнял функцию армейского пулеметного центра и выпустил сотни пулеметных команд Максима и Кольта.

1.08.1914 г. - сформирован отдельный батальон Офицерской стрелковой школы.

http://i91.fastpic.ru/big/2017/0317/48/548059dd917588fefa3baf03470bf548.jpg

15.11.1914 г. - батальон переформирован в стрелковый полк Офицерской стрелковой школы. Он участвовал в Варшавско-Ивангородской операции, в обороне Ковенской крепости.

В начале 1916 года Стрелковому полку ОСШ была поставлена задача создать укрепленный район на Аландских островах.

Знамя простое образца 1816 г., бывшего Учебного пехотного батальона: крест белый, углы зеленые, шитье золотое. Навершие образца 1816 (армейское). Древко белое. (Образцового пехотного полка).  Пожаловано батальону 16.10.1836 г., школе -  14.03.1907 (Высочайшая грамота от 28.03.1907). С началом войны 1914 года передано в сформированный Стрелковый полк Офицерской стрелковой школы.

http://i90.fastpic.ru/big/2017/0317/31/19050d84d933993e821ea6afff2ee631.jpg

Новое военное учебное заведение разместили в Ораниенбауме в здании бывшего военного госпиталя на Елизаветинской улице. В 1890-е гг. были построены дополнительные корпуса из красного кирпича - казармы Стрелковой школы, которые располагались на улицах Владимирской и  Александровской. На территории Стрелковой школы находился музей оружия, тир для стрельбы на большую дальность, оружейная мастерская, баллистический кабинет, фехтовально-гимнастический зал и немного в стороне уникальный ружейный полигон, на котором проходили испытания знаменитой винтовки "трехлинейки" конструкции генерал-майора С.И. Мосина. Перед Первой мировой войной именно здесь была создана первая в России школа оружейных мастеров и пулеметчиков, именно здесь готовили мастеров-оружейников, и команды пулеметчиков. Здесь создавали оружие XX в. выдающиеся русские военные конструкторы оружейники: Н. М. Филатов, В. А. Дегтярев, Ф. В. Токарев, В. Г. Федоров, И. Н. Колесников, Я. У. Рощепей, В. П. Коновалов.

В школу принимали капитанов пехоты не старше 45 лет, имевших ценз командования ротой не менее 2 лет и готовившихся к занятию штаб-офицерских должностей (командиров батальонов). Срок обучения составлял 7 месяцев (1 февраля — 1 сентября), штат — 167 человек. Для обеспечения практических занятий была образована Стрелковая рота Офицерской стрелковой школы, а для приобретения офицерами опыта в командовании подразделениями к школе регулярно прикомандировывали два пехотных батальона, кавалерийский эскадрон и артиллерийскую батарею.

Нагрудный серебряный знак утвержден 26.07.1908 г.  - николаевский орел с распростертыми крыльями на полувенке из дубовых и лавровых ветвей. Орел лежит на двух скрещенных золотых винтовках. Знак делался в двух размерах: 6 и 5 см в высоту.

http://i91.fastpic.ru/big/2017/0317/37/4b2a80f0f480df0fd39090289cc16d37.jpg

Нагрудный знак пулеметного отдела был такого же типа, что и предыдущий, но на хвост орла наложен золотой пулемет на треноге.

http://i91.fastpic.ru/big/2017/0317/60/43d2b751b78966a13829b7f7a1e68060.gif

При школе действовала церковь Св. Спиридония Тримифунтского Чудотворца. Длина храма от входа до иконостаса - 10 саж., ширина - 5½ саж., а высота - 3 1/3 саж. Пол в церкви паркетный. По двум стенам церкви на 6-ти черно-белого мрамора досках вырезаны имена убитых в сражении офицеров и нижних чинов; у левого клироса на одной белого мрамора доске записано имя Его Высочества Сергия Максимилиановича, герцога Лехтейнбергского, убитого в войну 1877-78 г.г., а на другой - имя убитого крамолой Его Высочества Великого князя Сергея Александровича.

По стенам было развешано несколько больших картин из жизни Св. Александра Невского. В 1909 году церковь была капитально ремонтирована, при чем стены и потолок были расписаны орнаментами в древнегреческом стиле.

В храме имелись достопримечательности:
1) Икона явления Пр. Богородицы Преподобному Сергию Радонежскому. На ней имеется надпись истории этой иконы. Она написана 14 августа 1584 года на доске из раки Преподобного Сергия, по повелению царя Феодора Иоанновича и царицы Ирины келларем Лавры Евстафием Головиным. Эта икона была в походе с царем Алексеем Михайловичем против короля польского, этой иконой московский митрополит Платон в 1812 году благословил Императора Александра I на войну против Наполеона. В Русско-турецкую войну императору Александру II при посещении Лавры угодно было принять икону из рук митрополита Иннокентия и препроводить в действующую армию 24 августа 1877 года.
2) Икона с Предвечным младенцем Пресвятой Богородицы, тканая (гобелен), поясная - из церкви Александровского кадетского корпуса. Эта икона была запрестольной. В 1893 г. для нее генералом Сперанским, бывшим офицером батальона, сооружен мраморный киот.
3) Высочайше пожалованные иконы: а) Спасителя в серебряно-вызолоченной ризе от Императрицы Александры Феодоровны в 1853 году 10 октября, б) Спасителя в серебряной ризе от Великой княгини Екатерины Михайловны в 1877 году 4 августа.

http://i91.fastpic.ru/big/2017/0317/67/c92c69d4989841130b69165cc27d2367.jpg

По штату при церкви был положен один священник. Церковный дом для священника - деревянный, крытый железом, одноэтажный, - построен в 1900 году на церковные суммы. 

Церковь находится в центре нагорной части города, прилегающей к Дворцовому парку, по Иликовскому проспекту. Первоначально она была сооружена волей Ее Императорского Высочества Великой княгини Елены Павловны и иждивением Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Павловича, командира Отдельного Гвардейского Корпуса, в 1838 году октября 2-го дня, для помещения военно-походной церкви лейб-гвардии Волынского полка. По Высочайшему повелению, Лейб-Гвардии Волынский полк в 1856 году был переведен в г. Варшаву. Иконостас и вся утварь из храма взяты были полком, а самое здание передано было Лейб-Гвардии Учебному саперному полубатальону, прибывшему в том же году в г. Ораниенбаум. По расформировании полубатальона в 1859 году, храм Св. Спиридония со всею утварью и ризницей временно находился в ведении Ораниенбаумского дворцового причта, который и совершал в нем служение до 1861 года. В 1861 году, вместо Образцового пехотного полка, стоявшего в Царском Селе, сформирован был Учебный пехотный батальон и был расположен в г. Ораниенбауме; к Учебному пехотному батальону перешла и церковь Св. Спиридония. В том же году она была расширена пристройкой 2-х боковых приделов без алтарей. В 1882 году, по Высочайшему Государя Императора повелению, вместо Учебного пехотного батальона учреждена была в г. Ораниенбауме Офицерская стрелковая школа, к которой, вместе с другими зданиями, перешла и церковь Св. Спиридония со всеми иконами и утварью. 2-го октября 1895 года, в виду ветхости здания церкви, было приступлено к разборке старого здания и построению нового храма. Вновь устроенный храм был освящен 27-го августа 1896 года. Заново перестроенная церковь - одноэтажная, деревянная, на гранитном фундаменте, с каменными столбами для поддержки купола, с хорами, - имеет длину 15 саж., ширину 9 саж. и высоту с куполом 12 саж. Стены храма и потолки украшены изящной резьбой и окрашены масляной бледно-розового цвета краской, причем в парусах купола помещены 4 иконы Евангелистов. Престол мраморный. В числе ценных и особо чтимых икон в храме имеются: 1) 6-ть ротных образов, переданных в церковь Св. Спиридония из упраздненного Образцового полка; 2) образ Божией Матери "Живоносный источник", очень древнего письма, принесенный в дар г. А. П. Таборской; эта икона в семействе гг. Таборских находилась около 250 лет и с ней было соединено, по семейным воспоминаниям, много чудесных случаев милости Царицы Небесной. Из предметов исторического характера в храме хранятся: 1) знамя Образцового полка, которое присвоено Офицерской стрелковой школе; выносится на все церковные парады; 2) грамота на пожалование знамени за собственноручной подписью Государя Императора Николая I-го. В 1909 году к церкви приписана домовая церковь Морской Учебно-стрелковой команды, к каковой на зимнее время прикомандировывается судовой священник для отправления Богослужения.

С 1900 года при школе выходило первое в России специализированное периодическое издание — «Вестник Офицерской стрелковой школы» (два раза в месяц с четырьмя ежегодными приложениями).

http://i91.fastpic.ru/big/2017/0317/f1/240b6cabc89a184904a51d870576e2f1.jpg

источник № 1, источник № 2, источник № 3: http://ria1914.info/index.php?title=Офицерская_стрелковая_школа

0

40

Офицерская электротехническая школа (Петроград)

Школа учреждена в 1857 г. под именем технического гальванического заведения, которое вместе с гальванической ротой находилось в распоряжении штаба генерал-инспектора по инженерной части. В 1884 г. заведение было переименовано в гальванический офицерский класс, названный в 1891 г. электротехническим офицерским классом, а 01 августа 1894 г. преобразована в военную электротехническую школу. 26.10.1907 г. - чинам школы установлено иметь пуговицы с гренадой и перекрещенными топорам. 31.05.1912 г. - утверждено положение и штатное расписание Офицерской Электротехнической школы. В 1911 г. введено было новое положение о школе, изменение которого по сравнению с ранее действующим, сводилось к следующему: школу предположено назвать Офицерской электротехнической школою, ввести в штат 6 штаб-офицеров, заведывающих практическими занятиями, 1 офицера, заведывающего опытами, и 1 младшего офицера в роте, увеличить число обучающихся офицеров на 10 ч. и дать окончившим школу звание военный электротехник.

Штат был рассчитан на 60 человек, срок обучения - 1 год и 7 месяцев. В офицерский класс команды назначались офицеры саперных батальонов; для преподавания был приглашен академик Якоби. С 1847 г. стали командировать в него флотских офицеров. К приему допускались офицеры до чина поручика включительно, прослужившие в строю не менее года. Курс был 2-годовой: младший и старший; полный курс обучения продолжался год семь месяцев, и состоял из теоретического преподавания и практических занятий по: электротехнике, электрическому освещению, минному, подрывному, телеграфному, телефонному делу, по искровой телеграфии, физике, химии, прикладной механике, строительному искусству, дифференциальному и интегральному исчислению. Практические занятия зимой велись в кабинетах минном, подрывному телеграфно-телефонном, искровом, физическом и осветительном, и в лабораториях: электротехнической, двигателей внутреннего горения и химической, а также на учебной электрической станции, летом – в лагерях у крепости Кронштадт и в Усть-Ижоре.

Офицеры, окончившие курс, разделялись на три разряда. Первый получал особый нагрудный знак, награждался вне правил очередным орденом и полугодовым окладом основного жалованья; второй получал третной оклад.

Схемы зимней парадной формы 1857-1917 гг.
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0326/47/850d44655b3d2c85a7f19562e1033b47.gif

Школа имела целью: 1) подготовку офицеров и нижних чинов инженерных войск к выполнению тех специальных обязанностей, где требуется применение электротехники, и 2) изучение открытий и изобретений по электротехнике, минному, подрывному и телеграфному делу, могущих иметь применение к военным потребностям. Электротехническая школа была подчинена главному начальнику инженеров и состояла из управления школы, офицерского класса, электротехнической роты и учебной электрической станции. Офицерский класс готовил офицеров специалистов по электротехнике и производил опыты и испытания по этой отрасли; при классе имелись минный и телеграфный кабинеты, электротехническая и химическая лаборатории, учебная электрическая станция, электроизмерительная станция, мастерская запалов, станция военно-полицейского телеграфа и другие вспомогательные учреждения. Офицеры, успешно окончившие курс класса, распределялись по частям инженерных войск, причем преимущественно назначались в крепостные минные роты и телеграфные части. Офицеры, обучавшиеся в классе, обязаны были прослужить в инженерных войсках или учреждениях инженерного ведомства по 1 ½ г. за каждый год пребывания в классе. Электротехническая рота подготовляла нижних чинов-инструкторов по электротехнике и участвовала в производстве опытов и испытаний. Учебная электрическая станция имела целью практическое ознакомление обучающихся в школе офицеров и унтер-офицеров с устройством и эксплуатацией электрического освещения, для чего станция освещала соседние здания военного ведомства. Для изучения электротехники и практического ознакомления с приборами электрического освещения ежегодно командировались 10 офицеров крепостных артиллерий в петербургский орудийный завод, где для этой цели была устроена электрическая лаборатория.

В связи с началом первой Мировой войны Офицерская электротехническая школа была закрыта, а из ее личного состава был сформирован специальный электротехнический батальон для выполнения боевых заданий. Однако все возрастающий объем задач, решаемых квалифицированными военными специалистами-электротехниками, обусловил необходимость вновь открыть Офицерскую электротехническую школу для ускоренной подготовки специалистов. 04.05.1914 г. постоянному составу школы было установлено обмундирование по Гвардейскому образцу: кивер с щитком со звездой, короной, топорами и бомбой; мундир по образцу Лейб-Гвардии Саперного батальона, но воротник и обшлага офицеров без шитья. На воротнике офицеров - шитые петлицы с бортом, у нижних чинов - петлицы из учебной тесьмы. На обшлагах – клапаны из мундирного сукна с алой выпушкой и с желтыми выпушками по верху обшлага. У офицеров на клапане -  шитые петлицы и борт по краю клапана и верху обшлага. Погоны нижних чинов - из желтой тесьмы с тремя алыми полосками, у офицеров - из серебряного галуна с желтым просветом и алыми выпушками. Подкладка мундира - желтая. На походном мундире и гимнастической рубахе алая выпушка по низу воротника и желтая по верхнему краю обшлагов. Клапана на воротнике шинели -  черные с желтой выпушкой.

Знак отличия: утвержден - 9.05.1895 г. Серебряный венок из лавровой и дубовой ветвей. В верхней части знака государственный орел, а под ним два скрещенных серебряных топора, на которые наложены две золотые, зигзагом, стрелы. На некоторых знаках орел занимает только половину венка и совсем отделен от атрибутов школы, на других же орел занимает весь венок, а топоры и стрелы с ним переплетаются.

http://i90.fastpic.ru/big/2017/0326/ef/27390f9d4c1440f33a4840fb8c784def.jpg

С 29.11.1891 г. при школе находится Электротехническая (Учебная) рота. В военное время является кадром для Запасного Электротехнического батальона. С 26.10.1907 г. чинам роты установлено иметь пуговицы с гренадой и перекрещенными топорам. С 30.05.1911г. нижним чинам роты на защитную сторону погон установлена шифровка из литер - Э.-Т. С 04.05.1914 г. чинам роты установлено обмундирование по Гвардейскому образцу: кивер с щитком со звездой, короной, топорами и бомбой; мундир по образцу Лейб-Гвардии Саперного батальона, но воротник и обшлага офицеров без шитья; на воротнике офицеров - шитые петлицы с бортом, у нижних чинов - петлицы из учебной тесьмы; на обшлагах – клапаны из мундирного сукна с алой выпушкой и с желтыми выпушками по верху обшлага; у офицеров на клапане шитые петлицы и борт по краю клапана и верху обшлага. Погоны нижних чинов из желтой тесьмы с тремя алыми полосками, у офицеров -  из серебряного галуна с желтым просветом и алыми выпушками.

С 07.08.1914 г. - Запасной Электоротехнический батальон, развернут по мобилизации, в связи с военным временем. В составе:
1-я рота - радиотелеграфная;
2-я рота - телеграфно-телефонная;
3-я рота - минно-подрывная;
4-я рота - электроосветительная.

С 14.08.1914 г. – батальон вместе с ротой школы включен в состав 6-й армии. Офицеры и нижние чины постоянного состава, вошедшие в батальон, сохраняют обмундирование, присвоенное чинам Офицерской электротехнической школы. Переменному составу присваивается обмундирование как в Запасных Саперных батальонах.

Свидетельство об окончании школы

http://i89.fastpic.ru/big/2017/0326/0a/b9a0195deeaf9b18713b91c4002d900a.jpg

04.09.1915 г. – батальон вместе с ротой школы исключен из состава 6-й армии. Находится в подчинении командования Петроградского военного округа.

Линейные (жалонерные) значки Электротехнической роты при школе
http://i90.fastpic.ru/big/2017/0326/c3/63109f80c5ec965efd56892866869fc3.gif

источник № 1, источник № 2, источник № 4, источник № 5, источник № 6: https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Электротехническая_военная_школа

0

41

Военно-педагогические курсы (Петроград)

Педагогические курсы ведомства военно-учебных заведений возникли по инициативе известного военного педагога A. Н. Макарова и делились на воспитательские и учительские. Первые, имеющие целью давать офицерам подготовку к исполнению воспитательных обязанностей в кадетских корпусах, основаны в 1900 г.; вторые, предназначенные для подготовления кандидатов на учительские должности в те же заведения, — в 1903 г. Занятия как на тех, так и на других курсах были организованы при Педагогическом музее военно-учебных заведений (Спб., Соляной городок). Курсы состояли в ведении Главного управления военно-учебных заведений и непосредственно подчинялись особому руководителю. Всеми делами, относящимися до учебной части курсов, ведала конференция. Занятия на воспитательских курсах начинались с 1 июня и продолжались год. В период с 1 сентября по 1 июня преподавались следующие предметы: а) основы анатомии и физиологии человека, б) школьная и практическая гигиена, в) начала логики и психологии, г) исторический очерк развития педагогических идей и современное учение о воспитании и д) методика и история физических упражнений, физиология движений. Кроме того, слушатели курсов знакомятся с действующими в кадетских корпусах инструкциями по воспитательной и учебной частям и занимаются художественным чтением. С 1 июня по 10 августа со слушателями производились практические занятия: а) гимнастикой с подвижными играми, б) фехтованием на шпаге и сабле, в) плаванием, г) ручным трудом и д) поданием первой помощи в несчастных случаях. По окончании летних практических занятий слушателям проводилось испытание по всем предметам обучения, причем успешно прошедшие  эти занятия получали свидетельства на право преподавания тех из них, изучение которых ими заканчивалось. В конце учебного года слушателям курсов, в присутствии конференции, производилось испытание по остальным предметам. На курсы принимались: а) офицеры-воспитатели Пажеского Е. И. B. корпуса и кадетских корпусов, равно как и офицеры, прикомандированные к названным заведениям для исправления этой должности, и б) офицеры, числящиеся в тех же званиях кандидатами для замещения воспитательских должностей. Общее число слушателей не превышало 35 человек. Предметы, к преподаванию которых должны были готовиться кандидаты на учительские должности в кадетских корпусах, определялись начальником главного управления военно-учебных заведений в зависимости от существующей в этих корпусах потребности на учителей тех или других учебных предметов. В кандидаты принимались военные и гражданские лица, окончившие курс наук как в высших военных, так и в гражданских учебных заведениях. Для подготовления учителей французского языка на курсы допускались лица, окончившие курс средних учебных заведений, по выдержании вступительного испытания в практическом и теоретическом знании ими французского языка, a равно и иностранные подданные, окончившие курс заграничных учебных заведений. Из числа чинов военного ведомства, удовлетворяющих приведенным условиям образования и другим требованиям, занесенным в особые правила, утвержденные главным начальником военно-учебных заведений, к приему на курсы допускались: а) строевые офицеры всех родов войск и службы, прослужившие в строю не менее 2 лет; б) офицеры и чиновники, состоящие на административных должностях в заведениях, учреждениях и управлениях военного ведомства, и в) офицеры-воспитатели военно-учебных заведений. Число кандидатов, ежегодно принимаемых на курсы, определялось в 12 человек Каждый из кандидатов готовился к преподаванию одного из предметов учебного курса кадетских корпусов, но с разрешения конференции кандидат мог готовиться к преподаванию 2 или более предметов. Курс продолжался 2 года, при чем в 1-й год занятия состояли: а) в изучении основ анатомии и физиологии человека, школьной гигиены, начал логики и психологии и истории развития педагогических идей; б) в составлении рефератов по истории педагогики и психологии; в) специальных практических занятиях по тем предметам обучения, которые должны сопровождаться опытами и наблюдениями; г) в изучении учебной литературы того предмета, к преподаванию которого готовился кандидат, и д) в посещении уроков учителей-руководителей. Во 2-й год пребывания на курсах занятия кандидатов состояли: а) в посещении уроков учителей-руководителей и своих товарищей; б) в изучении методики предмета, к преподаванию которого кандидат готовился; в) в составлении планов уроков; г) в давании пробных уроков и упражнений в преподавании более или менее крупных частей учебного курса и д) в посещении специальных конференций, на которых обсуждались планы уроков, составляемые кандидатами, исполнение этих планов в классах и результаты преподавания их вообще. По окончании курсов каждый кандидат, признанный конференцией успешно подготовленным, был обязан прослужить по военно-учебному ведомству не менее 3 лет и назначался на службу штатным преподавателем в кадетские корпуса.

Первым руководителем педагогических курсов был генерал-лейтенант A. H. Макаров (1900—06); 2-м — генерал-лейтенант З. А. Макшеев, прошедший разностороннюю педагогическую карьеру: офицера-воспитателя, преподавателя, ротного командира, инспектора классов и директора кадетского корпуса и на всех этих поприщах зарекомендовавший себя опытным и талантливым педагогом. В период 1900—13 гг. курсы выпустили 353 офицеров-воспитателей и 107 преподавателей.

При Педагогических курсах 24 октября 1901 г. была открыта первая в России лаборатория экспериментальной педагогической психологии под руководством А. П. Нечаева. Руководство педагогических курсов и Педагогического музея (при активном участии А. П. Нечаева) выступило инициатором  экспериментальных психолого-педагогических исследований в интересах военно-учебных заведений, обучения и воспитания учащихся, проведения съездов по педагогической психологии (1906, 1909) и экспериментальной педагогике (1910, 1913, 1915, 1917), Первого съезда офицеров-воспитателей кадетских корпусов (1908), создания Педагогической Академии (1907), издания «Ежегодника экспериментальной педагогики». Причем практически все эти съезды проводились на базе Педагогического музея и Педагогических курсов. Научно-информационные музейные технологии были продемонстрированы широкому кругу заинтересованных специалистов во время проведения Первого Всероссийского съезда преподавателей математики, проходившего в Педагогическом музее военно-учебных заведений с 27 декабря 1911 г по 3 января 1912 г. Съезд собрал 1 тыс. 217 человек, съехавшихся из разных мест, вплоть до сельской глубинки. Повышенное внимание делегатов вызвала выставка наглядных учебных пособий по математике, отразившая новые информационные технологии музея.

Общий вид читального зала
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0406/ff/2e2a259f810d1a14a9d6b4ac65b2cfff.jpg

Этот опыт был успешно использован музеем при организации своего экспозиционного отдела на международной выставке «Устройство и оборудование школы», проходившей в Санкт-Петербурге весной-летом 1912 г.

В 1914 г Педагогический музей военно-учебных заведений подводил итог своей пятидесятилетней деятельности. К этому времени он представлял собой информационно-методический центр научно-профессиональной направленности.

Нагрудный знак был утвержден  17.02.1911 г. Существовало два знака одинакового рисунка:
1. Курсы для подготовки офицеров к воспитательской деятельности в кадетских корпусах (1 год) — знак оксидированный.
2. Курсы для подготовки кандидатов на учительские должности в кадетских корпусах (2 года) — знак серебряный.
На знаке был изображен орел с полуопущенными крыльями, лежащий на венке из лавровых и дубовых ветвей; на нижнюю часть орла был наложен золотой герб военно-учебных заведений (Государственный герб, окруженный сиянием).

http://i89.fastpic.ru/big/2017/0406/9e/7b74ad568348614bc4fa4cd806b1d99e.gif

Фото по теме можно посмотреть: здесь

источник № 1, источник № 2, источник № 3

0

42

Офицерская автомобильная школа (Петроград)

ОАШ была образована в 1915 г. на базе созданного в 1912 г. офицерского курса (на 15 человек) при учебной автомобильной роте. По штату в ней обучалось 50 человек с отделением для рядовых на 90 человек. По штатному расписанию на 1912 год в роте состояло на разных должностях офицеров — 11, классных чиновников — 3, нижних чинов — 82.

Изначально в феврале 1910 года в Военный совет поступило секретное представление за №37, согласно которому «к железнодорожным батальонам Европейской России и Кавказа проектировано придать 5-е роты, наименованные автомобильными». Технику для них предполагалось покупать постепенно, «в зависимости от средств, которые будут для этого ассигнованы». Каждая рота должна была комплектоваться 12 автомобилями, а всего при железнодорожных батальонах предполагалось содержать 108 машин, «из коих 54 штабного типа и 54 грузовых». Определяя потребность армии в легковых авто, авторы представления исходили из того, что один «мотор» придется на каждый штаб округа (а их было 13) и один на каждый штаб корпуса, которых было 37. Для удовлетворения потребности в квалифицированном персонале 29 мая 1910 г., в Санкт – Петербурге у Царскосельского вокзала создается первая учебная военная автомобильная рота. Теперь эта дата отмечается как День автомобильных войск. Рота подчинялась начальнику военных сообщений Главного управления Генерального штаба (ВОСО ГУ ГШ). В ее задачи входила подготовка военных шоферов и командного состава автомобильных подразделений, а также освоение новых видов грузовых и легковых автомобилей. Сюда направлялись для обучения прежде всего военнослужащие из личного состава железнодорожных и инженерных войск, а также из других частей. Обучались здесь и офицеры — будущие командиры автомобильных подразделений. Учебный курс был рассчитан на один год и подразделялся на два периода обучения — зимний и летний.

Нагрудный знак был утвержден 11.03.1916 г. Представляет собой серебряный венок, на верхнюю часть которого наложен орел с распущенными крыльями, лежащий на двух скрещенных топорах. Внизу эмблема автомобильных частей, т. е. руль и два колеса, по сторонам которых два крыла. Весь знак серебряный.

http://i90.fastpic.ru/big/2017/0430/84/1418954da6a5df68037c4c37fd1eed84.jpg

На создание Учебной Автомобильной роты военное ведомство не поскупилось, и ее организаторам удалось развернуть ее деятельность достаточно основательно. В Учебной Автомобильной роте оказались энергичные и умелые люди, офицеры-энтузиасты, набранные, в основном, из числа 1-й Железнодорожной бригады, относившиеся к автоделу с редкой любовью.

Автомобильная рота стала первым испытательным, исследовательским и учебным автомобильным центром в России. Возглавил роту незаурядный человек капитан Секретев Петр Иванович, сыгравший впоследствии большую роль в формировании Первой автомобильной пулеметной роты.

В июле 1911 года Учебной автомобильной ротой был успешно проведен Испытательный пробег военных грузовых автомобилей. Испытывалась не только пригодность машин к военной службе, но и выносливость отдельных узлов и агрегатов. По инициативе Секретева осенью 1912 года был проведен второй пробег грузовых автомобилей. Был получен бесценный опыт обращения с техникой производства лучших автомобильных фирм мира. По результатам обоих пробегов было проведена «заготовка» автомобилей для Военного ведомства. Комиссия приобрела 354 грузовых и 42 легковых автомобиля. Эти автомобили были распределены во вновь сформированные автомобильные роты при железнодорожных батальонах.

Николай II обходит моточасти Учебной автомобильной роты
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0430/ea/c9f3ace9a947495c56ce0e92f05f0cea.jpg

Пробеги и маневры 1911-1912 годов дали богатый опыт в деле моторизации армии и позволили военному руководству сформулировать четкие представления об областях использования, номенклатуре, типажах и количествах автомобилей, необходимых Военному ведомству.

Дальнейшее развитие военно-автомобильного дела в России и начавшаяся Первая мировая война заставили пересмотреть как организацию, так и штат этого учебного заведения. В декабре 1914 года военный совет рассмотрел и утвердил временный штат и положение о Военной автомобильной школе, а также штат формируемой при ней запасной автомобильной роты. Теперь Военная автомобильная школа состояла из: управления (офицеров — 7, военных чиновников — 6, священник — 1, нижние чины — 56); офицерского класса (офицеры постоянного состава — 3, обучающиеся офицеры — 120, нижние чины — 8); школы автомобильных мастеров (обучающиеся нижние чины — 200 человек); испытательной станции (офицеров — 1, инженер-механик — 1, нижние чины — 14); электрической станции (офицеры — 1, нижние чины — 15). Строевой состав школы включал в себя строевую роту (офицеры — 9, нижние чины — 160) и техническую роту (офицеры — 9, нижние чины — 253, по вольному найму — 6).

Всего в Военной автомобильной школе по временному штату насчитывалось 870 человек. Кроме того, при школе состояла нестроевая команда, имелись химическая и электротехническая лаборатории, микро-спектро-фотографический кабинет, библиотека, церковь, музей и автомобильный парк запаса военного времени. Начальником школы был назначен генерал-майор П.И. Секретов, ставший первым генералом-автомобилистом в России.

Начальник Военной автомобильной школы генерал-майор П. А. Секретев, 1915 год
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0430/1b/f24eede457fb9291efa3acf6f559fe1b.jpg

В связи с переподчинением железнодорожных войск от Главного управления Генерального штаба Главному военно-техническому управлению школа еще более приблизилась к уровню автомобильного исследовательского центра. Теперь ее руководящий состав должен был иметь высшее техническое образование, курс обучения для офицеров увеличился до двух лет. Прием в школу был очень жестким как по медицинским показаниям, так и по уровню подготовки.

Офицерский курс подготовки включал 12 предметов, разделенных на главные и второстепенные. К главным относились: автомобильное дело, двигатели внутреннего сгорания, теория автомобильного двигателя (динамическая и термическая), учение о прочности частей автомобиля (основы статики и сопротивления материалов), оборудование гаража и мастерских, организация военно-автомобильного дела и отчетность. Второстепенными считались математика, теория и детали машин и механизмов (прикладная механика), технология и обработка металлов, технология жидких топлив и смазочных масел, основы электротехники, тактика и администрация.

Для нижних чинов, обучавшихся в школе, также были предусмотрены теоретические и практические занятия. К теоретическим были отнесены: арифметика, начальная геометрия, физика, электротехника, механика, общие сведения о тепловых двигателях. На практических занятиях будущие военные шоферы познавали устройство автомобиля, учились слесарничать и обращаться с точными измерительными инструментами, а также осваивали ацетилено-кислородную сварку.

Бронированный грузовик «Берлие», изготовленный мастерскими Военной автошколы для учебных целей. Некоторое время эта машина использовалась для подготовки экипажей броневиков, Петроград, 1915 год
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0430/ac/dbdd5208817f79ded4c7f842c33f31ac.jpg

На испытательной станции Военной автомобильной школы проходили соответствующие испытания все «самодвижущиеся повозки», поступавшие на снабжение русской армии. На каждой машине или отдельных ее частях, выдержавших испытание, выставляли особый знак. Одновременно заполнялось свидетельство об испытаниях, подписанное начальником школы, заведующим испытательной станцией и инженером-механиком, и скрепленное печатью школы. Подлинник свидетельства пересылался в ту часть или учреждение, куда направлялась машина или агрегат, а копия хранилась в делах школы. Такое свидетельство должна была иметь каждая военная «самодвижущая повозка».

Таким образом, автомобильная школа фактически стала центром автотехнического обеспечения русской армии. Она осуществляла не только подготовку специалистов по автоделу, но и участвовала в формировании автомобильных рот и санитарных отрядов, осуществляла снабжение материалами, запасными частями и автомобилями подразделения и части, проводила закупку автомобилей за границей, выполняла ремонт. Военная автомобильная школа, став первым военным автомобильным учебно-исследовательским центром России, просуществовала в Петрограде до 1918 года.

Автомастерская на шасси грузовика «Пирс-Арроу» в походном положении. 1916 год
http://i91.fastpic.ru/big/2017/0430/b2/787d174f03fd5770020a73d37bcf2db2.jpg

источник № 1, источник № 2: http://ria1914.info/index.php?title=Учебная_автомобильная_рота; источник № 3

0

43

Офицерская железнодорожная школа (Ковель)

Офицерская железнодорожная школа была создана в 1903 г. при Туркестанской железнодорожной бригаде. Предпосылкой ее возникновения стал острый кадровый вопрос – после передачи Железнодорожных войск в ведение Главного штаба, несмотря на решения Военного Совета, Главное инженерное управление категорически заявило, что выпускников Николаевского инженерного училища не хватает даже для саперных батальонов, не говоря о других частях инженерных, а тем  более - Железнодорожных войск. Поэтому железнодорожные части пришлось пополнять офицерским составом из числа выпускников различных военных, в том числе пехотных, училищ, не обладавших даже минимумом технических знаний и, следовательно, неспособных выполнять должностные обязанности офицера железнодорожного батальона.

Таким образом, предписанием от 2 октября 1903 г. штаб Туркестанского военного округа по предложению начальника Туркестанской железнодорожной бригады генерал-майора А.Н. Ульянина разрешил открыть при управлении бригады Офицерскую железнодорожную школу. Целью открытия школы, как объявлялось в приказе по соединению от 9 декабря 1903 года № 87, было «дать возможность офицерам к несению службы по различным отраслям железнодорожного дела, как в батальонах, так и на дороге». Так возникло первое военно-образовательное учреждение профессионального образования в Железнодорожных войсках. Школа должна была ежегодно готовить 15 офицеров-специалистов. Из них: 6 человек по службе движения, 5 — по ремонту и 4 — по службе тяги. Этой цели соответствовала программа, предусматривавшая изучение шести предметов: устройство железных дорог и искусственных сооружений; правила движения; паровая механика и подвижной состав; механика и водоснабжение; строительное искусство и архитектура; железнодорожная гигиена. Занятия вели наиболее подготовленные офицеры бригады, а также инженеры управления Закаспийской железной дороги.

Первоначально Офицерская железнодорожная школа создавалась лишь для обучения военнослужащих Туркестанской железнодорожной бригады, но впоследствии, учитывая достаточно высокие результаты, которых удалось добиться школе в подготовке офицеров к службе в частях бригады и на Закаспийской железной дороге, а также растущий дефицит квалифицированных офицерских кадров в Железнодорожных войсках, управлением военных сообщений принимается решение о направлении в нее представителей и других соединений.

Начальник Туркестанской железнодорожной бригады генерал-майор A.M. Ульянин
http://i33.fastpic.ru/big/2017/0512/ca/7af15fa2f66473ae8b7aa19f00029bca.png

Помимо организации обучения офицеров, находящихся на действительной службе, Генеральным штабом принимались меры к повышению качества подготовки офицеров запаса, приписанных к Железнодорожным войскам. Для этого приказом по Военному министерству 1905 года предусматривалось проведение «испытания в знании службы» офицерам, призванным на лагерные сборы, перед их окончанием «особыми лицами, по назначению Главного управления Генерального штаба».

В 1909 году принимается решение о переводе Офицерской железнодорожной школы в Ковель. Впоследствии, в 1913 году, был разработан законопроект об Офицерской железнодорожной школе, который вносился на рассмотрение Государственной думы. После утверждения Положение о школе и ее штат были объявлены приказом по Военному министерству 1913 года № 672. В том числе с 1 января 1915 г. был прекращен отпуск Военному министерству ежегодной суммы средств на содержание временной ОЖШ в размере 4 235 рублей. Назначение ОЖШ согласно документу состояло в следующем: а) подготовлять офицеров железнодорожных войск к специальной службе в железнодорожных войсках и к занятию ответственных должностей по всем службам на постройке и эксплуатации военных железных дорог; б)  изучать и испытывать, попутно с военной железной дорогой, могущие иметь применение к военным потребностям открытия и изобретения в области военных сообщений. Параграф 51 этого приказа устанавливал, что офицеры, успешно окончившие курс, награждаются особым нагрудным знаком.

ОЖШ имела два состава: постоянный и переменный. Личный состав школы и суммы на ее содержание определялись штатом. Управление школой осуществлял ее начальник, инспектирование по всем частям проводилось начальником Отдела Военных Сообщений Главного Управления Генерального Штаба. Для обсуждения вопросов по учебной части при школе состоял учебный комитет, а для делопроизводства – канцелярия.

Полный курс обучения составлял два года (с 15 сентября одного года до 15 сентября третьего года). Курс обучения в школе состоял из теоретического преподавания, практических классных и полевых занятий и практики на военных железных дорогах. Предметы преподавания и практические занятия делились на главные и вспомогательные. К главным предметам преподавания относились: механика, строительное искусство, железные дороги широкой и узкой колеи, организация военно-железнодорожных сообщений, подрывное дело и разрушение железных дорог. Ко второстепенным предметам преподавания относились: математика, водоснабжение (основы гидравлики), гражданские сооружения (полевые постройки), основы коммерческой эксплуатации, автомобили (тепловые двигатели), черчение. К главным предметам практических занятий относились: изыскание железнодорожных линий разной колеи, проектирование железнодорожных линий, проекты временных мостов, ремонт пути и постройка железнодорожных сооружений, задачи по технической эксплуатации, практические занятия по телеграфу, дежурство на станции и работа в конторе, работа в мастерских и езда на паровозе, подрывные работы. Ко второстепенным предметам практических занятий относились: проекты полевых построек, работы в гараже и езда на автомобиле. В продолжении учебного курса по теоретическим предметам проводились репетиции, по практическим занятиям – проверки. Репетиции и проверки производились преподавателями в присутствии офицеров, заведующих обучающимися офицерами. В конце учебного года из баллов, выставленных на репетициях и проверках практических занятий по каждому из предметов, выводятся для каждого офицера средние за весь год баллы, которые принимаются в расчет при выводе среднего балла на экзамене. В школе для оценки знаний применяется 12-балльная система. Для перевода из младшего класса в старший экзаменующийся должен получить в среднем по всем предметам не менее 9 баллов; по каждому из главных предметов – не менее 7 баллов.

Приказом по Военному министерству № 666 1913 г. Офицерская железнодорожная школа и Ковель-Владимир-Волынская железная дорога подчинялись начальнику Главного военно-технического управления.

Обучающиеся офицеры жили на вольнонаемных квартирах

источник № 1,  источник № 2: http://www.runivers.ru/bookreader/book10040/#page/1305/mode/1up

0

44

Офицерские курсы восточных языков при штабе Туркестанского военного округа

Как указывается в первом выпуске «Вестника Ташкентской офицерской школы восточных языков при штабе Туркестанского военного округа»: «Мысль о необходимости изучения у нас языка индустани (урду) офицерами армии принадлежит Государю Императору. Так как ни в России, ни за границей, не нашлось лица, которое могло бы взяться за организацию этого дела в стране, в 1895 году было решено командировать двух офицеров за границу для изучения означенного языка. Выбор военного министра пал на штабс-капитана Ягелло и поручика Выгорницкого. Первый был с означенной целью командирован на два года в Париж в Специальную школу живых восточных языков, а второй - на год в Бухару и на год в Индию.

По возвращении этих офицеров из командировок были учреждены два курса обучения офицеров языку индустани (урду): один - в Ташкенте 1 октября 1897 года и другой – в Асхабаде 16 декабря того же года. Преподавателем Ташкентского курса был назначен поручик Выгорницкий, преподавателем Асхабадского - штабс-капитан, ныне полковник, Ягелло».

Просуществовав самостоятельно три года, курсы эти были 11 сентября 1900 года объединены в Ташкенте, причем преподавателем и заведующим объединенного курса был назначен штабс-капитан Иван Дионисьевич Ягелло, остававшийся на этом посту вплоть до лета 1914 года, когда он, в звании подполковника, принял командование Хорогским пограничным отрядом на Памире.

http://i96.fastpic.ru/big/2017/0524/15/3406c37fd8e3a5cc3910af5ded554615.jpg

Однако уже в первые годы существования курсов стало ясно, что одного урду для нужд русских «туркестанцев» явно недостаточно - существовала острая необходимость в знании местных языков среднеазиатских народов. Однако попытки изменить профиль уже действующих курсов, предпринятые в декабре 1898 года генерал-губернатором Туркестанского края генералом Духовским к успеху не привели: только в 1902 году Главный Штаб русской армии запросил из округа проект преобразования курсов. Он без промедления был разработан и в середине того же года представлен на рассмотрение петербургского начальства.

Среди прочего в проекте намечалось:
«а) принимать ежегодно на курсы по 10-15 офицеров;
б) требовать от поступающих на курс офицеров сдать предварительный экзамен по географии Азии, законоведению, топографии, русскому языку, политической истории и французскому языку;
в) проходить на курсе, как главные предметы: языки арабский, сартовский (киргизкий, туркменский, азербайджанский), индустанский (урду), мусульманское право, и, как второстепенные предметы - историю Востока, законоведение и французский язык;
г) удерживать на летние месяцы офицеров - слушателей младшего курса - для практических работ по языковедению, мусульманскому праву и археологии Востока, а офицеров среднего курса прикомандировывать по предварительному соглашению с областными начальствами к областным и уездным управлениям для службы;
д) установить офицерам, окончившим курс, ношение нагрудного знака, предоставить преимущественное право по занятию должностей по военному и военно-народному управлению, выдавать не в зачет годовой оклад жалования, производить добавочное к жалованию содержание по 15 рублей в месяц и представить к производству из капитанов в подполковники через три года;
е) обязать офицеров, окончивших курс, прослужить на окраине не менее 4 лет».

Однако, специальная комиссия, занятая рассмотрением данного проекта, не успела завершить свою работу из-за начавшейся русско-японской войны, и, «проект этот осуществления не получил и все было оставлено в прежнем, официально признанном неудовлетворительном положении».

http://i95.fastpic.ru/big/2017/0524/b4/4daf56e99cfd2c45e883f180bdbf51b4.jpg

Летом 1906 года в Ташкент для изучения вопроса о преобразовании курсов был командирован полковник Генерального штаба Л.Г.Корнилов.  Этот человек был связан с Туркестаном уже своим происхождением из семьи семиреченского казака и киргизки. В 1899-1901гг. он, будучи командирован Генеральным Штабом русской армии в Кашгарию (нынешний китайский Синцзян), требовал присоединения к Туркестанскому краю Сарыкола - части Восточного Памира, принадлежавшего некогда Кокандскому ханству, но по «недоразумению разграничения» 1895 года вошедшему в состав Китая.

Благодаря усилим полковника Л.Г.Корнилова изучение восточных языков русскими офицерами в Туркестане было поднято на новый уровень. Было введено преподавание ряда новых предметов, в частности военной топографии, мусульманского права и курса разведки. Об образовательном и интеллектуальном уровне отбираемых на курсы офицеров может дать представление «тематика для сочинений, предлагавшаяся офицерам при вступительном экзамене в 1909г.:
1.Значение железнодорожного пути от Туркестана через Афганистан в Индию в военно-политическом отношении;
2. Значение Среднеазиатской и Ташкентской железных дорог в военном и экономическом отношениях;
3. Возможно ли политическое объединение мусульман Турции, Египта, Афганистана, Персии и Индии?
4. Татары, как просветители русских мусульман в Средней Азии;
5. Степень защищенности границ Персии (или Афганистана);
6. Очерк границ Туркестана с сопредельными странами;
7. Современное значение Афганистана для России и Англии;
8. Пути сообщения Афганистана с Индией».

В итоге к 1911 году, программа курсов восточных языков приобрела завершенный характер, не менявшийся вплоть до 1917 года.

Ввиду большого количества преподаваемых в на курсах языков, в зависимости от обязательности изучения того или другого из них для каждого из слушателей, были созданы группы: а) персидско-индустанская (урду), б) персидско-сартовская; в) персидско-афганская (пушту); г) китайская.

Из-за огромного объема и разнообразия предметов, преподававшихся в Ташкентской офицерской школе восточных языков, к работе здесь привлекались не только офицеры, но и гражданские специалисты. Прежде всего, это были известные ученые-востоковеды, работавшие в администрации Туркестанского генерал-губернаторства, а также в немногочисленных тогда здесь учебных заведениях. Так, мусульманское право в школе преподавал выпускник Казанской духовной Академии Николай Петрович Остроумов, уже в то время заслуживший от своих коллег- востоковедов лестное прозвище «патриарха туркестановедения». Предмет «истории Средней Азии и сопредельных стран» с 1910г. вел известный историк и языковед, в будущем создатель и первый директор Института истории, археологии и этнографии им. А.Дониша АН Республики Таджикистан Александр Александрович Семенов.

Преподавателем сартовского языка был Таирбек Киязбеков, служащий администрации генерал-губернатора. Преподаватели школы в погонах были представлены целым созвездием языковедов, среди которых особое место занимает начальник школы Иван Дионисьевич  Ягелло. Сейчас его имя знакомо любому российскому дипломированному переводчику-«персу» и «пакистанцу», а для непосвященных можно назвать лишь несколько работ этого человека: «Краткий индустани-русский словарь» (8000 слов); «Практическая грамматика языка индустани (урду)»; «Пособие для военного перевода с персидского языка» «Полный персидско-русский словарь» (10000 слов). Все эти книги были изданы И.Д. Ягелло еще до 1917 года, в то время, как он продолжал заниматься восточным языкознанием и преподаванием и в советское время. Однако учебники и монографии по восточным языкам издавали не только преподаватели школы, но и ее питомцы, такие как выпускник еще не объединенных Асхабадских курсов, Закаспийского саперного батальона поручик Ефимов. Почти сразу после окончания обучения он издает «Краткий «переводчик» персидского языка» и «Краткий «переводчик» пушту». Следующей его изданной работой стал «Спутник русского врача по средней Азии на персидском, сартовском и текинском языках». В 1907 году, будучи уже капитаном, он издает «Практическую грамматику языка фарси (персидского)» в двух частях.

В предисловии к первому (и единственному) выпуску «Вестника Ташкентской офицерской школы восточных языков при штабе Туркестанского военного округа», редакция вкратце так оценила недолгую его историю: «За эти 13 лет кончили курсы 66 офицеров; постепенно совершенствовалась и развивалась система преподавания; увеличились достигаемые результаты; издавались преподавателями и питомцами курсов различные специальные руководства; составлялись отчеты по командировкам; открывались офицерами, окончившими курсы, гарнизонные курсы местного языка; исполнялись специальные поручения по устному и письменному переводу; привлекались офицеры в качестве переводчиков и пр. Говоря короче, жизнь школы развивалась, и прикосновенные к ней лица переживали всевозможные волнения, надежды и подчас разочарования в связи с организацией и узакониванием положения дела. К сожалению, жизнь школы прошла незамеченной не только для большой публики, но также и для лиц, интересующихся школой и изучением восточных языков».

источник

0

45

Пажеский Его Величества корпус (Петроград)

Расположение: с 1810 г. по 1917 г. - ул. Садовая, дом № 26 (Воронцовский дворец).

Организация: с 10.10.1802 г. корпус приобретает вид военно-учебного заведения по типу кадетских корпусов, а в 1819 году становится в подчинение главному директору кадетских корпусов. В 1865 г. было введено разделение корпуса на специальные классы: 2 класса, которые соответствовали курсам военных училищ, и 5 общих классов - соответствовали курсу военных гимназий. 10.03.1886 г. приказом военного министра №85 было объявлено о зачете в действительную военную службу времени, проведенного в специальных классах. С 1889 года в корпусе обучались 170 интернов, содержавшихся на полном казенном обеспечении, и 160 экстернов, за которых выплачивалось по 200 рублей в год. К 1914 г. в корпусе наличествовало 3 роты, 9 офицеров-воспитателей, 195 пажей-интернов и 135 экстернов.

Поступление: в соответствии с правилами, введенными при Императоре Николае I в пажи зачислялись только дети лиц первых трех классов служилых людей России (не ниже генерал-лейтенанта или тайного советника). Зачисление в Пажеский корпус производилось только по высочайшему повелению. Пажи, не удовлетворявшие требованиям перевода в специальные классы, увольнялись с правами окончивших военные гимназии. Прием в корпус осуществлялся на основании конкурсных вступительных экзаменов. В пажи принимались мальчики 8-14 лет, в камер-пажи - юноши 15-18 лет.

Здание Пажеского корпуса

http://i93.fastpic.ru/big/2017/0724/7c/6a81fa2299b393a761b1bf55664d157c.jpg

Обучение: служба пажей заключалась в участии их во всевозможных праздниках, торжественных выходах высочайших особ, в царских охотах и выездах. В программу обучения изначально входило изучение немецкого, латинского и французского языков, физики, географии, геометрии, алгебры, фортификации, истории, геральдики. В 1765 году академиком Г.Ф. Миллером, была составлена новая программа обучения пажей. В корпусе стали изучать математические и военные науки, философию, мораль, право, историю, географию, генеалогию, геральдику, юриспруденцию, государственный церемониал, русский и иностранный языки, каллиграфию, а также верховую езду, танцы и фехтование. Учащиеся корпуса именовались пажами, а звание камер-пажей имели обучавшиеся в старших классах, удовлетворявшие требованиям по успехам в науках и поведении. Камер-пажи помимо учебы несли придворную службу при особах императорской фамилии. Преподавание в корпуса велось на высоком уровне. Там читали курс не только корпусные преподаватели, но приглашались профессора университета и высших военно-учебных заведений Петербурга. Так, артиллерию и фортификацию преподавал профессор трех военных академий, композитор Цезарь Антонович Кюи. Ряд преподавателей корпуса являлись учителями особ царской фамилии.

Выпуск: по достижении определенного возраста камер-пажи выпускались офицерами в Гвардию, реже - в камер-юнкеры, а пажи — офицерами в армейские части. Впоследствии количество пажей и камер-пажей при дворе увеличилось. По правилам, введенным при императоре Николае I, окончившие специальные классы разделялись на четыре разряда по итогам обучения и выпускались в офицеры:
1-й разряд — подпоручиками и корнетами в гвардию с получением на обмундирование 500 рублей;
2-й разряд — подпоручиками или корнетами в армейские части с одним годом старшинства и получением на обмундирование 225 рублей;
3-й разряд — теми же чинами в армию без старшинства с получением на обмундирование 225 рублей;
4-й разряд — унтер-офицерами в армию на шесть месяцев с дальнейшим производством в офицеры при наличии в части вакансии.

Директор Пажеского корпуса на 1916 г. (с 14.09.1910 г.) - генерал-майор Усов Николай Николаевич. Инспектор классов на 1916 г. (с 17.06.1906 г.) – генерал-майор (с 6.12.1911 г.) Риттих Федор Александрович.

Воспитанники с преподавателями на уроке фехтования.

http://i96.fastpic.ru/big/2017/0724/7e/cbbb49ba602c17789832ec03a8f55c7e.jpg

Выпускники Пажеского корпуса по годам: здесь.

Форма: в конце XIX - начале XX веков она имела следующий вид: однобортный черный мундир с высоким красивым суконным воротником, красными погонами и золочеными пуговицами с орлом, брюки навыпуск с красным кантом, черное драповое двубортное пальто офицерского покроя, гвардейский тесак на лакированном белом кожаном поясе с золоченой бляхой, украшенной орлом на передней части. Для лагерных сборов, которые проводились в Петергофе и Красном Селе, пажи имели полевую форму общеармейского образца.

Знамя: 14.09.1902 г. пожаловано юбилейное знамя образца 1900 г. Полотнище и кайма малиновые, шитье золотое. На лицевой стороне, в квадратах, белые Мальтийские кресты. Навершие образца 1857 г. (гвардейское). Древко черное. Надпись "1802-1902". Изображен Спас Нерукотворный. Андреевская юбилейная лента с надписью "1902 ГОДА" "1802 г. ПАЖЕСКIЙ КОРПУСЪ".

Пажи на прогулке в саду корпуса

http://i95.fastpic.ru/big/2017/0724/20/a95d86bb0b0641c43e0cc3d86329c520.jpg

Нагрудные знаки.

«Пажеский знак» — для воспитанников, окончивших корпус.

Утвержден - 18.03.1902 г. Белой эмали Мальтийский крест, положенный на круглую черную розетку, в верху которой наложены золотые вензеля Императоров Александра I и Николая II, а внизу даты: «1802-1902».

http://i95.fastpic.ru/big/2017/0724/8b/1dc7c3d1820b3a59117be70094ae898b.jpg

«Знак для воспитательского и учебного персонала».

Утвержден - 18.03.1902 г. Золотой лавровый венок, увенчанный Императорской короной. На венок наложен белый эмалевый Мальтийский крест с золотым ободком. На вертикальных концах креста золотые вензеля Императоров Александра I и Николая II, а на горизонтальных — даты: «1802-1902».

http://i95.fastpic.ru/big/2017/0724/e8/4a6dfd7d1994586aae5a12294bb33de8.jpg

«Знак ускоренных курсов».

Утвержден - 24.02.1915 г. Установлен во время войны 1914-1918 гг. для окончивших ускоренные курсы специальных классов молодых людей, не воспитывавшихся в общих классах корпуса. Знак наподобие Пажеского, но черная розетка обрамлена золотым ободком, на котором (наверху) выпуклая надпись «Ускорен. курсы», а внизу даты, например: «1915-1916».

http://i95.fastpic.ru/big/2017/0724/80/dc372ae0849bb53a1607f8bb4617de80.jpg

Неофициально выпускники носили особые перстни из стали и золота, на которых была надпись «№ из 30» (порядковый номер выпускника в соответствии с успехами в учебе) и год выпуска. Сочетание металлов перстня было не случайным, ибо пажи выбрали своим девизом девиз рыцарского Ордена тамплиеров: «Чист, как золото, тверд, как сталь».

источник

0

46

Алексеевское военное училище (Москва)

Училищный праздник - 22 октября.
Расположение - Красные Казармы, Москва.
Лагерь училища - в Серебряном Бору на Ходынке.
Девиз училища - "Дисциплина - прежде всего!"
Наименования: 1864 - 9.07.1897 г. - Московское пехотное юнкерское училище, 9.07.1897 - 9.02.1906 г. - Московское военное училище, 9.02.1906 - 1917 г.г. - Алексеевское военное училище.

Организация: Московское пехотное юнкерское училище было основано в 1864 г. и стало первым из новоучрежденных юнкерских училищ, имевших целью доставить возможность получения нужного для офицера образования войсковым юнкерам и вольноопределяющимся, не окончившим средней школы. В 1886 г. при нем были впервые открыты отделения с военно-училищным курсом, одногодичным — для молодых людей высшего образования и двухгодичным — для лиц основательного среднего образования, с целью дать им возможность попутно с исполнением воинской повинности получить военное образование и достичь офицерского звания (приказ по военному ведомству № 224). Сначала это заведение, как и все юнкерские училища, находилось в ведении Главного штаба. Ввиду переполнения училища образованными молодыми людьми оно было переведено в 9.07.1897 г. полностью на военно-училищный курс, с упразднением одногодичного курса, причем было названо Московским военным училищем и сравнено в правах с остальными заведениями того же наименования. В том же 1897 г. Московское военное училище было подчинено главному начальнику военно-учебных заведений. Высочайшим приказом по военному ведомству от 19.02.1906 г. шефом училища назначен наследник цесаревич Алексей Николаевич, и училищу присвоено наименование Алексеевского военного училища. Штат училища на 1914 г. - 400 юнкеров, 4 роты, 4 ротных командира, адъютант училища и 9 младших офицеров.

Поступление: в 1864-97 г.г. училище пополнялось исключительно состоявшими на действительной службе вольноопределяющимися и всеми желающими, причем за обучение в отделениях с военно-училищным курсом не установлено было особой обязательной службы в войсках. С 1897 можно было поступать в юнкера без предварительного зачисления в вольноопределяющиеся войсковых частей, и по окончании курса его воспитанники стали производиться прямо в офицеры, a не были возвращаемы в свои полки только подпрапорщиками. Для поступления в училище требовался аттестат зрелости или свидетельство об окончании семи классов реального училища. Это неукоснительно соблюдалось до 1.05.1915 г., когда впервые в училище приняли 6-7 человек, окончивших только шесть классов. Кроме того, требовалась подписка о непринадлежности ни к какой политической партии с обязательством и впредь ни в одну из них не вступать.

http://s019.radikal.ru/i636/1708/88/4a3bec0d28e4.jpg

Ввиду громадного наплыва молодежи в училище, когда на 200 вакансий являлось 700-800 человек, прием производился по конкурсу аттестатов. Юнкер выпуска 15.06.1908 года пишет: «В 1906 году на 200 свободных вакансий явилось 800 желающих, гимназистов, студентов, реалистов, семинаристов и др. Выбор был хороший. В день приема я с моими приятелями, девятью кавказцами, вошли в манеж училища и обалдели. Почти половина манежа была заполнена студентами, лишь изредка можно было видеть фуражку гимназиста или реалиста. В первый момент у нас было впечатление, что мы попали на сходку или на митинг. Мы собрались было уже уходить, но кто-то из знающих нас успокоил». «Принимали нас по конкурсу аттестатов и конкурсная отметка была 4 по пятибалльной системе», - пишет юнкер выпуска 12.07.1914 г. - «Со мной поступило 5 с высшим образованием, 42 с золотыми и серебряными медалями, много студентов, а мы, все остальные, с аттестатами зрелости».

В старые времена на одногодичный курс принимали только окончивших высшее учебное заведение. Юнкер выпуска 1895 г. пишет: «Нас поступило в 1895 г. 29 человек с высшим образованием, все в следующем году были произведены в подпоручики, с годичным старшинством».

Медицинский осмотр: из массы явившихся нужно было отобрать действительно почти «геркулесов». Браковали за малейший дефект в состоянии здоровья. Особенное внимание обращалось на зрение. В мирное время никакие очки в училище не допускались. Не принимали моложе 17 лет, как не принимали и женатых. В военное время условия приема, конечно, изменились, и стали принимать с шестиклассным и даже четырехклассным свидетельством. Училище развернулось в пять, а затем и в 8 рот по 150 юнкеров в каждой. Нужно отметить, что очень малый процент не выдерживал режима училища и уходил до принесения присяги.

http://s019.radikal.ru/i610/1708/22/25e9753be537.jpg

Выпуск: при выпуске из училища в офицеры для достойнейших юнкеров имелась премия полковника Пружикова. За свое существование с 1864 по 1913 гг. училище дало армии около 8150 офицеров, к этой цифре еще надо прибавить выпущенных, начиная с 12.07.1914 г. - 200 человек, 1.10.1914 г. (тринадцатимесячный курс) - 200 человек, 1.12.1914 г. (4 мес.) - 200 чел., 1.02.1915 г. - 300 чел.; 4 выпуска 1915 г.: май, июль, сентябрь и октябрь - всего 1200 человек; 6 выпусков 1916 г. - всего 3600 человек. Всего за 52 года своего существования в училище было подготовлено около 13 850 офицеров.

Начальник училища на 1916 год – генерал-майор Николай Александрович Хамин. Помощник инспектора классов на 1916 год – подполковник Александр Григорьевич Авсюк.

Списки выпускников по годам: здесь

Церковь Казанской иконы Божией Матери при Алексеевском Военном училище
http://s009.radikal.ru/i307/1708/3c/52155b13599a.jpg

Знак отличия: 6.05.1897 г. училищу пожаловано простое знамя образца 1883 г., вручено 10.08.1898 г., перед торжественным открытием в Москве памятника императору Александру II. Освящено знамя - 14.08.1898 г. Кайма красная, шитье золотое. Навершие образца 1857 г. (гвардейское). Древко желтое. Изображена Казанская Божия Матерь.

Нагрудный знак: утвержден - 8.10.1913 г. Крест красной эмали, с золотым и черным ободком по краям. Под крестом скрещенные тесаки. Крест увенчан золотой Императорской короной. В центре накладной серебряный оксидированный двуглавый орел, а на нем золотой вензель «А» Наследника Цесаревича Алексея Николаевича, Шефа училища. На нижнем конце креста год основания: «1864». Знак золотой.

http://s013.radikal.ru/i323/1708/a7/b83d8e98a4dc.gif

Юбилейный знак: утвержден - 1.05.1908 г. В память назначения шефом училища наследника цесаревича, право ношения предоставлено служившим в училище в день назначения августейшего шефа генералам, офицерам и классным чинам, a также и юнкерам, состоявшим в тот же день в училище. (Приказ по военному ведомству 1908 г., № 315). Серебряный венок, перевязанный внизу лентой с надписью: «19 февраля 1906 г.». Внутри венка на красном эмалевом выпуклом щите серебряный вензель Наследника Цесаревича под Императорской короной.

http://s019.radikal.ru/i612/1708/c5/00bbb7ab48f3.jpg

Прозвища рот: 1-я рота - "крокодилы", 2-я рота - "извозчики", 3-я рота - "девочки", 4-я рота - "шкалики", 5-я рота - "барабанщики".

Архивное фото и современный вид корпуса в Лефортово
http://s019.radikal.ru/i638/1708/91/a83f4baa021a.jpg

источник

0


Вы здесь » Российская империя: новая история » Читальня » Кратко об образовании